Забугорье

СИСТЕМА ПЕРЕХВАТА УСТАНОВЛЕНА, НО СОМНЕНИЯ ОСТАЮТСЯ

На недавно построенной в центральной Аляске пусковой площадке огромный кран медленно передвигается от шахты к шахте, аккуратно опуская ракеты в предназначенные для них отверстия. Белые ракеты высотой примерно с пятиэтажный дом должны уходить в космос и перехватывать боеголовки, летящие в направлении США.
Пока их установлено пять, установка шестой запланирована на середину октября, и министр обороны Дональд Рамсфельд готовится ввести объект в эксплуатацию нынешней осенью. Президент Буш уже заговорил о выполнении обещания, данного в ходе предвыборной кампании 2000 года и давней задачи республиканцев, – строительстве национальной системы противоракетной обороны.

Но будет ли эффективной система стоимостью более 100 млрд долларов, которая, как надеялась администрация, должна стать триумфальным достижением? Создание нескольких важных компонентов отстает от графика на годы, и они будут доступны позже. Полетные испытания идут с задержками, и еще предстоит испытать систему в достаточно сложных условиях.

Недостаточность реалистичной информации об испытаниях заставила главного аналитика Пентагона по вооружениям заявить о том, что он не может с уверенностью оценить жизнеспособность системы. По его оценке, ее эффективность достигает всего 20%.

"Идет развертывание системы, в надежности которой мы не уверены, – заявил отставной генерал Юджин Хейбиджер, возглавлявший стратегическую службу США в середине 1990-х годов. – Я не могу припомнить случая, когда военную систему развертывали таким образом".

Высокопоставленные чиновники в Пентагоне и Белом доме утверждают, что система обеспечит защиту, хотя, описывая ее возможности, они употребляют такие слова, как "зачаточные" и "ограниченные". Какая-то противоракетная оборона, говорят они, лучше, чем никакой, а то, что развертывают в нынешнем году, со временем усовершенствуют.

"Были ли совершенством наш первый самолет, первая винтовка, первый корабль? – задает вопрос Рамсфельд в одном из августовских интервью. – Если мы говорим об идеале, то испытания продолжаются".

Идея сначала строить, а потом совершенствовать лежит в основе подхода нынешней администрации, названного военными чиновниками "развитием по спирали". Буш упростил концепцию президента Рейгана о противоракетной сети и осуществляет менее амбициозный проект. В результате сможет отразить лишь небольшое количество ракет, запущенных Северной Кореей, которая находится в 6 тыс. миль от западного побережья США.

Но Буш профинансировал и расширил множество проектов в рамках ПРО, включая перехватчики наземного и морского базирования, лазеры, развернутые на борту самолетов, и вооружения космического базирования. Пока он потратил на опытно-конструкторские работы по ПРО 31 млрд долларов и планирует выделять дополнительно 9-10 млрд долларов в год на протяжении ближайших пяти лет. Администрация не говорит об окончательной цене проекта. В 2005 году расходы на ПРО съедят почти 14% бюджета Пентагона, выделяемого на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

Хотя при Буше на ПРО уходит больше денег, чем на любой другой новый военный проект, Пентагон исключил ПРО из инструкций по контролю, которые гарантируют, что новое оружие будет служить целям военного командования.

Представители администрации утверждают, что облегчение процедуры и увеличение расходов дали возможность добиться рекордно высоких достижений в рекордно короткие сроки. Эти меры, по их словам, оправдывает уязвимость США перед терактами со стороны государств, строящих ракеты дальнего радиуса действия, прежде всего – Северной Кореи и Ирана.

По мнению критиков, спешка приводит к ненужным расходам. Срочность, полагают они, является отражением политики, а не опасений по поводу ракетных программ Северной Кореи и Ирана, которые сталкиваются с серьезными техническими проблемами. Развертывание ПРО, по их словам, должно помочь Бушу в избирательной кампании.

Они скептически относятся к развертыванию ПРО до реальных испытаний.

Покончив с прошлым

Обычно, когда создается новая оружейная система, Пентагон выдвигает ряд требований, которые должен одобрить комитет, состоящий из офицеров высокого ранга. Оценку проекта периодически проводит Управление военных закупок, группа высокопоставленных военных чиновников из разных ведомств.

В случае с ПРО от этого механизма отказались. Никакие требования не предлагались, все делалось в обход традиционных методов рассмотрения и оценки. Управление противоракетной обороны, отвечающее за разработку системы, получило разрешение формулировать задачи, формировать графики испытаний и критерии оценки программы.

