Страна Р Рамиль Рахматов proufu.ru

«Прямой ущерб – около 6 млрд»: хронология событий по отчуждению акций БСК

Президент страны поручил проверить законность сделок, в ходе которых государственный пакет был отчужден и размыт

Горячая фаза противостояния у шихана привела к тому, что время стало сжиматься, решения приниматься быстро, а ставки расти. После явного выигрыша в силовом противостоянии защитников Куштау первоначальное предложение Главы РБ выкупить контрольный пакет акций БСК прозвучало как некая сладкая пилюля для содовиков. Но само по себе оно было не более чем временным маневром, за которым последовал реальный удар. В понедельник, 24 августа, Хабиров потребовал у Минземимущества проверить все юридические сделки 2012 года по слиянию ОАО «Сода» с «Каустиком» и «Березниковским содовым заводом», в ходе которых государственный пакет был отчужден и размыт.

Точку в этом вопросе вчера поставил Президент РФ Владимир Путин, поручив Генпрокуратуре начать проверку законности отчуждения. Уже через пару часов надзорное ведомство выпустило релиз, что расследование начато.

Обозреватель ProUfu Рамиль Рахматов в серии материалов «Анатомия БСК», вышедших еще в 2018 году, раскрывал детали этих сделок и указывал на их незаконность. Но реакции от властей тогда не последовало. Понадобилось активное противостояние у горы, чуть не приведшее к жертвам, чтобы, наконец, правоохранительная машина заработала.

В сегодняшнем материале мы воспроизводим хронологию событий по совершению этих сделок. 

Дожать Титова

Создание вертикально интегрированного холдинга началось с получения в 2003–2004 годах контроля над производящим каустическую соду и ПВХ АО «Каустик». В январе 2004 года в результате скупки мелких пакетов более 82% акций приобрели структуры инвесткомпании «Совлинк» (на тот момент принадлежала партнерам В. Вексельбергу, Л. Блаватнику, Д. Пяткину) и «Петротэк-холдинга» Сергея Черникова.

Далее настала очередь АО «Сода», блокирующий пакет акций которой – 34,8% – был сосредоточен у топ-менеджмента содового гиганта, возглавляемого директором Вячеславом Титовым. Для решения задачи по изъятию блок-пакета были привлечены авторитетные госструктуры. После нескольких дней уговоров и давления в здании представительства РБ в Москве (возглавлялось вице-премьером РБ Альбертом Харисовым) в начале декабря 2004 года Титов был вынужден переоформить все скупленные им акции АО «Сода» в пользу контролируемого новыми бенефициарами АО «Каустик» и их офшорных компаний.

С этого момента госслужащий Харисов стал одним из партнеров группы, которая в 2005 году назвала себя «Башкирская химия». К этому времени контрольный пакет акций содового завода – 62% – оставался в собственности региона. Приходилось довольствоваться нейтральной позицией республики, без использования агрессивной политики монополизации. В этот период происходило активное накопление прибыли от продаж соды через контролируемый партнерами торговый дом.

С помощью тесных отношений с властями (как уже указывалось ранее, интересы предпринимателей активно представлял вице-премьер Альберт Харисов) группа партнеров получила эксклюзивное право реализации всей продукции сначала АО «Каустик», а затем и АО «Сода» через посредника, образованного в 2003 году – АО «Единая торговая компания». Перепродажа готовой продукции через ЕТК позволила полностью контролировать ценовую политику и участвовать в прибыли от продаж, не являясь контролирующим акционером производителей АО «Каустик» и АО «Сода». В частности, большая часть прибыли от продаж кальцинированной соды оставалась в распоряжении ЕТК. 

Доверительное управление

В 2007 году республиканский пакет был передан в доверительное управление АО «Башкирская химия» (Постановление Правительства РБ от 18.07.2007). К этому времени 34,8% АО «Сода» уже находились в собственности АО «Каустик», полностью контролируемого партнерами. Таким образом, группа официально получила под контроль 97% акций производителя соды.

В 2008 «Башкирская химия» взяла в доверительное управление АО «Березниковский содовый завод», получив контроль над более чем 75% производства кальцинированной соды в России и возможность диктовать цены всем российским потребителям. В 2010 году «Каустик» купило 93,8% акций второго по величине производителя соды в стране, но это уже чистая формальность.

В том же 2008 году господин Харисов покинул Правительство РБ и оказался в числе владельцев акций содового производства. Никого особо не смутило, как человек, который всю жизнь находился на государственной службе, сколотил состояние, а про закон о противодействии коррупции даже не вспоминали.

