Страна Р Кирилл Кудрин  iz.ru

Чиновники будут бороться не с борщевиком, а с землевладельцами

Власти Ленинградской области распорядились разработать механизм штрафов для владельцев земли, не очищающих свои участки от ядовитого сорняка

Борщевик, который называют бичом сельского хозяйства и даже местью Сталина, уже давно стал головной болью для многих регионов России. Меры по борьбе с ним не слишком эффективны, поэтому опасный сорняк продолжает занимать всё новые территории. При этом до последнего времени было непонятно, кто в этом виноват и что мешает изжить проблему.

Ответ дал губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко на совещании в местной администрации.

«Мы можем навести идеальный порядок на муниципальных землях около домов культуры, ФАПов или школ, но если рядом на территориях частных домовладений или полей борщевик стоит стеной, он будет вновь засорять освобожденные от него земли», — приводит слова Дрозденко пресс-служба региона.

Губернатор дал поручение разработать «механизм воздействия» на землепользователей и собственников земли, которые «отлынивают» от борьбы с борщевиком Сосновского (так официально называется это растение).

— Теперь мы можем административно бороться с теми, кто «запустил» свои территории, — подчеркнул он.

Какими будут размеры штрафов, пока непонятно. Но опыт Ленобласти могут перенять другие регионы, которые так же безуспешно борются с борщевиком несколько десятилетий.

По словам губернатора Ленинградской области, раньше ввести штрафы было невозможно, поскольку борщевик считался сельскохозяйственным растением. Однако благодаря усилиям властей региона с 2016 года растение официально признано сорняком, борьба с ним закреплена законодательно и является обязательной.

Дрозденко рассказал также, что за «пятилетку» борьбы с борщевиком в Ленинградской области удалось освободить от него больше 600 га муниципальных земель. В соответствующих мероприятиях в этом году будут участвовать 33% от всех местных поселений. Но поскольку «в общем объеме земель региона площадь муниципальных земель очень незначительна», к борьбе с борщевиком необходимо привлекать собственников участков, но их не всегда можно найти, они отлынивают от этих обязательств и т.д.

Кстати, за пять лет, с 2011 по 2015 год, в Ленобласти на борьбу с борщевиком потратили 163 млн рублей. В 2016 году на эти цели планируется направить еще 19,2 млн.

В федеральном управлении и региональном управлении Россельхознадзора по Петербургу и Ленинградской области «Известиями» не смогли предоставить оперативный комментарий по ситуации.

При этом эксперты не разделяют точку зрения властей Ленобласти по поводу вины и ответственности за разрастание борщевика.

— Я часто бываю в разных местах, разных садоводствах, в том числе и на территории Ленинградской области, — рассказала «Известиям» председатель Профсоюза садоводов России Людмила Голосова. — И могу сказать, что борщевика там никогда не видела. Как правило, его можно увидеть, когда едешь по дорогам муниципального образования, он растет слева и справа. Борщевика нет даже на заброшенных садовых участках, просто потому, что остальные участки обрабатываются и ему неоткуда там взяться. Поэтому прежде чем обвинять «частников», я бы предложила муниципалам начать с себя. Все-таки эта зараза пошла с земель, где раньше были колхозы и совхозы, и в том числе от муниципалов.

Удивительно, но, по словам экспертов, официальной и более-менее полной статистики по территориям страны, занятым борщевиком, не существует. Специалисты ориентируются лишь на примерные представления о масштабах проблемы и на данные четырехлетней давности, которые подготовила рабочая группа ученых под руководством профессора СПбГУ Владимира Богданова.

В научном труде «Экологические проблемы землепользования на сельских территориях в Российской Федерации» приводились следующие цифры: первоисточник распространения борщевика Сосновского — это районы, где ранее совершенно официально культивировалось это растение, и самые удобные для него места — это заброшенные сельхозугодья. Такие земли, по данным Богданова, составляли в Вологодской и Ленинградской областях 36%, в Новгородской — 54%, в Псковской — 45%, в Тверской — 51,7%, в Тульской — 43,2%, в Ярославской — 37,1%.