Когда в январе 2002 года Рамсфельд предоставил такую автономию, он говорил, что ее оправдывают технологическая сложность и насущные нужды национальной безопасности. Бывший руководитель фармацевтической фирмы, Рамсфельд, по его собственному признанию, руководствовался методом проб и ошибок, который часто предшествует созданию нового препарата.

Руководство Пентагона вдохновляли и другие исторические модели. Одним из примеров было Национальное разведывательное управление, созданное в обстановке строгой секретности в 1960-е годы для разработки и эксплуатации спутников-шпионов. Вторым примером было принятое в 2000 году решение Израиля объявить о вводе в эксплуатацию противоракетной системы Arrow после единственного успешного испытания.

Противники такого подхода в конгрессе и других структурах говорят, что в случае с американской системой ПРО можно зайти слишком далеко. Они предупреждают, что отсутствие четких критериев не позволяет заставить Пентагон отчитываться о работе системы и расходах на нее.

В докладе Счетной палаты, опубликованном в апреле, говорилось, что отсутствие четких критериев не позволяет оценить эффективность системы и затраты на нее.

Группа поддержки

Представители Пентагона утверждают, что программа находится под постоянным внутренним контролем, даже в отсутствие традиционных процедур. Исполняющий обязанности главы Пентагона по закупкам Майкл Уинн в марте заявил сенатскому комитету, что еженедельно встречается с директором Управления. В отличие от других программ, которые Уинн курирует на расстоянии, он назвал свои контакты с руководством, вплоть до Рамсфельда, "более прямыми и нередко проходящими в форме дискуссии".

По словам Уинна, у других высокопоставленных чиновников Пентагона есть право голоса при формировании структуры программы. Он упомянул Группу содействия противоракетной обороне, состоящую из чиновников среднего звена администрации Рамсфельда, генерального штаба и всех родов войск. С момента ее создания в марте 2002 года группа собиралась 47 раз.

Но из интервью с членами группы поддержки явствует, что им отводится только консультативная роль. Некоторые говорили о том, что узнавали о важных решениях после их принятия.

"Мы не принимаем решений, – заявил председатель группы, высокопоставленный чиновник Пентагона Гленн Ламартин. – Мы – группа поддержки. Мы даем советы. Мы не осуществляем надзор".

В последнее время некоторые офицеры высокого ранга дали понять, что заинтересованы в возвращении к процедуре официального формулирования требований. Стратегическое командование, которое будет курировать эксплуатацию ПРО, предложило отвести военным более важную роль в разработке системы.

Предположительно, внутренний контроль должен осуществлять и Томас Кристи, отвечающий в Пентагоне за оценку вооружений. Но он находится в странном положении.

По закону, его ведомство уполномочено конгрессом оценивать готовность оружейных систем до их развертывания, и оно делает это, сравнивая результаты испытаний с требованиями к системе. Но в случае ПРО требований не существует, а данные об испытаниях пока касаются только "тренировочных", а не "эксплуатационных" запусков.

По оценке Кристи, эффективность системы не превышает 20%, Управление ПРО считает, что она эффективна на 80%. В этом проявляется различие подходов к данным об испытаниях и их оценке.

Кристи хочет учитывать все испытания, включая неудачные. Управление считает, что причины неудач уже устранены, и эти данные можно не учитывать. Его оценки основываются в основном на компьютерных симуляциях и испытаниях отдельных компонентов системы.

Задержки продолжаются

После прихода Буша к власти Пентагон разработал план наращивания испытаний по перехватам. План более или менее соблюдался до конца 2002 года, было выполнено несколько успешных перехватов. Но с декабря 2002 года неожиданные проблемы с производством новой ракеты-носителя тормозят испытания.

Задача носителя поднять с Земли "орудие убийства", 120 фунтов датчиков, компьютеров и пусковых устройств. Оказавшись в космосе, орудие убийства отделяется от носителя, приближается к вражеской боеголовке и уничтожает ее, сталкиваясь с ней на большой скорости.

В ходе первых испытаний использовался суррогатный носитель, скорость которого вдвое меньше, чем у носителя, производящегося для ПРО. По словам представителей Управления по ПРО, они не хотят производить дальнейшие перехваты до того, как в испытания вступит новый носитель.


К весне нынешнего года новый носитель был готов, но обнаружение дефектного контура в орудии убийства заставило Пентагон проинспектировать все компоненты. К середине августа оно было готово к испытаниям, но к этому моменту техники обнаружили сбои компьютерной системы носителя. Замена компьютера привела к новой задержке.

В сентябре Управление объявило о новых задержках, поскольку перехватчик модифицировали и необходимо провести полный цикл наземных испытаний.

