Мнение Петр Мироненко thebell.io

«Да кому он нужен». Разбор ответов Путина на расследование об отравлении Навального

Публикации независимых журналистов о семье и окружении Владимира Путина оказались только прологом к главной бомбе конца года — расследованию Bellingcat о предположительных отравителях Алексея Навального, которые оказались сотрудниками ФСБ.

Доказательства Bellingcat выглядят убедительными, а на самые популярные вопросы к расследованию, которые использовал на своей пресс-конференции в четверг и Владимир Путин, есть очевидные ответы.

Кремль медлил с официальной версией опровержения три дня, а огласил ее лично Владимир Путин, который не стал отрицать большую часть фактов из расследования, кроме разве что основного обвинения: «Травить его, кому он нужен. Если уж травили бы, довели бы до конца». Содержательно Путин напрямую или в виде очевидных намеков изложил четыре тезиса: 

  • расследование Bellingcat — «легализация материалов американских спецслужб»;
  • об участии американских спецслужб свидетельствует отслеживание локации телефонов;
  • сотрудники ФСБ следили за Навальным (но травить его не хотели);
  • если бы Навального хотели отравить, это дело довели бы до конца.

Эти же тезисы еще до выступления Путина легли в основу постов соцсетевых пропагандистов и искренних противников Навального и лоялистов. Но на поверку ни из одного из них не выходит серьезного контраргумента к расследованию Bellingcat.

«Легализация материалов американских спецслужб»

Этот аргумент — прямая и очевидная подмена понятий. Во-первых, никаких прямых доказательств популярной гипотезы о том, что Bellingcat получает материалы от западных спецслужб, нет. Если это и так, то мы можем таких доказательств никогда не получить — двухлетнее расследование спецпрокурора Роберта Мюллера при всем желании не обнаружило доказательств того, что в WIkiLeaks знали о том, что взломанную переписку штаба Хиллари Клинтон передавали им именно российские спецслужбы.

Во-вторых, это и не главное. Даже если иностранные спецслужбы были источником информации об отравителях Навального, это может рассматриваться как аргумент в пользу, но не как опровержение доказательств из расследования. Если допустить, что Bellingcat получила информацию от ЦРУ, это делает взлом штаба Клинтон и публикацию переписки WikiLeaks в 2016 году зеркальным случаем. Тогда российские спецслужбы попали под подозрение в США еще до публикации писем. Но это не заставило никого усомниться в подлинности переписки, свидетельствующей о том, что руководители Демократической партии играли на стороне Хиллари Клинтон против ее соперника за номинацию Берни Сандерса.

Последствия для авторов писем наступили немедленно — председатель национального комитета Демпартии, конгрессмен Дебби Вассерман-Шульц подала в отставку через два дня после публикации. Комитет принес Берни Сандерсу и его сторонникам публичные официальные извинения.
«А что, мы не знаем, что они локацию отслеживают?»

Владимир Путин аргументирует причастность американских спецслужб к расследованию тем, что они умеют «отслеживать локацию» телефонов сотрудников ФСБ. Но это, мягко говоря, упрощение. О развитом российском рынке «пробива», на котором можно купить почти любые данные о человеке с российским паспортом, пользующемся сетями российских сотовых операторов, знают все журналисты, и не только. Полнее всего этот рынок описан в этой статье корреспондента «Русской службы Би-би-си» Андрея Захарова, который смог за небольшие деньги купить в даркнете все необходимые данные на себя и своих родственников.

Возможно, сотрудников ФСБ защитила бы закрытая ведомственная связь. Но и сам Владимир Путин признает, что они «пользуются телефонами там, где считают нужным не скрывать свое место пребывания», то есть в этом случае — в Томске в пяти минутах езды от предполагаемого места отравления Навального.