— Эти проценты давались не от общей территории того или иного региона, а от площади земель сельскохозяйственного назначения. Помимо этого, во всех перечисленных областях, разумеется, есть и лесные угодья, составляющие большинство, реки, озера, дороги, муниципальные земли, земли военных, энергетиков и т.д., — пояснил Богданов «Известиям».

Что касается «частников», проблема такая тоже есть. При развале совхозов и колхозов часть людей получили земельные паи. Но многие из них уже умерли, кто-то даже и не начинал обрабатывать свои участки, поэтому владельца бесхозного поля сорняков действительно часто даже и не найти.

При этом ученый подтвердил, что более свежей и точной статистики по борщевику он не видел. И, по его оценке, доля заросших сорняком земель с каждым годом растет. Пусть и не на 10–15%, как пишут некоторые СМИ, но на 3–5% — вполне вероятно. Плюс многое зависит от площади, занимаемой борщевиков в том или ином месте. Если сорняка много, то и разрастаться он будет активнее.

Заместитель директора Института биологии Коми научного центра Уральского отделения РАН Иван Чадин рассказал «Известиям», что главная проблема сейчас даже не в определении вины отдельных собственников в распространении сорняка, а как раз в том, что никто до сих пор точно не подсчитал, какую территорию он занимает в стране.

— Это вопрос номер один. Потому что никаких карт актуального распространения этого растения на сегодня не существует, — посетовал он. — И только после того, как будет известно, какие территории заняты борщевиком, уже можно будет делать прогнозы, куда и с какой скоростью он будет разрастаться, как в связи с этим скорректировать планы по его уничтожению.

В целом, по словам специалиста, в этой работе не хватает планирования и системности. Потому что, если очистить от борщевика один участок и не думать о том, что он растет на соседнем, сорняк вскорости снова «заселит» уже очищенное место. Нужны «буферные зоны» и системные многолетние усилия.

О штрафах за необработку бесхозных территорий для их собственников в Республике Коми Чадин ничего не слышал.

Основные способы борьбы с борщевиком известны — химия, гербициды и регулярный скос травы. Плюс ни в коем случае нельзя давать растению разбрасывать семена из своих зонтиков.

Борщевик довольно опасен, несмотря на то что много лет считался полезной кормовой культурой. Растение выделяет сок, вызывающий серьезные ожоги. Широкое распространение в средней полосе России борщевик Сосновского получил после Великой Отечественной войны во время правления Сталина, поэтому сорняк называют еще и местью Сталина.

Это был продукт советской селекции. Первоначально считалось, что растение будет отличным кормом для скота. Ему включили зеленый свет, но потом выяснилось, что, к примеру, коровы, которые ели борщевик, давали горькое «борщевичное» молоко и т.д. Эксперимент был признан неудачным. Но наиболее массовое распространение сорняк получил уже на рубеже XX и XXI веков, когда в стране массово разорялись колхозы и совхозы и землю перестали обрабатывать.

Опубликовано: 4 августа 2020 г

*-*

В ГОСДУМЕ ОЦЕНИЛИ СООБЩЕНИЯ НЕМЕЦКИХ СМИ О «БОРЩЕВИЧНОМ БЕДСТВИИ» РОССИИ

Первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко оценил сообщения немецких СМИ о том, что борщевик стал настоящим стихийным бедствием для России и занял территорию уже более 1 млн га.

Ранее в ноябре о «борщевичном бедствии» написала немецкая газета Suddeutsche Zeitung. По словам журналистов, данная проблема вынудила Московскую область ввести штрафы для владельцев участков, которые не ведут борьбу с борщевиком.

«Это завезенное в нашу страну растение, которого примерно 70 различных видов, действительно доставляет неприятности, но утверждать, что оно представляет серьезную опасность, я бы не стал», — сказал Онищенко журналистам «Федерального агентства новостей».

По его словам, немецкие журналисты ситуацию явно утрируют, однако с этой проблемой необходимо бороться. Депутат напомнил, что в стране было несколько программ по ликвидации борщевика, однако они не имели успеха из-за несовершенства применяемых методов и нарушений предложенной технологии.