В результате администрация развертывает систему после всего восьми перехватов, последний из которых был проведен 21 месяц назад. Пять испытаний были успешными, но они проводились на одном и том же небольшом полигоне в Тихом океане с использованием суррогатного носителя и радаров.

Главный радар, похожее на башню сооружение, которое будет плавать в море на двух моторизованных понтонах размером с подлодку Trident, еще строится и будет готов не раньше будущего года. В стадии разработки находится спутниковая система, которой предполагается заменить существующую уже три десятилетия сеть спутников раннего предупреждения. И радар, и спутники необходимы, так как помогают орудию убийства отличить боеголовку от фальшивок и обломков.

Физики и военные эксперты, включая тех, кто сотрудничает с Союзом озабоченных ученых, оспаривают утверждения Управления по ПРО о том, что система сумеет отличать боеголовки от обломков. Пока в ходе испытаний использовались сравнительно простые мишени.

Представители Пентагона говорят, что система пройдет целый ряд наземных и компьютерных испытаний. Неудачи, считают они, были связаны с проблемами качества отдельных компонентов, а не с ошибками проекта.

"Нам были нужны данные"

Пентагон ставит задачу подготовить объект на Аляске к 30 сентября. Бывший директор Управления по ПРО, генерал-лейтенант Рональд Кадиш говорит, что Управление назначило эту дату в начале 2002 года, "руководствуясь внутренними соображениями" и не имея в виду президентские выборы 2 ноября.

"Нам были нужны данные для работы", – заявил он в марте подкомитету Палаты представителей по стратегическим войскам.

С момента, когда была назначена дата, Аляску стали называть "полигоном", который позволит провести более реалистичные полетные испытания и наземные испытания в холодном климате. Его можно использовать и для отражения реальных атак, но это не главное его назначение.

Летом 2002 года план начал меняться. Пентагон предложил сделать площадку полноценным объектом ПРО и развернуть на ней больше перехватчиков, пока используя ее как полигон. Спустя несколько месяцев Буш одобрил план, приказав начать развертывание в 2004 году.

Несмотря на проблемы с испытаниями, администрация стремится успеть к этому сроку. В последние недели Буш и Рамсфельд неоднократно говорили о намерении активировать систему к концу года.


Пентагон не впервые ставит новую оружейную систему на боевое дежурство на стадии эксперимента. Разведывательная радарная система JSTARS, самолет наземной разведки, была введена в действие во время войны в Персидском заливе в 1991 году, а беспилотный разведывательный летательный аппарат Predator в срочном порядке развернули на Балканах и в Афганистане.

Но JSTARS и беспилотный летательный аппарат были намного проще в разработке, чем ПРО.

Рамсфельд ясно дал понять, что в отсутствие международных кризисов, связанных с повышением угрозы ракетной атаки, он предпочтет отдать приоритет дальнейшим испытаниям. Тем не менее администрация не намерена ждать доказательств эффективности системы для ее расширения.

Помимо 16 перехватчиков, уже заказанных для Аляски, и еще четырех – для альтернативной площадки в Калифорнии, в бюджете 2005 года выделены средства на приобретение еще 10 перехватчиков для Аляски. Идут также переговоры с несколькими странами о создании площадки для перехватчиков в Европе.

На недавно построенной в центральной Аляске пусковой площадке огромный кран медленно передвигается от шахты к шахте, аккуратно опуская ракеты в предназначенные для них отверстия. Белые ракеты высотой примерно с пятиэтажный дом должны уходить в космос и перехватывать боеголовки, летящие в направлении США.
Пока их установлено пять, установка шестой запланирована на середину октября, и министр обороны Дональд Рамсфельд готовится ввести объект в эксплуатацию нынешней осенью. Президент Буш уже заговорил о выполнении обещания, данного в ходе предвыборной кампании 2000 года и давней задачи республиканцев, – строительстве национальной системы противоракетной обороны.

Но будет ли эффективной система стоимостью более 100 млрд долларов, которая, как надеялась администрация, должна стать триумфальным достижением? Создание нескольких важных компонентов отстает от графика на годы, и они будут доступны позже. Полетные испытания идут с задержками, и еще предстоит испытать систему в достаточно сложных условиях.

Недостаточность реалистичной информации об испытаниях заставила главного аналитика Пентагона по вооружениям заявить о том, что он не может с уверенностью оценить жизнеспособность системы. По его оценке, ее эффективность достигает всего 20%.

"Идет развертывание системы, в надежности которой мы не уверены, – заявил отставной генерал Юджин Хейбиджер, возглавлявший стратегическую службу США в середине 1990-х годов. – Я не могу припомнить случая, когда военную систему развертывали таким образом".

