Мнение

РАСПАД УКРАИНЫ? ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ

Напряжённая ситуация на Украине, которую принято трактовать то как результат борьбы элитных группировок, то как противостояние либералов и консерваторов, кроме всего прочего, является наглядным признаком кризиса новой украинской государственности. Идея этой государственности - единая украинская нация, наконец обретшая независимость и продолжающая глубокие исторические традиции, - с самого начала была искусственным мифом, призванным оформить развал СССР.

Украина в нынешних её границах, будучи исключительно советским и тоже искусственным изобретением, была обречена на то, чтобы рано или поздно внутренняя противоречивость украинской государственности начала давать серьёзные сбои. Не будет ничего удивительного, если в конечном итоге внутренние противоречия приведут к исчезновению новой Украины с политической карты мира.

Как известно, история Украины как независимого государства весьма противоречива. С исторической точки зрения можно говорить лишь о достаточно коротких периодах относительной самостоятельности отдельных районов нынешней Украины. Ставить абсолютный знак равенства между Киевской Русью и Украиной отваживаются лишь самые отчаянные апологеты украинского национализма. И уж совершенно точно можно сказать, что никогда ранее украинское государство не существовало в тех границах, которыми наделил Украину советский строй и которые счастливо достались украинской элите при распаде СССР.

Однако счастье это длилось недолго, так как с первых же лет независимости стало ясно, что Украина является объединением очень разных по своим политическим, культурным, религиозным, социально-экономическим и прочим ориентациям регионов. Настолько разным, что по степени внутренней дифференциации Украина на самом деле является гораздо более внутренне разделённой страной, чем, к примеру, Россия, о возможности дальнейшего распада которой не перестают говорить. Достаточно указать лишь на то, что этнические украинцы, составляющие, кстати, немногим больше половины населения Украины, разговаривают на двух разных языках - украинском и русском. В России, по крайней мере, на русском языке разговаривают абсолютно все русские и подавляющее большинство представителей других национальностей. А ведь именно язык является одним из основных носителей общей культуры и общей самоидентификации.

В современной Украине искусственно объединены регионы с очень разным историческим прошлым, разным укладом жизни людей, разным опытом поколений. Как можно ставить знак равенства между Западной Украиной, долгое время входившей в состав Польши, Австро-Венгрии, других государств, и Луганской или Харьковской областью, не говоря уже о Крыме?

Проще говоря, разговоры о "единой украинской нации" это не более чем миф, так и не ставший реальностью, несмотря на интенсивную политику "украинизации", проводившуюся с момента обретения независимости с подачи львовской профессуры, занявшей роль идеологов новой государственности. Этот миф необходим украинской элите для легитимации той власти, которая нежданно-негаданно свалилась ей на голову в 1991 году. Но в наше время создавать достаточно эффективные мифы становится всё труднее. Они работают со сбоями. Для их внедрения необходима высокая степень внутренней консолидации элиты, транслирующей этот миф в массы или хотя бы просто жёсткая власть, как это имеет место в постсоветских государствах Средней Азии.

Напротив, новейшая политическая история Украины демонстрирует высокое напряжение внутриполитической борьбы в сочетании со слабой государственной властью. В таких условиях крайне сложно навязать обществу некую искусственную модель мировосприятия. Здесь можно лишь вычленить некие наиболее значимые, но реально существующие в обществе, умонастроения, тренды и попытаться оформить их соответствующими политтехнологиями, структурами, концепциями. Так, например, как это произошло в случае с созданием "Единой России" в РФ или с формированием имиджа Владимира Путина накануне его первого (как, впрочем, и второго) избрания на пост президента. При этом необходимо, чтобы тренды эти имели действительно массовую опору. По крайней мере, эти идеи должны разделять не менее 60% населения. Это азы политтехнологий.

На Украине же ничего подобного нет. Националистические идеи в основном имеют опору на относительно малонаселённом западе страны. Однозначная ориентация на рыночно-либеральные ценности, как и в России, распространена в основном в среде интеллигенции и части предпринимательского корпуса, также не составляющих большинства населения. В случае же с определением государственной идеологии даже половины населения будет недостаточно, для того чтобы основательно утвердить её в столь короткий период времени.

И это не говоря уже о том, что идея противопоставления Украины и России, к которой чаще всего сводилось теоретизирование новых украинских государственников, в принципе не могла стать надёжной основой государства, так как является негативной по направленности и во многом иррациональной по сути. Те же западные школы политтехнологий однозначно утверждают - только позитивные идеи и образы могут стать долгосрочной основой для удачного политического проекта. Образ врага может быть использован в ограниченном объёме в ограниченные периоды времени. К примеру, одной из причин неудач российских либералов на последних выборах однозначно можно считать упорное продолжение использования "страшилок" на тему возврата к советскому прошлому, которые просто перестали действовать. В случае же с Украиной тем более было странно объявлять главным врагом Россию - самого близкого и при этом гораздо более мощного соседа и основного внешнеэкономического партнёра. Это уже из области иррационального.

Линии внутреннего разделения естественным образом поддерживаются и социально-экономическими факторами. Густонаселённый и индустриально развитый восток и отчасти юг, фактически кормящие всю страну, объективно с обретением независимости оказались в ущемлённом положении по сравнению с относительно малонаселённым и экономически несостоятельным западом и отчасти центром Украины. В этой ситуации реванш восточных элит был неизбежен.