Немного истории

Немецкие журналисты в своей статье отмечают, что борщевик был искусственно завезен на территорию нынешней центральной части России. Это произошло примерно в 1950-х годах прошлого века, когда борщевик начали выращивать в качестве корма для коров. 

Вскоре разведение борщевика в СССР забросили, так как из-за его употребления портилось качество молока — оно становилось горьким. Однако к тому времени сорняк уже значительно разросся и стал приносить много хлопот. Дело в том, что иногда эти растения достигают нескольких метров в высоту, из-за чего у других представителей флоры почти нет шансов. Кроме того, сок борщевика вызывает серьезные ожоги. Если же пораженным оказался большой участок кожи, то это может спровоцировать интоксикацию, повышение температуры, отек и головную боль. 

Проблема не только в России

В своей статье журналисты не отрицают, что проблема также касается и стран Европы: Польши и самой Германии. Сообщается также, что в Европу борщевик прибыл в качестве подарка российского императора Александра I австрийскому министру иностранных дел Меттерниху. С этим утверждением не согласился доктор биологических наук Сергей Ижевский. 

«Я впервые слышу о том, что борщевик связан с Александром I, похоже на анекдот. Это результат интродукции и никакого отношения к Александру I не имеет», — сказал эксперт журналистам телеканала RT. 

Он отметил, что в Россию борщевик попал сразу после войны, когда стали строить громадные коровники и нужен был дополнительный корм. При этом в Европу, по его словам, растение никто не завозил. 

Как бороться 

Статью немецких журналистов прокомментировал и директор совхоза имени Ленина, бывший кандидат в президенты России от КПРФ Павел Грудинин. Он отметил, что проблема, связанная с распространением борщевика, действительно есть. Однако речи о его распространении на территории более 1 млн га не идет. 

«Знаете, какой метод борьбы с ним? Нужно сделать все территории культурными, то есть пахать и сеять», — сказал Грудинин в интервью НСН.

Специалисты также советуют данный способ для борьбы с борщевиком. При этом использовать рекомендовано быстрорастущие растения с большим количеством семян. Для этой роли хорошо подойдут кострецы и бобовые культуры. Для большего эффекта сам сорняк советуют выкапывать и сжигать. 

Есть ли штрафы

 Московской области с 1 ноября 2018 года действительно ввели штрафы для владельцев участков, которые не ведут борьбу с борщевиком.  За нарушение этой нормы для физических лиц предусмотрен штраф в размере от 2 до 5 тыс. рублей, для должностных лиц — от 20 до 50 тыс., а для организаций — от 150 тыс. до миллиона.

По данным РЕН ТВ, первый штраф в размере 400 тыс. рублей получила компания «Юниор». На ее земле было обнаружено 7 га сорной растительности, включая борщевик разного вида.

Для борьбы с этим ядовитым растением на 2018 год выделено 300 млн рублей. По данным властей, в Подмосковье сорняком заросло более 32 тыс. га. 

Опубликовано: 22 ноября 2018 г

*-*

ЯД ЗЕМЛИ: КАК ИСТРЕБИТЬ ВЕЗДЕСУЩИЙ БОРЩЕВИК

26 марта стало известно, что власти Подмосковья потратят почти 0,5 млрд рублей на борьбу с борщевиком Сосновского. Для сравнения: в 2018-м на эти цели не пожалели 200 млн. Живучая «гераклова трава» продолжает отравлять земли, тянуть деньги из бюджетов и награждать ожогами беспечных жителей. Его рубят, выкапывают, жгут, но он продолжает триумфальное шествие по стране. О том, как отвоевать земли у ядовитого сорняка, читайте в материале «Известий».

Стратегический враг

Если бы борщевик Сосновского был армией, это была бы уже война не на жизнь, а на смерть. Уничтожать сорняк в Московской области собираются и вдоль дорог, и на частной, и на муниципальной, и даже неразграниченной территории. Потому как терпеть уже больше нет сил: этот опаснейший из всех видов борщевиков захватил почти 32 тыс. га подмосковной земли.

