Интервью Юлия ФАБРИЦКАЯ polit.ru

ВОССТАНИЕ МИЛЛИОНЕРОВ

Интервью с Александром Кошиком о пересмотре результатов приватизации на Украине

Господа, давайте переведем наш конфликт в экономич

В пятницу 18 февраля Верховный Суд Украины рассмотрит дело об отмене итогов приватизации "Криворожстали". В то время как судьба этого комбината была уже предопределена победой Ющенко на президентских выборах, то судьба остальных "несправедливо" приватизированных предприятий остается под вопросом.

Вчера президент Украины Виктор Ющенко сообщил, что в ближайшие недели появится список из примерно 30-40 предприятий, приватизация которых будет подвергнута ревизии. По его словам, этот список будет окончательным: то есть после обнародования в списке не окажутся новые предприятия. Тем временем, совсем другие цифры сегодня назвала премьер Украины Юлия Тимошенко: по окончании заседания правительства Украины она заявила, что подготовлен перечень из ~3 тыс. предприятий в приватизации которых были допущены нарушения.

О начавшемся процессе реприватизации на Украине корреспондент “Полит.ру” Юлия Фабрицкая беседовала с вице-президентом Центра экономического развития Украины, старшим научным сотрудником Института экономики НАН Украины Александром Кошиком.

Каковы цели реприватизации “Криворожстали”?

Вобщем-то, безусловно, реприватизация “Криворожстали” преследует, в первую очередь, политические цели, и это не скрывается. Очевидно, что это сведение политических счетов и стремление к переделу собственности. Конечно, есть и экономическая сторона этого вопроса: в процессе предвыборной кампании Виктор Ющенко дал очень большие социальные обещания, выдвинул множество социальных программ, причем если предыдущее правительство можно было обвинять в популизме, то здесь можно говорить о популизме в квадрате. Сейчас идет поиск 32 млрд гривен, но это только та сумма, о которой говорится официально, хотя реально те проекты, которые были задекларированы, стоят гораздо больше. В то же время, реальных источников получения этих средств не видно, и у власти есть представление, что их можно получить за счет деприватизации. Дело, в общем-то, не только в “Криворожстали”, хотя любой такого рода акт опасен для страны: так как ведет к росту рисков и ухудшает инвестиционный климат.

Вчера Ющенко заявил о том, что собираются реприватизировать, пересмотреть итоги приватизации около 30 предприятий. Список по стране готов. Очевидно, что речь идет о крупнейших предприятиях, поэтому, хотя и говорится, что массовой реприватизации не будет, но, по сути, речь идет именно о массовой реприватизации.

То есть мы имеем не с единичным показательным процессом, а с определенной политикой. На что она направлена?

Правительство исходит из того, что реально в этом году получить от той же “Криворожстали” достаточно большие деньги. Называется сумма порядка 3 миллиардов долларов, в то время как она была продана за 800 миллионов.

Если сравнивать процесс реприватизации “Криворожстали” с аналогичным процессом, касающимся ЮKOCа, то в России это разбирательство затянулось надолго. На Украине же этот процесс будет значительно ускорен политической волей новой власти. Сейчас материалы по “Криворожстали” переданы в Верховный суд Украины. Мне представляется, что если бы Верховный суд был независимым, и судебный процесс шел эффективно, то задача получить эти средства в текущем году была бы нереальной. Но Ющенко назвал 2005 год, то есть есть расчет на то, что суд, как он уже это показал в ходе ревизии результатов второго тура выборов, не является независимым. И есть расчет на то, что решение о деприватизации можно будет получить быстро, в течение каких-то там недель. После этого быстро провести новый конкурс с участием иностранных инвесторов и за счет этого получить средства в бюджет. То же самое по остальным предприятиям.

А эти остальные предприятия также будут выбираться из политических расчетов? Какие кланы будут в ходе этого ослаблены?

Основной удар, думаю, придется по клану Пинчука, “донецкому” клану Рената Ахметова, и, вероятно, попадет под удар так называемая “киевская группа” Виктора Медведчука.

