Забугорье

КЕРРИ ПРОТИВ ПРАВИЛ, БУШ ПРОТИВ ХАРАКТЕРА

Почти во всех своих выступлениях в ходе этой компании президент Буш обращал слова Джон Керри против него самого, но вчера во время теледебатов для него стало неприятным сюрпризом то, что Керри поступил с ним точно так же.
Ассистенты Буша знали, что самообладание – его слабое место и при подготовке к дебатам учили его не выходить из себя. Но затворы фотоаппаратов защелкали, ловя взгляд президента, брошенный в зал Университета Майами, когда Керри ухватился за очередное бушевское "враг нанес нам удар" и пустился в объяснения, что этот удар исходил не от Саддама Хусейна.

32-страничный договор, в котором оговаривались условия дебатов, должен был сгладить все острые углы.

Однако с первого момента характер кандидатов стал проявляться сквозь жесткий формат передачи.

Керри, как прилежный ученик, стоял за своим пюпитром и делал заметки, пока президент говорил. Именно Белый дом настоял на большинстве ограничений, но Буша они, похоже, раздражали. Он бросался отвечать, когда был готов. В определенный момент Керри даже пошутил, что он с удовольствием изменит правила.

В конце дебатов Керри выглядел очень довольным и горячо благодарил своего оппонента. Он сделал победоносный жест и пригласил на сцену свою жену Терезу. Буш едва упомянул своего оппонента и пошел в сторону своей жены Лоры, чтобы ее обнять.

Явное раздражение, которое Буш испытывает при мысли о Керри в качестве главнокомандующего, было, наверное, самым ярким впечатлением от этих дебатов. Буш даже использовал фразу, которую он употребляет в беседах с надоедливыми журналистам: "Дайте мне закончить".

Ближе к концу ведущий Джим Лерер указал на то, что Керри опять употребил слово "правда", и спросил, не вызывает ли это протеста. "Я довольно спокойный малый, – ответил президент. – Я не принимаю это на свой счет".
Почти во всех своих выступлениях в ходе этой компании президент Буш обращал слова Джон Керри против него самого, но вчера во время теледебатов для него стало неприятным сюрпризом то, что Керри поступил с ним точно так же.
Ассистенты Буша знали, что самообладание – его слабое место и при подготовке к дебатам учили его не выходить из себя. Но затворы фотоаппаратов защелкали, ловя взгляд президента, брошенный в зал Университета Майами, когда Керри ухватился за очередное бушевское "враг нанес нам удар" и пустился в объяснения, что этот удар исходил не от Саддама Хусейна.

32-страничный договор, в котором оговаривались условия дебатов, должен был сгладить все острые углы.

Однако с первого момента характер кандидатов стал проявляться сквозь жесткий формат передачи.

Керри, как прилежный ученик, стоял за своим пюпитром и делал заметки, пока президент говорил. Именно Белый дом настоял на большинстве ограничений, но Буша они, похоже, раздражали. Он бросался отвечать, когда был готов. В определенный момент Керри даже пошутил, что он с удовольствием изменит правила.

В конце дебатов Керри выглядел очень довольным и горячо благодарил своего оппонента. Он сделал победоносный жест и пригласил на сцену свою жену Терезу. Буш едва упомянул своего оппонента и пошел в сторону своей жены Лоры, чтобы ее обнять.

Явное раздражение, которое Буш испытывает при мысли о Керри в качестве главнокомандующего, было, наверное, самым ярким впечатлением от этих дебатов. Буш даже использовал фразу, которую он употребляет в беседах с надоедливыми журналистам: "Дайте мне закончить".

Ближе к концу ведущий Джим Лерер указал на то, что Керри опять употребил слово "правда", и спросил, не вызывает ли это протеста. "Я довольно спокойный малый, – ответил президент. – Я не принимаю это на свой счет".
Почти во всех своих выступлениях в ходе этой компании президент Буш обращал слова Джон Керри против него самого, но вчера во время теледебатов для него стало неприятным сюрпризом то, что Керри поступил с ним точно так же.
Ассистенты Буша знали, что самообладание – его слабое место и при подготовке к дебатам учили его не выходить из себя. Но затворы фотоаппаратов защелкали, ловя взгляд президента, брошенный в зал Университета Майами, когда Керри ухватился за очередное бушевское "враг нанес нам удар" и пустился в объяснения, что этот удар исходил не от Саддама Хусейна.

32-страничный договор, в котором оговаривались условия дебатов, должен был сгладить все острые углы.

Однако с первого момента характер кандидатов стал проявляться сквозь жесткий формат передачи.

Керри, как прилежный ученик, стоял за своим пюпитром и делал заметки, пока президент говорил. Именно Белый дом настоял на большинстве ограничений, но Буша они, похоже, раздражали. Он бросался отвечать, когда был готов. В определенный момент Керри даже пошутил, что он с удовольствием изменит правила.

В конце дебатов Керри выглядел очень довольным и горячо благодарил своего оппонента. Он сделал победоносный жест и пригласил на сцену свою жену Терезу. Буш едва упомянул своего оппонента и пошел в сторону своей жены Лоры, чтобы ее обнять.

Явное раздражение, которое Буш испытывает при мысли о Керри в качестве главнокомандующего, было, наверное, самым ярким впечатлением от этих дебатов. Буш даже использовал фразу, которую он употребляет в беседах с надоедливыми журналистам: "Дайте мне закончить".

Ближе к концу ведущий Джим Лерер указал на то, что Керри опять употребил слово "правда", и спросил, не вызывает ли это протеста. "Я довольно спокойный малый, – ответил президент. – Я не принимаю это на свой счет".

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}