— Понимаем точно, что это за земли — 15 тыс. га — частные земли, на которых комплексную борьбу должен проводить собственник, 15 тыс. га — земли органов местного самоуправления, 1,5 тыс. га земель — полосы отвода, — цитирует «РИА Новости» министра сельского хозяйства и продовольствия Московской области Андрея Разина.

По словам Разина, хуже всего дела обстоят в Рузском, Волоколамском, Можайском районах и Сергиево-Посадском городском округе.

Бить врага будут в несколько этапов: первый удар нанесут в мае, пока противник не окреп, затем продолжат в июне и конце июля. В августе и сентябре сделают выводы по итогам работы. Истреблять вредителя планируют тремя способами: химическим, механическим и агротехническим. Кроме того, для собственника или арендатора земли, которому ядовитый борщевик трын-трава, власти еще в августе прошлого года ввели штрафы. Так, обычный гражданин заплатит от 2 до 5 тыс. рублей, должностные лица потратятся немного серьезнее — от 20 до 50 тыс. рублей. Юридические лица поплатятся, как полагается, больше всех — от 150 тыс. до 1 млн рублей.

«Месть Сталина» и инопланетян

20 марта в Дарвиновском музее открылась выставка «Фабрика Борщевик» — попытка осмыслить пользу и вред живучего растения. Игрушки, подставки для карандашей, огромный шар-абажур, что возвышается над залом, — всё из борщевика, чей ствол и крепок, и широк. На стенах — детские рисунки: борщевик то горит в огне, то спускается с неба на парашютах и вообще инопланетянин, захватчик и гигант, что больше «самого большого хищника эпохи динозавров — спинозавра». Избавиться от борщевика предлагают кардинально: отправить на Луну («там атмосферы нет — погибнет»), «взорвать ядерную бомбу или скосить его».

— Главная задача проекта — привлечь внимание общественности к этой теме, научить, что с ним можно сделать. Просто косить, просто распылять — это деньги на ветер. Если ты срубил цветонос не вовремя, он дозреет и пустит семена, — рассказывает «Известиям» исполнительный директор Международного центра ответственного туризма и инициатор проекта Наталия Дронова. — На данный момент у нас борщевик и не в Минсельхозе, и не в Минприроды. Все от него открещиваются. Борщевик Сосновского, доказано учеными, действительно четко меняет экосистему, но в нацпроекте «Экология» его нет. Проблема борщевика в том, что у него нет хозяина, он сорняк. Но это сорняк, который вытесняет другие растения, и, если мы не обрабатываем землю, там будет один борщевик.

А ведь когда-то борщевик Сосновского вызывал только похвалу: разрастается быстро, вымахивает под 4 м в высоту. Не зря еще Плиний окрестил его Heracleum, или «геракловой травой». Настоящий богатырь! Питательный, неприхотливый, выносливый — стойко переносит холод Республики Коми, Мурманской области. Всхожесть — всем на зависть. Упавшие в землю семена могут «дремать» в почве 7–8 лет.

После войны борщевик Сосновского считался вполне себе безобидным, культивировался масштабно: надо было поднимать сельское хозяйство, вот и кормили им домашний скот. Но потом заметили — не всё так радужно. Молоко стало приобретать характерную горчинку, а колхозники страдали во время заготовок: фуранокумарины, которые содержатся в соке борщевика Сосновского, делают кожу беззащитной перед ультрафиолетом. В результате — химический ожог и волдыри, которые долго заживают, оставляя рубцы на коже и пятна.

Потому как только ни называли в народе этот самый агрессивный среди борщевиков вид — и «месть Сталина», и «сталинский диверсант». Впрочем, и ядовитые свойства борщевика тоже пытались обратить на пользу — до 1970-х растение высаживалось вдоль дорог, чтобы отпугнуть животных. В 1980-х борщевик Сосновского перестали культивировать, но он и без человека уже отлично рос и пошел дальше по стране — всего лишь одно растение может дать от 20 тыс. семян. Окончательно на борщевике Сосновского поставили крест в 2015 году, когда лишили его статуса сельскохозяйственной культуры и определили к сорнякам.

