Мнение

ПОМЕСЬ ОРТ И ЧУЧХЕ

Россию хотят оставить без Интернета<br>

Во вторник сразу два министра - образования и иностранных дел - высказались за контроль государства над Интернетом. И если министр образования Андрей Фурсенко ограничился осторожным заявлением о том, что легкий доступ к информации посредством всемирной сети "порождает виртуальный мир, в который хочется уйти с головой", а это, в свою очередь, способствует возникновению серьезных социальных проблем, то Сергей Лавров заявил о необходимости прямого государственного контроля над сетью. Министр иностранных дел обосновал свою точку зрения тем, что многие интернет-ресурсы пропагандируют насилие, разжигают расовую и межнациональную рознь. Министр назвал создание подобных сайтов «подстрекательством к террористической деятельности».

Разговоры о снятии с сети завесы анонимности были слышны еще весной. Тогда Юрий Лужков предложил комплекс мер «юридического и законодательного характера» для наведения порядка в Интернете. Столичный мэр сделал упор на борьбу с «черным пиаром», материалами порнографического содержания и нарушением авторских прав писателей и музыкантов. А уже этой осенью Совет Федерации, во время обсуждения концепции нового закона о СМИ, коснулся цензуры в Интернете, но так и не пришел к какому-то общему решению.

Интернет с каждым днем обретает все новых пользователей - не все из них являются сознательными гражданами, стремящимися удвоить ВВП. Все активнее завоевывают виртуальные просторы различные преступные элементы и просто чрезмерно вольнодумствующие юзеры. Что мы имеем в итоге? Каждый, кто умеет пользоваться Интернетом, может найти в нем все что угодно, начиная с рецепта скручивания электросчетчика и заканчивая изготовлением бомбы из подручных средств. Любая уважающая себя террористическая организация имеет в Интернете свой сайт, при помощи которого ее лидеры навязывают неокрепшим умам свою картину мира. Обилие порнографических сайтов уже давно вызывает тошноту у пользователей, умудренных жизненным опытом, но молодежь вкушает доступный запретный плод с неподдельным удовольствием.

Сотни писем рекламного содержания, распирающие ваши почтовые ящики, отправлены без вашего согласия, и рабочий день начинается с удаления спама. Вам предлагают все что угодно, от питьевой воды до увеличения пениса. Пример американцев, получивших существенный срок (9 лет) за рассылку подобных писем, не останавливает российских спамеров – у нас такое наказание невозможно.

Проституция тоже очень удобно разместилась в виртуальном пространстве. Тысячи гражданок, решивших обогатиться оказанием интимных услуг, томно взывают к пользователям – «приди и купи меня». А пользователь не хочет покупать, может, в этот прогрессивный век он хочет чистой любви. Но лавровских запретов он хочет меньше всего.

В одной из азиатских стран на фирмы, размещающие незаконно свою рекламу в общественном транспорте, обрушивается поток телефонных звонков, генерируемых специальным оборудованием. Почему бы не пойти по этому же пути? «Центр американского английского», уже ставший легендой российского Интернета, должен иметь какие-то помещения, в которых проходит обучение. Почему бы следственным органам, исходя из этого, не раскрутить всю цепочку до самого высшего звена и не предъявить обвинение по всем статьям? Даже без принятия новых законов там наберется множество нарушений уже действующего законодательства. А если органы внутренних дел отнесутся к этому с пристрастием, то это отобьет аппетит у последователей.

Труднее с порнографией: велик и могуч русский язык, и объявление о платных секс-услугах можно составить так, что ни один юрист ничего не докажет. Впрочем, устранять надо не следствие, а причину: борьба с проституцией до появления Интернета не была слишком успешной, так что Лаврову лучше было бы помянуть не всемирную паутину, а всероссийскую паутину коррупции, прочно опутавшую правоохранительные органы, крышующие жриц любви и их работодателей.

Наиболее обоснованы меры, предложенные Лавровым, в отношении террористических сайтов. Однако для того, чтобы изъять их из Рунета, вовсе необязательно переходить на китайскую и северокорейскую модель, что, по сути дела, и предлагает министр иностранных дел. Государственный контроль за Интернетом суть сертификация каждого компьютера с присвоением ему персонального номера, введение электронной подписи каждого пользователя и тотальный контроль над каждым гражданином, умеющим выйти в сеть. К этому можно добавить и разрешенный государством список доступных ресурсов - и можно быть уверенным, что Интернет окончательно превратится в помесь ОРТ и чучхе.

Любопытно, что это предлагает министр именно иностранных дел. Похоже, он хочет остаться единственным человеком в России, который будет хоть немного знать, что же творится в мире. Потому что министр иностранных дел РФ по долгу службы выезжает в зарубежные командировки. Правда, судя по его интернет-инициативе, зарубежный опыт не слишком отяготил русского министра.



Павел Клубков, www.globalrus.ru

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}