Высокопоставленные чиновники в Пентагоне и Белом доме утверждают, что система обеспечит защиту, хотя, описывая ее возможности, они употребляют такие слова, как "зачаточные" и "ограниченные". Какая-то противоракетная оборона, говорят они, лучше, чем никакой, а то, что развертывают в нынешнем году, со временем усовершенствуют.

"Были ли совершенством наш первый самолет, первая винтовка, первый корабль? – задает вопрос Рамсфельд в одном из августовских интервью. – Если мы говорим об идеале, то испытания продолжаются".

Идея сначала строить, а потом совершенствовать лежит в основе подхода нынешней администрации, названного военными чиновниками "развитием по спирали". Буш упростил концепцию президента Рейгана о противоракетной сети и осуществляет менее амбициозный проект. В результате сможет отразить лишь небольшое количество ракет, запущенных Северной Кореей, которая находится в 6 тыс. миль от западного побережья США.

Но Буш профинансировал и расширил множество проектов в рамках ПРО, включая перехватчики наземного и морского базирования, лазеры, развернутые на борту самолетов, и вооружения космического базирования. Пока он потратил на опытно-конструкторские работы по ПРО 31 млрд долларов и планирует выделять дополнительно 9-10 млрд долларов в год на протяжении ближайших пяти лет. Администрация не говорит об окончательной цене проекта. В 2005 году расходы на ПРО съедят почти 14% бюджета Пентагона, выделяемого на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

Хотя при Буше на ПРО уходит больше денег, чем на любой другой новый военный проект, Пентагон исключил ПРО из инструкций по контролю, которые гарантируют, что новое оружие будет служить целям военного командования.

Представители администрации утверждают, что облегчение процедуры и увеличение расходов дали возможность добиться рекордно высоких достижений в рекордно короткие сроки. Эти меры, по их словам, оправдывает уязвимость США перед терактами со стороны государств, строящих ракеты дальнего радиуса действия, прежде всего – Северной Кореи и Ирана.

По мнению критиков, спешка приводит к ненужным расходам. Срочность, полагают они, является отражением политики, а не опасений по поводу ракетных программ Северной Кореи и Ирана, которые сталкиваются с серьезными техническими проблемами. Развертывание ПРО, по их словам, должно помочь Бушу в избирательной кампании.

Они скептически относятся к развертыванию ПРО до реальных испытаний.

Покончив с прошлым

Обычно, когда создается новая оружейная система, Пентагон выдвигает ряд требований, которые должен одобрить комитет, состоящий из офицеров высокого ранга. Оценку проекта периодически проводит Управление военных закупок, группа высокопоставленных военных чиновников из разных ведомств.

В случае с ПРО от этого механизма отказались. Никакие требования не предлагались, все делалось в обход традиционных методов рассмотрения и оценки. Управление противоракетной обороны, отвечающее за разработку системы, получило разрешение формулировать задачи, формировать графики испытаний и критерии оценки программы.

Когда в январе 2002 года Рамсфельд предоставил такую автономию, он говорил, что ее оправдывают технологическая сложность и насущные нужды национальной безопасности. Бывший руководитель фармацевтической фирмы, Рамсфельд, по его собственному признанию, руководствовался методом проб и ошибок, который часто предшествует созданию нового препарата.

Руководство Пентагона вдохновляли и другие исторические модели. Одним из примеров было Национальное разведывательное управление, созданное в обстановке строгой секретности в 1960-е годы для разработки и эксплуатации спутников-шпионов. Вторым примером было принятое в 2000 году решение Израиля объявить о вводе в эксплуатацию противоракетной системы Arrow после единственного успешного испытания.

Противники такого подхода в конгрессе и других структурах говорят, что в случае с американской системой ПРО можно зайти слишком далеко. Они предупреждают, что отсутствие четких критериев не позволяет заставить Пентагон отчитываться о работе системы и расходах на нее.

В докладе Счетной палаты, опубликованном в апреле, говорилось, что отсутствие четких критериев не позволяет оценить эффективность системы и затраты на нее.

Группа поддержки

Представители Пентагона утверждают, что программа находится под постоянным внутренним контролем, даже в отсутствие традиционных процедур. Исполняющий обязанности главы Пентагона по закупкам Майкл Уинн в марте заявил сенатскому комитету, что еженедельно встречается с директором Управления. В отличие от других программ, которые Уинн курирует на расстоянии, он назвал свои контакты с руководством, вплоть до Рамсфельда, "более прямыми и нередко проходящими в форме дискуссии".