Сколько уже земель сдались под натиском ядовитого борщевика, подсчитать едва ли возможно. По данным издания «Коммерсант», ежегодно борщевик Сосновского захватывает 10% новых территорий. Федеральной программы нет, поэтому некоторые регионы сами пытаются оценить масштабы бедствия. Так, Минсельхоз Калининградской области затеял в этом году инвентаризацию территории, а собранную информацию будет направлять в областную прокуратуру.

Один в поле воин

Жительница Балашихи Мария Попова сражается с борщевиком Сосновского уже не первый год. Всё началось с любимой с детства деревушки на Волге, куда приезжает летом. Обвела как-то взглядом просторы и ахнула: тонет Толстоухово в токсичных зарослях.

— На подъезде к Калязину совсем страшные места — борщевик до горизонта, — рассказывает «Известиям» Мария. Она пыталась объяснить соседям, что надо спасать живописные места, но безуспешно. — Первые года 2–3 я практически одна боролась, на меня смотрели как на не вполне здоровую: «Что тебе, мешает что ли?» Но я, конечно, продолжала, потому что не могу на это спокойно смотреть. Люди разные, кому-то на полном серьезе хватает своего огорода для счастья: приехали, отдохнули, искупались в речке и уехали. В основном дачники, местных практически нет. Кто-то кивает: да, как всё ужасно. А кто-то говорит: «Да я уже старая, спина болит». Я даже не знаю, что на это отвечать, потому что у пожилых есть дети, внуки, но почему-то они не спешат помочь.

Так Мария начала одиночное противостояние, а вернувшись в Балашиху, поняла: и здесь покой ей только снится. Непромокаемая одежда, обувь, перчатки, маска на лицо, а в руках лопата или нож. Иногда в спецоперации принимает участие муж, но дети маленькие, оставить не на кого, так что «идут на дело» по очереди. «Копательная» страда у Марии начинается, когда борщевик еще не вымахал в полный рост, а так, по щиколотку — в конце апреля – начале мае.

— В прошлом году в соседнем районе нашелся человек, который вышел со мной на «охоту». Первый из ближайших соседей, — говорит Мария, но предупреждает: главное — соблюдать технику безопасности. — Решила время посмотреть — приподняла рукав грязной перчаткой… Больше так не делаю. Ожог был небольшой, проявился не сразу, но проходил долго и противно.

Сейчас Мария пытается организовать субботник в Лосином острове — борщевик уже и там пустил корни. Химикаты здесь применять нельзя (Национальный парк все-таки), трактором не проедешь — сорняк оккупировал места вдоль реки. Могла бы — сама принялась наводить порядок, но двух рук на целый Национальный парк маловато.

— К сожалению, между пониманием проблемы и действиями проходит много времени, а время здесь очень дорого, чем позже спохватиться, тем большие ресурсы понадобятся, — объясняет Мария. Математик и программист, она уже не хуже ботаника разбирается в коварном сорняке. Создала сайт против борщевика Сосновского, ведет страничку в соцсети — обменивается советами, мониторит новости.

— Борщевиков существует достаточно много видов, какие-то съедобные, отличаются размером, формой листьев. Я как-то пошла в Балашихе гулять неподалеку, смотрю: кто-то яростно с корнем дягиль (лекарственное растение. — Ред.) вырвал. Иду дальше — опять дягиль вырван. Пришлось написать статью о распознавании борщевика. А что? Дягиль тоже с зонтиком, тоже высокий, а то, что форма листа другая, на это, к сожалению, не смотрят.

