Выборы Ольга Балюк znak.com

«Это будут 10 тыс. потенциальных активных сторонников»

Екатерина Шульман о том, как сбор подписей за выборы мэра в Екатеринбурге повлияет на всю страну

Активисты, которые пытаются вернуть прямые выборы мэра в Свердловской области, собрали уже 6730 подписей в поддержку законопроекта. Стало ясно, что к 11 сентября они точно успеют набрать необходимые 10 тыс. подписей. Кроме Екатеринбурга инициативу поддерживают многие города области: сегодня точки сбора подписей открыты в Нижнем Тагиле, Заречном, Качканаре, Березовском, Асбесте и многих других муниципалитетах. Znak.com поговорил с политологом Екатериной Шульман о том, почему уральская инициатива важна для всей России в целом, как она может повлиять на муниципальную реформу и почему протесты в Белоруссии и Хабаровске должны повлиять на мнение депутатов. 

— В Свердловской области активисты собирают подписи под народной инициативой по возврату прямых выборов мэра, у нас есть такой инструмент законотворчества. Уже понятно, что инициативная группа успевает собрать все необходимые подписи и законопроект придется рассмотреть Заксобранию региона. Как вы считаете, насколько это важный прецедент для страны в целом или это все-таки исключительно местное политическое событие?

— Пока это не прецедент. Аналогичные законодательные инициативы уже рассматривались Законодательным собранием в вашем регионе и были отклонены. Это просто иной способ реализации права законодательной инициативы: не через внесение депутатами, а через сбор подписей гражданами. Но потом она окажется в том же статусе законопроекта в Законодательном собрании, и ее точно так же можно будет отклонить. Другое дело, что вес инициативы, под которой стоит 10 тыс. подписей, несколько отличается от того, что внесли один или несколько депутатов Заксобрания. Но успеха само по себе это не гарантирует.


Но если инициатива пройдет, если в Свердловской области будут возвращены прямые выборы мэров, то, во-первых, это станет выдающейся победой демократии в регионе, и, во-вторых, на это, конечно же, будут смотреть другие субъекты Федерации.


Отмена выборов мэров — худшая из политических реформ, изменений электорального законодательства всех последних лет. Даже отмена выборов губернаторов, которая произошла после теракта в Беслане, была менее вредна. Местное самоуправление — это базисный этаж демократии. Именно города и городские агломерации являются точкой концентрации всех видов ресурсов и источником роста в постиндустриальной экономике. Города — это центры силы, при этом политически они не представлены. Надо сказать, что эта ситуация общая для всего мира: есть некоторое напряжение между экономической мощью городов, особенно мегаполисов, и их представленностью в органах власти. Мэры и городские собрания должны быть гораздо более весомыми политическими акторами, чем они являются сейчас. Но нам об этом думать пока рано, нам надо думать о том, чтобы люди вернули себе право выбирать руководителей там, где они живут. Так что это очень важное дело. Екатеринбург в целом город с живой и разнообразной политической культурой, и, если вы это сделаете, вы будете героями России и все остальные города будут пытаться брать с вас пример. 

— Пока депутаты Заксобрания говорят, что собираются голосовать против законопроекта. Насколько важен сам факт того, что удалось собрать 10 тыс. подписей?

— Как показывает практика выборов, сама процедура сбора подписей формирует электоральную базу поддержки. Люди, которые подписались, чувствуют себя вложившимися во что-то: в кандидата, программу или какой-то пункт повестки, как у вас. Это будут 10 тыс. потенциальных активных сторонников. Это само по себе полезное политическое упражнение, даже если оно не приведет к тому, что прямые выборы действительно вернутся. 

Хочется надеяться, что депутаты, наученные последними событиями в разных точках Евразии, поостерегутся легкомысленно относиться к инициативе, за которой стоят живые люди,и призадумаются, что, раз люди в таких количествах чего-то хотят, то делать вид, что после нажатия на кнопку их желание исчезнет, будет непредусмотрительно.  

— Насколько я знаю, после принятия поправок в Конституцию обсуждается новая муниципальная реформа. Я слышала мнение, что инициатива в Свердловской области может каким-то образом повлиять на решение федеральных законодателей — якобы они поймут, что есть запрос на прямые выборы, и в каком-то виде могут их вернуть. Вы согласны с таким мнением?

— Я про это тоже слышала. Причем, как ни странно, мне это передали ваши земляки как информацию от председателя вашего же Законодательного собрания (спикер парламента Людмила Бабушкина заявила порталу E1 следующее: «В связи с внесением изменений в Конституцию муниципальная власть будет четко встроена в вертикаль госвласти. Я полагаю, что можно было подождать этих актов, чтобы потом принимать решение [о сборе подписей]». — Прим. Znak.com). Сами видите, какого качества эта информация. Такими сведениями оперировать сомнительно. 

Но, действительно, Федеральный закон № 131 «О местном самоуправлении» будет переписан в связи с тем, что, в соответствии с новым текстом конституции, местное самоуправление должно стать частью «единой публичной власти». Что это значит, не знает никто — такой терминологии в российском праве до этого не было. Исходя из общей логики развития нашей политической модели естественно предположить, что речь идет о том, что у нас называется «встраивание в вертикаль». То есть скорее о праве губернаторов назначать мэров, чем о возвращении прямых выборов. 

Но невнятность этого термина позволяет авторам нового закона подстраиваться под меняющиеся обстоятельства.Если они действительно — может быть, глядя на разные выразительные близлежащие примеры — решат, что это хорошая идея: снизить политическое напряжение, освободив пространство для политической конкуренции внизу, на уровне местного самоуправления, то да, мы действительно можем увидеть подобные либеральные новации. Пока это выглядит маловероятным: слишком последовательной была кампания отмены прямых выборов мэров по всей России. Но чтобы это произошло, необходимо, чтобы требование возвращения выборных органов местной власти было выражено не просто в разговорах, а в акциях вроде той, которую проводят в Свердловской области. 

— Были ли в других регионах подобные попытки, успешные или не очень?

— У нас осталось семь столиц субъектов, где выбирают мэров напрямую. За последнее время были протесты в Элисте (Калмыкия), связанные с тем, что им назначили приезжего мэра, и жители возмутились. В результате им разделили должность на сити-менеджера и главу города, после чего протесты пока утихли. 

Существуют группы, собирающие подписи и ведущие другую работу за возвращение выборов мэров в разных городах России. Есть туманные обещания вернуть выборы во Владимире после голосования 13 сентября. Есть кампания за возвращение выборов мэра в Иркутске. Но центр борьбы за мэрские выборы — это Екатеринбург. У вас недавно это право отобрали, и вы продолжаете за него сражаться, что правильно.

 — В Хабаровском крае бывший губернатор Сергей Фургал вернул выборы мэров. Я слышала тезис, что часть протестующих против его отставки и задержания выходят на акции в том числе потому, что они не хотят лишиться этого права. Что вы думаете об этом?

— Эта версия предполагает высокий уровень политической грамотности протестующих. Очень возможно, что такие люди в Хабаровске есть, ведь это важный дополнительный компонент к образу «народного губернатора» — он не просто как-то по-народному разговаривает или охотно встречается с людьми, а возвращает гражданам их базовые политические права. Это действительно демократическая политика.

 

Опубликовано: 14 августа 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}