В 2010 году «Башкирская химия» стала фактическим монополистом на содовом рынке страны. Но все же ключевые события по захвату производства произойдут чуть позднее – вместе со слиянием «Соды» и «Каустика» и появлением БСК. Здесь мы должны рассказать, что представляла собой «Сода» в 2010–2011 годах. Напомним, что в собственности или управлении «БашХима» находились «Каустик», «Березниковский содовый завод» и ОАО «Сода». Чуть более 61% акций самого лакомого куска в виде ОАО «Сода» принадлежало Республике Башкортостан, другая часть – «БашХиму» и миноритариям. Повторимся, что все предприятия были в доверительном управлении и собственности «Башкирской химии». По факту компания была монополистом. Но вдруг многие заговорили о синергии…

Напомним, что недолгая работа Азамата Илимбетова на посту премьер-министра РБ вызвала недоумение у экспертов. В последующем Рустэм Хамитов вообще на несколько лет откажется от назначения главы кабинета. Однако распоряжение Правительства РБ от 30 декабря 2011 года № 1779-р говорит о том, что свою небольшую роль господин Илимбетов все-таки сыграл. Именно этим распоряжением был запущен процесс организации будущей БСК.

И тут мы вновь столкнемся с совпадением. После своей отставки Илимбетов также успел поработать в БСК, что выглядит платой за содействие. Правда, это длилось недолго, говорят, Азамат Илимбетов не смог найти общий язык с одним из бенефициаров – Дмитрием Пяткиным. Но главное, что Илимбетов своей подписью запустил процесс. В дальнейшем мы увидим, что Рустэм Хамитов станет часто применять этот прием. Окончательное решение опять же будет подписано вице-премьером Рауфом Нугумановым.

К 2012 году вторым после РБ крупным акционером АО «Сода» стало АО «Каустик» – ему принадлежало 34,8% акций. Кроме акций АО «Сода», оно владело 98,97% акций АО «Березниковский содовый завод». В свою очередь, АО «Каустик» контролировался кипрским офшором Modisanna Limited – 51,77% и АО «Башкирская химия» – 48,23%.

Тот же самый офшор на 100% владел АО «Башкирская химия». Таким образом, компания Modisanna Limited через «БашХим» контролировала и АО «Каустик», и АО «Сода», и «Березниковский содовый завод», являясь бенефициарным собственником их уставных капиталов.

Бенефициары офшора на момент слияния компаний полностью контролировали их, могли определять и координировать производственную и сбытовую политику, поэтому в экономическом и организационном планах это объединение не имело смысла. К тому же «Каустик» был и остается совершенно обособленным от производства соды бизнесом. Однако договор доверительного управления контрольным пакетом акций АО «Соды» мог быть расторгнут республикой в любой момент в одностороннем порядке. Слияние трех компаний в одну преследовало единственную цель – обеспечить гарантированное владение контрольным пакетом акций, лишив республику возможности определять ключевые решения в бизнесе АО «Сода».


Справка. При реорганизации был утвержден коэффициент конвертации из расчета 19,37 акций АО «Сода» за 1 акцию АО «Башкирская содовая компания». Именно такой курс обмена акций, принадлежащих Башкортостану, был необходим для того, чтобы лишить его контрольного пакета в объединенной компании. Для этого оценщики должны были максимально завысить стоимость АО «Каустик» и АО «Березниковский содовый завод», при этом занизить стоимость АО «Сода». Первая задача решалась путем включения выплаченных АО «Сода» дивидендов в прибыль АО «Каустик»: из 1,19 млрд рублей прибыли, полученной АО «Каустик» в 2011 году, 1,11 млрд рублей составляет прибыль от участия в АО «Сода» (как указывалось выше, «Каустику» принадлежало 34,8% акций). Данная схема конвертации была подписана тогда еще министром земельных и имущественных отношений РБ Рамилем Искужиным.


Любому неспециалисту очевидно, что при слиянии АО «Сода» и АО «Каустик» эта прибыль не должна была учитываться при расчете коэффициента конвертации. Кроме того, оценщик в 2,5 раза завысил стоимость производственных корпусов «Каустика». Стоимость бизнеса АО «Березниковский содовый завод» была раздута путем включения торговой наценки Торгового дома «Башкирская химия» от продаж продукции завода в цену реализации.

О масштабах и доходности бизнесов свидетельствует простой факт: за пять лет, предшествующих слиянию компаний (с 2008 по 2013 год), выплачено в виде дивидендов: АО «Каустик» – от собственной деятельности – 0 рублей (все выплаченные дивиденды являлись производными от дивидендов АО «Сода», которые были распределены транзитом через АО «Каустик»); АО «Березниковский содовый завод» – 182,4 млн рублей; АО «Сода» – 16,5 млрд рублей (в 90 раз больше, чем двумя другими, вместе взятыми, участниками слияния).