Скормим гусеницам, выжмем патоку

— Эту историю волонтерством мы точно не решим, потому что борщевика гораздо больше чем нас, — говорит Наталия Дронова. — Почему еще борщевика Сосновского так много в Подмосковье? Мы много лесов вырубили из-за короеда. Как только вырубается лес, эту землю тут же занимает борщевик — он любит солнце. Я веду с Подмосковьем диалог уже полгода. У них в бюджете есть деньги на борьбу с борщевиком, но нет ни просветительской, ни научно-исследовательской работы. Городские жители даже не знают, как выглядит борщевик. Есть бюджет только на кошение и на гербициды. А зачем нам гербициды? У нас и так не всё хорошо с экологией… В Коми нет таких бюджетов, а борщевика — море. Поэтому детям в детских садах рассказывают о вреде борщевика, его рисуют, проводят тематические конкурсы. Это важная составляющая. Дети должны знать, что это враг, что нельзя его срезать, брать стебель-трубку и из него плеваться — сожжешь себе всю слизистую оболочку.

По словам Наталии, проблему решит переработка, по принципу китайской поговорки: если саранчу нельзя победить, то ее нужно научиться готовить. Исследований действительно хватает, вопрос их масштабного внедрения. Так, один из вариантов борьбы — засадить поле с борщевиком топинамбуром. Подобные эксперименты проводились на опытной станции Агрофизического научно-исследовательского института в Ленинградской области, и топинамбур в схватке победил, писала «Гатчинская правда».

— Я прочитала, что землю обрабатывали, пропалывали. Извините, если пахать и пропалывать, тут уже вопрос не в топинамбуре, — рассуждает Мария Попова. — Сельское хозяйство в любом случае хорошо — по сути мы превращаем брошенные земли в сельскохозяйственные. Я переписываюсь с людьми: кто-то посадил топинамбур, и что-то не больно-то он заглушает борщевик… Возможно, всё зависит от сорта топинамбура и погодных условий.

Еще один вариант — гусеницы, которым по вкусу только борщевик Сосновского. Или пустить сорняк на биотопливо или производство сахара. К слову, от идеи получения кормов для животных ученые тоже не отказываются — только корм нового, улучшенного образца.

— Мы разработали технологическую линию по первичной переработке борщевика, но не в спирт с сахаром (подпадает под лицензию), а в кормовую патоку. Будем внедрять с мая, — рассказывает «Известиям» ведущий научный сотрудник, заведующий лабораторией Федерального научного агроинженерного центра ВИМ Сергей Доржиев. — Экономическая модель, чтобы люди были сами заинтересованы: увидел борщевик, сорвал, переработал.

По словам Доржиева, если молоку борщевик добавлял горьковатый привкус, то можно подкармливать им тех же свиней или птицу.

— Патока — дефицитный товар, которым сейчас многие подкармливают животных. Даже пчел — получается очень хороший мед, — говорит Сергей Доржиев. — Есть биологический способ борьбы с борщевиком Сосновского — вывели такого жучка, который ест борщевик, но никто не знает, ест ли он еще и другие растения. Можно выкапывать, но если по Центральной России взять 1 млн га, то выкопать весь борщевик нереально. В среднем в год борщевик прибавляет около 100 тыс. га. Естественно, к этому приводит опустынивание и деградация полей. Если бы земли обрабатывались, то ничего бы особо не было.

Как говорит Наталия Дронова, одними штрафами ситуацию не спасти. Во-первых, надо знать, когда бороться с борщевиком: в августе обрезка — как мертвому припарка, растение уже выбросит семена. Во-вторых, рядовая ситуация: дачник не смог приехать на участок, заболел, а борщевик заколосился во всю мощь — семена прилетели с соседней опушки. Штраф? Штраф. Виноват ли дачник? Это как посмотреть.

— Такая же проблема у музеев-заповедников. У них есть земля, много земли, но сотрудников, которые бы обрабатывали ее в нужном объеме, нет. Да и бюджетов на борьбу с борщевиком у них, как у учреждений культуры, тоже нет. А борщевик наступает, и скоро это будет проблема ЖКХ, — объясняет Наталия Дронова. — Есть шикарные проекты по переработке, их нужно поддерживать. Нужна правильная комбинация, а то у нас ученые — отдельно, власть — отдельно, художники, культпросвет тоже сами по себе. Мне кажется, что пришло время научиться взаимодействовать правильно.

Опубликовано: 3 апреля 2019 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}