В дополнение ко всему вся эта внутренняя разобщённость входит в объективное противоречие с унитарным характером украинского государства, отсутствием выборности глав регионов и слабостью центральной власти в целом. В совокупности все перечисленные факторы составляют элементы мины замедленного действия, начало срабатывания которой мы, возможно, наблюдаем уже сейчас.

Причём в данном контексте нет абсолютно никакой разницы, станет ли президентом Украины Янукович или Ющенко. Внутренние противоречия украинской государственности имеют объективный характер и не исчезнут сами собой. Напротив, нельзя исключать того, что приход к власти Ющенко, выступающего ныне в роли "страдальца за правду", на самом деле лишь интенсифицирует негативные процессы. Как известно, Ющенко окружает команда весьма радикально настроенных соратников, направляемых в том числе западными советниками. По некоторым данным, именно эти люди сделали всё возможное для того, чтобы сорвать ещё полгода назад переговоры между Ющенко и действующей властью с участием российских представителей. В результате этих переговоров мог бы появиться компромисс, устраивающий все стороны, включая Запад и Россию. Но стараниями тех "непримиримых", которые сейчас нагнетают напряжённость, переговоры были сорваны. Их мотивы ясны - поражение для них будет означать политическую смерть и потерю к ним внимания Запада. Так вот, именно эти люди, да и сам Ющенко, которому уже некуда отступать, в случае прихода к власти, скорее всего, начнут проводить весьма жёсткую политику по отношению к нелояльным регионам, опираясь всё на ту же концепцию "украинизации". На фоне уже достаточно высокого градуса напряжённости это может вылиться в быстрый развал украинского государства.

Кстати, прозападные позиции Ющенко парадоксальным образом противоречат украинской национальной идее. Ведь интеграция в ту же объединённую Европу, принятие в полной мере ценностей общеевропейского проекта со временем неизбежно поставит вопрос о необходимости нивелирования роли национальной идеи в украинской государственности. Украинский национализм, по сути своей, неприемлем для единой Европы. Стремление к единому, общеевропейскому стандарту во всём, начиная от экономики и заканчивая идеологией и культурой - вот квинтэссенция европейской идеи. Не случайно многие украинские националисты первой волны (Корчинский, Чорновил и другие) отказались поддержать Ющенко, который старается не афишировать данное обстоятельство, понимая, что разъяснение этой части его позиционирования оттолкнёт от него немало сторонников, пока не вдающихся в детали.

Напротив, Янукович готов к переговорам, так как он является представителем правящей украинской элиты и, несмотря на всю декларируемую "пророссийскость", на самом деле кровно заинтересован в сохранении независимой Украины в нынешних её границах. Другое дело, что концепция украинской государственности может претерпеть изменения, учитывая необходимость нейтрализации описанных выше негативных тенденций и факторов внутреннего устройства Украины.

В самых общих чертах речь может идти о федерализации Украины, парламентской реформе, введении выборности должностей региональных руководителей, отказе от национальной концепции построения государства и смещении акцентов в сторону многонациональности с опорой на равноправное существование украинского и русского начал в составе государства, продолжение разумного балансирования между Западом и Россией, с отдачей предпочтений отношениям с Москвой по наиболее стратегически важным вопросам внешней и внутренней политики.

Впрочем, негативный вариант развития событий нельзя исключать и в случае окончательной победы Януковича. Возможно, это прозвучит цинично, но большой трагедии из этого делать не стоит. Особенно россиянам. Во-первых, распад Украины, по сути, станет логическим разрешением внутренних противоречий не вполне естественного и достаточно слабого украинского государственного проекта. На наших глазах распалась суперимперия СССР, исчезла союзная Югославия, постоянно перекраиваются границы по всему миру, а международное право стараниями США превратилось в пустые слова. На этом фоне нет никаких оснований считать, что геополитический передел постсоветского пространства окончательно завершён. Те же американские спецслужбы не стесняются говорить о том, что Россия может в скором времени развалиться на 13 частей. Упорно пытаются американцы и перекроить сферы влияния на постсоветском пространстве в целом. Почему же в этом случае надо считать невозможным распад Украины?

Во-вторых, распад Украины выделит из неё абсолютно пророссийский Восток и часть юга (в первую очередь Крым). Эта часть Украины, как минимум, будет вынуждена во всём ориентироваться на Россию. С течением же времени нельзя исключать и вхождения этих регионов в состав РФ. Что касается преимуществ для России, то стоит лишь упомянуть о промышленном потенциале восточно-украинских областей, донбасском угле и базах Черноморского флота в Крыму.

Конечно, есть у этого варианта и явные недостатки. К примеру, отколовшиеся запад и центр Украины однозначно повернутся лицом к Западу, который по такому случаю, пожалуй, примет украинцев на каких-нибудь особых условиях и в ЕС, и в НАТО. Геополитически эта территория будет потеряна для России на долгие годы. В идеале хотелось бы видеть Украину в нынешних её границах и во главе с пророссийским руководством. Однако лучшее, как известно, враг хорошего.

Сергей Михеев, ведущий эксперт Центра политических технологий (www.politcom.ru)


Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}