Мнение

КТО ЗАПЛАТИТ ЗА МОРАЛЬНЫЙ УЩЕРБ?

В среду адвокат родственников жертв теракта на Дубровке Игорь Трунов обнародовал решение Верховного суда о том, что власти не должны компенсировать гражданам моральный ущерб, наносимый им террористическими актами и захватами заложников.

И хотя ВС рассмотрел жалобы лишь нескольких пострадавших - семьи Карповых, Зои Черницовой и семьи Храмцовых - многие специалисты уверены, что в стране уже создан опасный прецедент: отныне именно им будут руководствоваться суды первой инстанции, вынося решения по аналогичным искам. Насколько было обоснованным решение Верховного суда как с юридической, так и с моральной точек зрения? Мнения Генри Резника, Михаила Федотова и Шоты Какабадзе.

Генри Резник, адвокат:

Вопрос непростой, потому что общая норма компенсации морального вреда, прописанная в Гражданском кодексе, непременным условием ставит наличие вины у причинителя вреда. Образовалась коллизия между законом о терроризме и Гражданским кодексом. Я полагаю, что здесь возникли сложности еще и потому, что нет четкого принципа, на который можно было бы опереться, чему отдать предпочтение: с одной стороны, закон о терроризме - основной, с другой - Гражданский кодекс регулирует всю процедуру.

В принципе, компенсировать по логике должен причинитель вреда. Тут позиция такова: по другим делам иски на компенсацию предъявляются преступникам. И спор идет вокруг того, должно ли государство быть ответственным за какое-то одно преступление.

Как мне представляется, эта проблема вообще должна решаться не в рамках искового производства, то есть в несудебном порядке. В "продвинутых" странах существуют специальные фонды (отчасти - государственные, отчасти - благотворительные), из которых выплачиваются определенные суммы жертвам терактов. Отчасти это делается и у нас, в какой-то степени государство принимает на себя некую долю ответственности.

И, несмотря на то, что в целом моя позиция сводится к тому, что человек и его права важнее государственных, все же в данном случае я думаю, что нельзя объявлять государство виновным за все преступления, исходя из предпосылки, что оно обязано нас защищать. Я полагаю, что это позиция демагогическая.

Михаил Федотов, заслуженный юрист РФ, секретарь Союза журналистов:

Я думаю, что этот вопрос очень сложный, не только юридически, но и этически. Государство взяло по закону на себя определенные обязательства по компенсации ущерба, нанесенного терактами. Насколько я понимаю, они были государством выполнены.

Есть еще неписанные обязательства, но они не входят в сферу вопросов юридических. И, безусловно, борьба государства с терроризмом заключается в том, чтобы организовать противодействие этому злу. И главная цель этого противодействия должна быть - защита граждан.

Моральный вред - это физические и нравственные страдания. Поэтому, безусловно, политически и этически было бы важно, чтобы государство делало соответствующие знаковые шаги навстречу жертвам терактов в сфере человеческих отношений. Им не достает тепла. А жертвами терактов по большому счету является все наше общество.

И задача государства - возместить этот моральный ущерб всему обществу. Возместить реальной борьбой с терроризмом, реальной заботой о людях.

А у нас политики разных уровней предлагают сделать так, чтобы граждане еще меньше знали о терактах. Хотя специалисты по социальной психологии многих стран мира, которые занимались этой проблемой, говорят о том, что для того, чтобы справиться со страхами и стрессами, людям нужно давать как можно больше информации о том, почему это происходит, кто в этом виноват, как этого избежать и т.д.

Что касается чисто юридической стороны решения суда, то оно достаточно обосновано.

Но я считаю, что здесь огромная проблема коренится в том, что мы не сделали того, что сделали американцы после 11 сентября. Если бы тогда сразу после трагедии на Дубровке создали комиссию по расследованию, которая сделала бы подробный анализ всего произошедшего, если бы были организованы серьезные публичные слушания (а не политический театр), то тогда, я думаю, не стояло бы вопроса по возмещению морального вреда. Потому что общество было бы удовлетворено тем, что есть реальный продукт деятельности государства по борьбе с терроризмом.

Шота Какабадзе, адвокат, заместитель заведующего кафедрой публичной политики ГУ ВШЭ:

Сто тысяч в качестве компенсации ущерба, которые определило государство - это, безусловно, издевательство над людьми, потому что они даже не покрывают обычных расходов в таких ситуациях. Семьям моряков, погибших в подводной лодке "Курск", заплатили достаточно приличные суммы. Но это были люди военные, находящиеся на госслужбе, погибшие в результате чьей-то (до сих пор не установленной) халатности. В случае теракта на Дубровке погибли совершенно мирные люди, никак не связывавшие свою деятельность, в частности, поход в театр, с риском для жизни, причем они погибли в том числе и из-за неспособности государства своевременно оказать им помощь (та же халатность). Налицо разные стандарты. Здесь власть ведет себя неправильно.

Суды участвует в реализации государственной политики, а они по определению не должны этим заниматься, должны быть независимы. Поскольку такое состояние судов пока еще отсутствует, то мы имеем, то, что имеем. Хотя, конечно, нельзя не согласится с тем, что вопрос о возмещении морального ущерба вообще некорректно ставить в судебном контексте. Но государство не оставляет другого выхода.

Законодатели должны решить, каким образом государство будет заботиться о своих гражданах, раз уж оно не может их защитить, а уж когда оно найдет преступников, пускай само с них спрашивает возмещение.

http://www.politcom.ru/2004/mnenia137.php

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}