Тут надо иметь в виду то, что в ходе приватизации действительно большую роль играла близость к власти, это было предметом закулисных сделок по всем ключевым объектам, но с другой стороны, это касается, в том числе и тех олигархов, которые поддерживали Ющенко. То есть начинается достаточно сложный и запутанный процесс. Эксперты опасаются, что это все выйдет из-под контроля и в результате может ударить по тем олигархам, которые поддерживают Ющенко.

Сейчас в окружении Ющенко, как я понимаю, нет серьезных олигархических структур.

Безусловно, олигархические структуры есть, хотя они не настолько крупные, насколько были у предыдущей власти, но и в правительстве, и среди губернаторов есть, так сказать, олигархи средней руки. Сейчас они занимают достаточно крупные посты. Например, Петр Порошенко – секретарь Совета национальной безопасности, Давид Жвания – министр по чрезвычайным ситуациям имеет достаточно крупный бизнес, можно назвать и ряд других фамилий. Андерс Аслунд (директор программы по изучению России и Европы Фонда Карнеги – прим. Полит.ру) определил происшедшую на Украине революцию как “восстание миллионеров против миллиардеров”. То есть миллионеры хотят стать миллиардерами. Мне кажется, это во многом определяет суть происшедшего.

А они получат шанс стать миллиардерами? Насколько велика вероятность, что в ходе реприватизации эта собственность окажется именно в руках этих “оранжевых миллионеров”?

Я думаю, что шанс достаточно большой. Но все же мне кажется, что новое руководство Украины характеризуется тем, что их декларации полностью не совпадают с реальными действиями. Я имею в виду, в первую очередь, самого Ющенко. Допустим, декларируется отделение власти от бизнеса, - а это был один из ключевых пунктов в его предвыборных обещаниях - и в то же время приблизительно половина состава правительства, половина губернаторов – люди, имеющие непосредственное отношение к бизнесу либо в качестве крупных предпринимателей, либо в качестве менеджеров. И естественно, что эти люди преследуют свои цели. Ющенко постоянно говорит, что будут созданы механизмы для такого отделения, но эти механизмы сводятся к тому, что человек передает кому-то свое имущество или принимает какой-то кодекс чести госслужащего, но реальных механизмов нет. Естественно, что эти люди будут стремиться к переделу собственности.

Как я понимаю, что сейчас рассматриваются четыре варианта судьбы “Криворожстали”: новый полноценный аукцион с привлечением западных инвесторов, передача "своим", госсобственность, доплата… Какой из них наиболее вероятен?

Я так понимаю, что вариант доплаты уже не рассматривается. В остальном же пока что речь идет только о политических декларациях. Реальный механизм не просматривается, потому что, по идее, если идти цивилизованным путем, то нужно было бы возместить тем, кто выкупил “Криворожсталь”, ранее заплаченные за нее 800 миллионов долларов. Таких средств в бюджете нет. Из высказываний Ющенко и Тимошенко можно сделать вывод, но это, скорее, предположение, что в качестве схемы реприватизации они рассматривают такую форму как конфискация или, допустим, безоплатного отъема собственности.

Этот вариант, я думаю, будет неприемлем прежде всего для западных инвесторов. Он их попросту отпугнет. И к тому же если дело ограничится, допустим, “Криворожсталью”, то это полбеды, если же реально пойдет вопрос о реприватизации других объектов, это будет означать, что серьезные инвесторы через два-три месяца поймут реальную ситуацию в Украине и никогда сюда не придут.

То есть реприватизация таким способом опять-таки незаконна?

В принципе да. Приватизация была действительно результатом закулисных сделок и носила непрозрачный характер, но она оформлялась законодательно, то есть индивидуально под эти крупные объекты принимались законодательные решения. Как известно, закон обратной силы не имеет, - это известная юридическая максима. Однако, в том случае, если известно, что сделка проходила по закону. Если будет доказано, что она незаконна, ее можно аннулировать через суд и заставить собственника возвратить собственность государству.

И если бы речь шла о независимом суде, то я думаю, что на законных основаниях пересмотреть ее результаты было бы нельзя. Но дело передано в Верховный суд, который явно политически ангажирован, и вынесет не правовое, а политическое решение.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}