Мнение Александр Сокуров echo.msk.ru

Встреча с государством

Накануне традиционной декабрьской встречи президента России с Советом по правам человека Александр Сокуров побывал в офисе Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе Александра Гуцана с «протокольной», но и глубоко актуальной, важной задачей: выяснить позицию властей относительно многочисленных проблем нашего региона.

Александр Сокуров:

— Мне необходимо было прояснить ситуацию вокруг Шиесского заговора, поскольку планируемое там мусорное захоронение угрожает именно нашему краю. Кроме того, имеется большое количество подлежащих обсуждению тем, связанных с общественно-политической жизнью и культурой Петербурга, сохранением города и других.

К сожалению, ни на один вопрос я не получил ответа. Разговор проходил в атмосфере враждебности и высокомерия со стороны государственного чиновника. Никогда ранее я не встречался с начальствующим господином, столь враждебно и высокомерно настроенным по отношению к своему соотечественнику. И по отношению к людям, гражданам вообще.

Встреча просто потрясла меня своей бесполезностью. Обсудить тревогу архангелогородцев, их открытый долговременный уже протест не получилось. Представитель Президента несколько раз повторил, что, мол, ничего особенного не предполагается, никаких работ не ведется, нет никаких специалистов с их категорическими рекомендациями не строить полигон. И нет вообще предмета для обсуждения. С очевидным раздражением представитель Президента недоумевал — с какой стати какой-то режиссер вообще влезает в эту проблему.

Совершенно очевидно, что сам факт существования Совета по правам человека вызывает у моего собеседника нескрываемое раздражение. Очевидно, таким чиновным господам хочется лишь одного — вообще ликвидировать какой-бы то ни было контакт с народом на местах. Я услышал, что всякое недовольство положением дел в стране и конкретно ситуацией в Архангельской области есть «возня» какой-то «спекулятивной оппозиции» и «вмешательство американцев». «С этими людьми вообще не о чем разговаривать, — повторял представитель Президента. — работать они не хотят, слишком требовательны к уровню зарплаты и вообще капризны».

Все мои призывы искать способы и форму диалога с людьми, постараться понять их позицию отвергались в абсолютно бюрократическом стиле. Я с таким упорным нежеланием понимать людей прежде сталкивался лишь тогда, когда приходилось обсуждать полицейские проблемы.

Я даже не стал задавать другие вопросы — о системе образования в регионе, о проблемах градозащиты, о реальном положении учреждений культуры в городе, который с известной долей юмора называют культурной столицей России, а меж тем культура отнюдь не относится к числу приоритетов, о строке финансирования культуры в бюджете города…

И о судьбах молодых людей, которые нуждаются в добром понимании, наверное — в отеческом…
Что спрашивать обо всем этом, если то и дело в ходе разговора я слышал, что это не входит в круг его интересов и не является сферой его ответственности.

С нескрываемым чувством гнева, возмущения, с отчаянием я встал и, не прощаясь, ушел из этого государственного кабинета.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}