Сперкорр The Bell Ирина Панкратова на основе расценок на рынке «пробива» в даркнете подсчитала, во сколько могли обойтись Bellingcat данные для расследования. Получилось, что расследователи могли уложиться в сумму, вполне подъемную и без тайного финансирования спецслужб, — 1 млн рублей. В нее входят и данные обо всех пассажирах рейсов Навального и соседних рейсов (15 тысяч рублей за рейс), и данные о перелетах конкретных людей (2 тысячи за человека в год), биллинги телефонных переговоров (10 тысяч за человека в месяц), и помесячная геолокация по номерам телефонов (50 тысяч за человека в месяц). Самая дорогая услуга — «Вспышка»: геолокация телефона в точно указанное время, но и она при оптовом заказе стоит 3–5 тысяч рублей за запись.

«Спецслужбы, конечно, должны за ним присматривать»

Самое популярное «невинное» объяснение данных Bellingcat среди лоялистов — сотрудники ФСБ, фигурирующие в расследовании, были группой наружного наблюдения за Навальным. В том, что спецслужбы следили за оппозиционером, не было никакого сомнения и раньше, а после его отравления «источники в силовых структурах» специально сообщали об этом газете «Московский Комсомолец».

Но эта версия выглядит по меньшей мере странно — она никак не объясняет, почему наружное наблюдение, которым обычно занимается оперативно-поисковое управление ФСБ, было поручено сотрудникам Института криминалистики ФСБ. Трое из группы предполагаемых участников операции, о которой пишет Bellingcat, по профессии врачи, а четвертый, Константин Кудрявцев, — специалист по химико-биологической защите, служивший в воинской части в Шиханах, где располагается филиал института ГосНИИОХТ, в котором разрабатывался «Новичок».

Наконец, непонятно, почему все участники группы, если они занимались просто наружным наблюдением, постоянно созванивались и обменивались сообщениями с полковником Станиславом Макшаковым из Института криминалистики ФСБ, которого Bellingcat называет руководителем группы отравителей. «Медуза» выяснила, что Макшаков — бывший сотрудник 33-го Центрального испытательного НИИ Министерства обороны в городе Шиханы-2. Научные публикации Макшакова свидетельствуют о том, что он исследовал особенности воздействия на нервную и психическую деятельность антихолинэстеразных веществ — именно к ним относится «Новичок».
«Если уж травили бы, довели бы до конца»
Этот аргумент выглядит сильнее остальных — ведь, если верить расследованию Bellingcat, группа, в числе участников которой были опытные специалисты по боевым отравляющим веществам, хорошо знакомые с действием «Новичка», готовила покушение три года. Но объяснения, почему отравление «Новичком» трудно довести до конца, тоже существуют.

Как объяснил «Медузе» биохимик, бывший сотрудник Организации по запрещению химического оружия Марк-Михаэль Блум, главная сложность — в выборе дозировки вещества при его применении в полевых условиях: если использовать много яда, чтобы быть уверенным в летальности дозы, симптомы проявятся слишком быстро.

Еще в начале сентября Блум говорил, что использовать «Новичок» для отравления конкретного человека не очень рационально. В СССР это вещество разрабатывалось как оружие массового поражения — например, для длительного заражения американской военной техники в Европе, чтобы парализовать ее в случае войны. «Когда БОВ используется на поле боя, речь идет о максимальной возможной токсичности и стабильности. Здесь же важнее точная дозировка и тайминг, динамика попадания вещества в организм», — пояснил Блум.

Единственный вопрос, на который у экспертов нет убедительного ответа, — почему для отравления было решено использовать это относительно неудобное для такого случая вещество, которое к тому же уже было засвечено при отравлении Сергея Скрипаля.

Что мне с этого?

Мы не знаем, какими в российских условиях будут последствия расследования, представившего убедительные аргументы в пользу того, что ФСБ организовала покушение на оппозиционного политика с помощью запрещенного отравляющего вещества. Но одно последствие уже есть. Владимир Путин на своей пресс-конференции говорил, что «трюк» Навального и авторов расследования состоит в том, чтобы «напасть на первых лиц и <...> подтянуться до определенного уровня: “обратите внимание, мой партнер — это вот этот. И я, значит, такого же калибра человек, относитесь ко мне как к человеку общенационального масштаба”». И, судя по тому, что Путин решил не доверять комментарий расследования Дмитрию Пескову, этот «трюк» удался.

 

Опубликовано: 19 декабря 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}