При этом стоимость самого ценного актива в этой троице – АО «Сода», которое и являлось истинной целью реорганизации, занижалась путем обоснования многомиллиардных затрат на освоение новой сырьевой базы в ближайшие пять лет после объединения. Уже тогда вопрос истощения запасов сырья и необходимости их пополнения активно обсуждался, и это было использовано для снижения стоимости предприятия.

Курировал реорганизацию лично глава Администрации Президента РБ Владимир Балабанов, который после успешного ее завершения незамедлительно оставил госслужбу и до настоящего времени является топ-менеджером АО «Башкирская содовая компания». 

Непрозрачный карман чиновников

Сейчас республикой контролируется 38% акций БСК. Но даже формально они не принадлежат бюджету. В 2016 году был приватизирован республиканский пакет акций БСК. По закону есть два способа приватизации: прямая продажа акций через аукцион и их взнос в уставный капитал. Руководство республики выбрало второй вариант, и 38,27% акций оказались под контролем «Регионального фонда».

– АО «Региональный фонд» – это не бюджет, который требует определенных процедур. Регфонд представляет собой этакий непрозрачный карман, в который чиновники могут бесконтрольно засовывать руку по своему усмотрению. Дивиденды от БСК не поступают в бюджет и не распределяются в соответствии с законом о бюджете,
– считает химик, профессор Марс Сафаров.

Напомним, что в последние годы найти отчетность АО «Региональный фонд» в открытом доступе невозможно. Однако периодически у специалистов возникают вопросы об эффективности данной структуры. Ирония в том, что в свое время приватизацию республиканского пакета жестко критиковал и называл преступлением Ринат Баширов. Сегодня первый заместитель руководителя Администрации Главы РБ наряду с первым лицом республики входит в совет директоров Регфонда РБ.

Вот так, в целом, произошел процесс перераспределения контроля над «Содой». БСК сегодня – это в самой меньшей степени башкирское и даже российское предприятие. 

Зачем нам выкуп у грабителя?

По самым скромным оценкам, прямой ущерб республике при образовании БСК мог составить около 6 млрд рублей. Кроме этого, за 8 лет накопилась и упущенная выгода по дивидендам. Именно поэтому выкуп акций в пользу республики сравним с выкупом у грабителя. В гражданском порядке сделку 2012 года не отыграть в суде. Существует путь возбуждения уголовного дела, прецедент «Башнефти» хорошо известен. По информации ProUfu, такое развитие сценария уже проработано и в столичных кабинетах. 

– Если руководство страны сочтёт, что БСК должна находиться исключительно в государственной собственности, мы с пониманием отнесёмся к этой позиции. При этом мы не исключаем, что потребность в национализации может быть обусловлена не экономической, а какой-то иной логикой. Если соответствующее решение правительство страны примет, то мы его, конечно же, исполним, – комментировал агентству «Прайм» еще до заявления Путина один из совладельцев БСК Альберт Харисов.

Как видим, Харисов демонстрирует системность и готовность к сотрудничеству с властями. Снижение основных средств, минимальная модернизация, дивидендная и кредитная политика БСК говорят о том, что ее бенефициары всегда понимали, что владеют не своим и наступит момент, когда актив у них спросят. Тем не менее не стоит думать, что данный этап «содовых войн» будет легким и безболезненным. 

Опубликовано: 27 августа 2020 г

*_*

 ГЕНПРОКУРАТУРА НАШЛА НАРУШЕНИЯ НА БСК И НАПРАВИЛА МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Ведомство считает, что приватизация прошла незаконно. 

Генпрокуратура по поручению президента РФ Владимира Путина провела проверку на «Башкирской содовой компании» и выявила нарушения законодательства о приватизации. Напомним, Путин на совещании с Правительством поставил задачу проверить на законность потери государством контрольного пакета акций БСК.

Как считает президент, происходит выкачивание денег, а свои финансы «Сода» прячет на счетах иностранных компаний. Из-за этого республика не получает деньги. В итоге Генпрокуратура решила, что приватизация произошла против воли государства. Иск о возвращении имущества (акций БСК) направлен в арбитражный суд Башкирии.

Кроме того, материалы проверки по фактам злоупотреблений направлены в Следственный комитет Российской Федерации для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц региональных органов власти,  – говорится в сообщении надзорного ведомства.

Артем Ахметзянов

Опубликовано: 28 августа 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}