По словам Уинна, у других высокопоставленных чиновников Пентагона есть право голоса при формировании структуры программы. Он упомянул Группу содействия противоракетной обороне, состоящую из чиновников среднего звена администрации Рамсфельда, генерального штаба и всех родов войск. С момента ее создания в марте 2002 года группа собиралась 47 раз.

Но из интервью с членами группы поддержки явствует, что им отводится только консультативная роль. Некоторые говорили о том, что узнавали о важных решениях после их принятия.

"Мы не принимаем решений, – заявил председатель группы, высокопоставленный чиновник Пентагона Гленн Ламартин. – Мы – группа поддержки. Мы даем советы. Мы не осуществляем надзор".

В последнее время некоторые офицеры высокого ранга дали понять, что заинтересованы в возвращении к процедуре официального формулирования требований. Стратегическое командование, которое будет курировать эксплуатацию ПРО, предложило отвести военным более важную роль в разработке системы.

Предположительно, внутренний контроль должен осуществлять и Томас Кристи, отвечающий в Пентагоне за оценку вооружений. Но он находится в странном положении.

По закону, его ведомство уполномочено конгрессом оценивать готовность оружейных систем до их развертывания, и оно делает это, сравнивая результаты испытаний с требованиями к системе. Но в случае ПРО требований не существует, а данные об испытаниях пока касаются только "тренировочных", а не "эксплуатационных" запусков.

По оценке Кристи, эффективность системы не превышает 20%, Управление ПРО считает, что она эффективна на 80%. В этом проявляется различие подходов к данным об испытаниях и их оценке.

Кристи хочет учитывать все испытания, включая неудачные. Управление считает, что причины неудач уже устранены, и эти данные можно не учитывать. Его оценки основываются в основном на компьютерных симуляциях и испытаниях отдельных компонентов системы.

Задержки продолжаются

После прихода Буша к власти Пентагон разработал план наращивания испытаний по перехватам. План более или менее соблюдался до конца 2002 года, было выполнено несколько успешных перехватов. Но с декабря 2002 года неожиданные проблемы с производством новой ракеты-носителя тормозят испытания.

Задача носителя поднять с Земли "орудие убийства", 120 фунтов датчиков, компьютеров и пусковых устройств. Оказавшись в космосе, орудие убийства отделяется от носителя, приближается к вражеской боеголовке и уничтожает ее, сталкиваясь с ней на большой скорости.

В ходе первых испытаний использовался суррогатный носитель, скорость которого вдвое меньше, чем у носителя, производящегося для ПРО. По словам представителей Управления по ПРО, они не хотят производить дальнейшие перехваты до того, как в испытания вступит новый носитель.


К весне нынешнего года новый носитель был готов, но обнаружение дефектного контура в орудии убийства заставило Пентагон проинспектировать все компоненты. К середине августа оно было готово к испытаниям, но к этому моменту техники обнаружили сбои компьютерной системы носителя. Замена компьютера привела к новой задержке.

В сентябре Управление объявило о новых задержках, поскольку перехватчик модифицировали и необходимо провести полный цикл наземных испытаний.

В результате администрация развертывает систему после всего восьми перехватов, последний из которых был проведен 21 месяц назад. Пять испытаний были успешными, но они проводились на одном и том же небольшом полигоне в Тихом океане с использованием суррогатного носителя и радаров.

Главный радар, похожее на башню сооружение, которое будет плавать в море на двух моторизованных понтонах размером с подлодку Trident, еще строится и будет готов не раньше будущего года. В стадии разработки находится спутниковая система, которой предполагается заменить существующую уже три десятилетия сеть спутников раннего предупреждения. И радар, и спутники необходимы, так как помогают орудию убийства отличить боеголовку от фальшивок и обломков.

Физики и военные эксперты, включая тех, кто сотрудничает с Союзом озабоченных ученых, оспаривают утверждения Управления по ПРО о том, что система сумеет отличать боеголовки от обломков. Пока в ходе испытаний использовались сравнительно простые мишени.

Представители Пентагона говорят, что система пройдет целый ряд наземных и компьютерных испытаний. Неудачи, считают они, были связаны с проблемами качества отдельных компонентов, а не с ошибками проекта.

"Нам были нужны данные"

Пентагон ставит задачу подготовить объект на Аляске к 30 сентября. Бывший директор Управления по ПРО, генерал-лейтенант Рональд Кадиш говорит, что Управление назначило эту дату в начале 2002 года, "руководствуясь внутренними соображениями" и не имея в виду президентские выборы 2 ноября.

"Нам были нужны данные для работы", – заявил он в марте подкомитету Палаты представителей по стратегическим войскам.

С момента, когда была назначена дата, Аляску стали называть "полигоном", который позволит провести более реалистичные полетные испытания и наземные испытания в холодном климате. Его можно использовать и для отражения реальных атак, но это не главное его назначение.

Летом 2002 года план начал меняться. Пентагон предложил сделать площадку полноценным объектом ПРО и развернуть на ней больше перехватчиков, пока используя ее как полигон. Спустя несколько месяцев Буш одобрил план, приказав начать развертывание в 2004 году.

Несмотря на проблемы с испытаниями, администрация стремится успеть к этому сроку. В последние недели Буш и Рамсфельд неоднократно говорили о намерении активировать систему к концу года.


Пентагон не впервые ставит новую оружейную систему на боевое дежурство на стадии эксперимента. Разведывательная радарная система JSTARS, самолет наземной разведки, была введена в действие во время войны в Персидском заливе в 1991 году, а беспилотный разведывательный летательный аппарат Predator в срочном порядке развернули на Балканах и в Афганистане.

Но JSTARS и беспилотный летательный аппарат были намного проще в разработке, чем ПРО.

Рамсфельд ясно дал понять, что в отсутствие международных кризисов, связанных с повышением угрозы ракетной атаки, он предпочтет отдать приоритет дальнейшим испытаниям. Тем не менее администрация не намерена ждать доказательств эффективности системы для ее расширения.

Помимо 16 перехватчиков, уже заказанных для Аляски, и еще четырех – для альтернативной площадки в Калифорнии, в бюджете 2005 года выделены средства на приобретение еще 10 перехватчиков для Аляски. Идут также переговоры с несколькими странами о создании площадки для перехватчиков в Европе.

На недавно построенной в центральной Аляске пусковой площадке огромный кран медленно передвигается от шахты к шахте, аккуратно опуская ракеты в предназначенные для них отверстия. Белые ракеты высотой примерно с пятиэтажный дом должны уходить в космос и перехватывать боеголовки, летящие в направлении США.
Пока их установлено пять, установка шестой запланирована на середину октября, и министр обороны Дональд Рамсфельд готовится ввести объект в эксплуатацию нынешней осенью. Президент Буш уже заговорил о выполнении обещания, данного в ходе предвыборной кампании 2000 года и давней задачи республиканцев, – строительстве национальной системы противоракетной обороны.

Но будет ли эффективной система стоимостью более 100 млрд долларов, которая, как надеялась администрация, должна стать триумфальным достижением? Создание нескольких важных компонентов отстает от графика на годы, и они будут доступны позже. Полетные испытания идут с задержками, и еще предстоит испытать систему в достаточно сложных условиях.

Недостаточность реалистичной информации об испытаниях заставила главного аналитика Пентагона по вооружениям заявить о том, что он не может с уверенностью оценить жизнеспособность системы. По его оценке, ее эффективность достигает всего 20%.

"Идет развертывание системы, в надежности которой мы не уверены, – заявил отставной генерал Юджин Хейбиджер, возглавлявший стратегическую службу США в середине 1990-х годов. – Я не могу припомнить случая, когда военную систему развертывали таким образом".

Высокопоставленные чиновники в Пентагоне и Белом доме утверждают, что система обеспечит защиту, хотя, описывая ее возможности, они употребляют такие слова, как "зачаточные" и "ограниченные". Какая-то противоракетная оборона, говорят они, лучше, чем никакой, а то, что развертывают в нынешнем году, со временем усовершенствуют.

"Были ли совершенством наш первый самолет, первая винтовка, первый корабль? – задает вопрос Рамсфельд в одном из августовских интервью. – Если мы говорим об идеале, то испытания продолжаются".

Идея сначала строить, а потом совершенствовать лежит в основе подхода нынешней администрации, названного военными чиновниками "развитием по спирали". Буш упростил концепцию президента Рейгана о противоракетной сети и осуществляет менее амбициозный проект. В результате сможет отразить лишь небольшое количество ракет, запущенных Северной Кореей, которая находится в 6 тыс. миль от западного побережья США.

Но Буш профинансировал и расширил множество проектов в рамках ПРО, включая перехватчики наземного и морского базирования, лазеры, развернутые на борту самолетов, и вооружения космического базирования. Пока он потратил на опытно-конструкторские работы по ПРО 31 млрд долларов и планирует выделять дополнительно 9-10 млрд долларов в год на протяжении ближайших пяти лет. Администрация не говорит об окончательной цене проекта. В 2005 году расходы на ПРО съедят почти 14% бюджета Пентагона, выделяемого на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

Хотя при Буше на ПРО уходит больше денег, чем на любой другой новый военный проект, Пентагон исключил ПРО из инструкций по контролю, которые гарантируют, что новое оружие будет служить целям военного командования.

Представители администрации утверждают, что облегчение процедуры и увеличение расходов дали возможность добиться рекордно высоких достижений в рекордно короткие сроки. Эти меры, по их словам, оправдывает уязвимость США перед терактами со стороны государств, строящих ракеты дальнего радиуса действия, прежде всего – Северной Кореи и Ирана.

По мнению критиков, спешка приводит к ненужным расходам. Срочность, полагают они, является отражением политики, а не опасений по поводу ракетных программ Северной Кореи и Ирана, которые сталкиваются с серьезными техническими проблемами. Развертывание ПРО, по их словам, должно помочь Бушу в избирательной кампании.

Они скептически относятся к развертыванию ПРО до реальных испытаний.

Покончив с прошлым

Обычно, когда создается новая оружейная система, Пентагон выдвигает ряд требований, которые должен одобрить комитет, состоящий из офицеров высокого ранга. Оценку проекта периодически проводит Управление военных закупок, группа высокопоставленных военных чиновников из разных ведомств.

В случае с ПРО от этого механизма отказались. Никакие требования не предлагались, все делалось в обход традиционных методов рассмотрения и оценки. Управление противоракетной обороны, отвечающее за разработку системы, получило разрешение формулировать задачи, формировать графики испытаний и критерии оценки программы.

Когда в январе 2002 года Рамсфельд предоставил такую автономию, он говорил, что ее оправдывают технологическая сложность и насущные нужды национальной безопасности. Бывший руководитель фармацевтической фирмы, Рамсфельд, по его собственному признанию, руководствовался методом проб и ошибок, который часто предшествует созданию нового препарата.

Руководство Пентагона вдохновляли и другие исторические модели. Одним из примеров было Национальное разведывательное управление, созданное в обстановке строгой секретности в 1960-е годы для разработки и эксплуатации спутников-шпионов. Вторым примером было принятое в 2000 году решение Израиля объявить о вводе в эксплуатацию противоракетной системы Arrow после единственного успешного испытания.

Противники такого подхода в конгрессе и других структурах говорят, что в случае с американской системой ПРО можно зайти слишком далеко. Они предупреждают, что отсутствие четких критериев не позволяет заставить Пентагон отчитываться о работе системы и расходах на нее.

В докладе Счетной палаты, опубликованном в апреле, говорилось, что отсутствие четких критериев не позволяет оценить эффективность системы и затраты на нее.

Группа поддержки

Представители Пентагона утверждают, что программа находится под постоянным внутренним контролем, даже в отсутствие традиционных процедур. Исполняющий обязанности главы Пентагона по закупкам Майкл Уинн в марте заявил сенатскому комитету, что еженедельно встречается с директором Управления. В отличие от других программ, которые Уинн курирует на расстоянии, он назвал свои контакты с руководством, вплоть до Рамсфельда, "более прямыми и нередко проходящими в форме дискуссии".

По словам Уинна, у других высокопоставленных чиновников Пентагона есть право голоса при формировании структуры программы. Он упомянул Группу содействия противоракетной обороне, состоящую из чиновников среднего звена администрации Рамсфельда, генерального штаба и всех родов войск. С момента ее создания в марте 2002 года группа собиралась 47 раз.

Но из интервью с членами группы поддержки явствует, что им отводится только консультативная роль. Некоторые говорили о том, что узнавали о важных решениях после их принятия.

"Мы не принимаем решений, – заявил председатель группы, высокопоставленный чиновник Пентагона Гленн Ламартин. – Мы – группа поддержки. Мы даем советы. Мы не осуществляем надзор".

В последнее время некоторые офицеры высокого ранга дали понять, что заинтересованы в возвращении к процедуре официального формулирования требований. Стратегическое командование, которое будет курировать эксплуатацию ПРО, предложило отвести военным более важную роль в разработке системы.

Предположительно, внутренний контроль должен осуществлять и Томас Кристи, отвечающий в Пентагоне за оценку вооружений. Но он находится в странном положении.

По закону, его ведомство уполномочено конгрессом оценивать готовность оружейных систем до их развертывания, и оно делает это, сравнивая результаты испытаний с требованиями к системе. Но в случае ПРО требований не существует, а данные об испытаниях пока касаются только "тренировочных", а не "эксплуатационных" запусков.

По оценке Кристи, эффективность системы не превышает 20%, Управление ПРО считает, что она эффективна на 80%. В этом проявляется различие подходов к данным об испытаниях и их оценке.

Кристи хочет учитывать все испытания, включая неудачные. Управление считает, что причины неудач уже устранены, и эти данные можно не учитывать. Его оценки основываются в основном на компьютерных симуляциях и испытаниях отдельных компонентов системы.

Задержки продолжаются

После прихода Буша к власти Пентагон разработал план наращивания испытаний по перехватам. План более или менее соблюдался до конца 2002 года, было выполнено несколько успешных перехватов. Но с декабря 2002 года неожиданные проблемы с производством новой ракеты-носителя тормозят испытания.

Задача носителя поднять с Земли "орудие убийства", 120 фунтов датчиков, компьютеров и пусковых устройств. Оказавшись в космосе, орудие убийства отделяется от носителя, приближается к вражеской боеголовке и уничтожает ее, сталкиваясь с ней на большой скорости.

В ходе первых испытаний использовался суррогатный носитель, скорость которого вдвое меньше, чем у носителя, производящегося для ПРО. По словам представителей Управления по ПРО, они не хотят производить дальнейшие перехваты до того, как в испытания вступит новый носитель.


К весне нынешнего года новый носитель был готов, но обнаружение дефектного контура в орудии убийства заставило Пентагон проинспектировать все компоненты. К середине августа оно было готово к испытаниям, но к этому моменту техники обнаружили сбои компьютерной системы носителя. Замена компьютера привела к новой задержке.

В сентябре Управление объявило о новых задержках, поскольку перехватчик модифицировали и необходимо провести полный цикл наземных испытаний.

В результате администрация развертывает систему после всего восьми перехватов, последний из которых был проведен 21 месяц назад. Пять испытаний были успешными, но они проводились на одном и том же небольшом полигоне в Тихом океане с использованием суррогатного носителя и радаров.

Главный радар, похожее на башню сооружение, которое будет плавать в море на двух моторизованных понтонах размером с подлодку Trident, еще строится и будет готов не раньше будущего года. В стадии разработки находится спутниковая система, которой предполагается заменить существующую уже три десятилетия сеть спутников раннего предупреждения. И радар, и спутники необходимы, так как помогают орудию убийства отличить боеголовку от фальшивок и обломков.

Физики и военные эксперты, включая тех, кто сотрудничает с Союзом озабоченных ученых, оспаривают утверждения Управления по ПРО о том, что система сумеет отличать боеголовки от обломков. Пока в ходе испытаний использовались сравнительно простые мишени.

Представители Пентагона говорят, что система пройдет целый ряд наземных и компьютерных испытаний. Неудачи, считают они, были связаны с проблемами качества отдельных компонентов, а не с ошибками проекта.

"Нам были нужны данные"

Пентагон ставит задачу подготовить объект на Аляске к 30 сентября. Бывший директор Управления по ПРО, генерал-лейтенант Рональд Кадиш говорит, что Управление назначило эту дату в начале 2002 года, "руководствуясь внутренними соображениями" и не имея в виду президентские выборы 2 ноября.

"Нам были нужны данные для работы", – заявил он в марте подкомитету Палаты представителей по стратегическим войскам.

С момента, когда была назначена дата, Аляску стали называть "полигоном", который позволит провести более реалистичные полетные испытания и наземные испытания в холодном климате. Его можно использовать и для отражения реальных атак, но это не главное его назначение.

Летом 2002 года план начал меняться. Пентагон предложил сделать площадку полноценным объектом ПРО и развернуть на ней больше перехватчиков, пока используя ее как полигон. Спустя несколько месяцев Буш одобрил план, приказав начать развертывание в 2004 году.

Несмотря на проблемы с испытаниями, администрация стремится успеть к этому сроку. В последние недели Буш и Рамсфельд неоднократно говорили о намерении активировать систему к концу года.


Пентагон не впервые ставит новую оружейную систему на боевое дежурство на стадии эксперимента. Разведывательная радарная система JSTARS, самолет наземной разведки, была введена в действие во время войны в Персидском заливе в 1991 году, а беспилотный разведывательный летательный аппарат Predator в срочном порядке развернули на Балканах и в Афганистане.

Но JSTARS и беспилотный летательный аппарат были намного проще в разработке, чем ПРО.

Рамсфельд ясно дал понять, что в отсутствие международных кризисов, связанных с повышением угрозы ракетной атаки, он предпочтет отдать приоритет дальнейшим испытаниям. Тем не менее администрация не намерена ждать доказательств эффективности системы для ее расширения.

Помимо 16 перехватчиков, уже заказанных для Аляски, и еще четырех – для альтернативной площадки в Калифорнии, в бюджете 2005 года выделены средства на приобретение еще 10 перехватчиков для Аляски. Идут также переговоры с несколькими странами о создании площадки для перехватчиков в Европе.


http://inopressa.ru/wp/2004/09/30/13:21:54/pro

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}