Интервью nv.ua

Машина махинаций. Каким был путь Лукашенко от всеобщего любимца до ненавистного диктатора — рассказывает бывший соратник

Экономист Сергей Чалый, который в 1993 году работал в предвыборном штабе Александра Лукашенко, в интервью Радио НВ рассказал, как самопровозглашенный президент Беларуси стал диктатором.

— Как человек, пришедший к власти на волне народной любви, стал диктатором? Видели ли вы какие-то изменения, когда работали с ним в одном штабе, с чего это все начиналось?

— Началось примерно с 1996 года, когда начались первые конфликты президента с Верховным Советом. Тогда впервые у нас появился термин «вертикаль власти», потом у нас его скопировала Россия — то есть выстраивание исполнительной власти сверху донизу и постепенное понижение роли представительских органов, советов и т. д.

Этот конфликт зашел настолько далеко, что фактически было представлено два альтернативных варианта Конституции на референдум, причем этот референдум имел рекомендательный характер, но к тому времени уже в Верховном Совете собирались подписи за импичмент Лукашенко за некоторые вещи, которые уже тогда нарушали принцип разделения власти.

Там было очень много странных событий вокруг даты референдума и возможного импичмента. Фактически Лукашенко тогда с помощью вмешательства российской делегации из Госдумы переиграл Верховный Совет. Заседание Конституционного Суда, который должен был принимать решение по обращению Верховного Совета об импичменте, перенесли на день позже, чем объявление результатов референдума, которые Лукашенко объявил уже обязательными, с новым вариантом Конституции, который уже целиком ломал принцип разделения власти.

Там вводились совершенно другие представительные органы, половина из которых (верхняя палата) назначалась самим президентом. Примерно с этого момента пошел длинный процесс укрепления президентской власти и уменьшения демократии.

Первыми и единственными более или менее честными выборы были те, на которых его избрали. Дальше совершенствовалась машина махинаций, которая достигла буквально идеала. Настолько все было сделано, что госаппарат и фальсификации и на уровне участков, и на уровне Центральной избирательной комиссии делали смену власти невозможной.

Когда вы 26 лет находитесь у власти, вам уже надоедает быть народным трибуном, вы постепенно превращаетесь в такого абсолютного монарха, которого беды и чаяния, желания народа уже начинают раздражать. Особенно хорошо это проявилось во время коронавируса. Поведение властей тогда, конечно, очень сильно разозлило население.

— Для того, чтобы так долго удерживать власть, для того, чтобы не замечать, например, коронавирус в этом году, нужно окружить себя каким-то количеством людей, которым можно доверять, которые не предадут. Кто эти люди, кто формирует его повестку дня, сообщает ему, что происходит вокруг? Может ли он находиться в «пузыре» из каких-то фейковых новостей и реально не понимать, что происходит в стране, которой он 26 лет руководил?

— Здесь вы абсолютно правы и, опять же, это неизбежно происходит, когда вы так долго находитесь у власти. Постепенно к вам начинают приближаться люди, которые стараются и считают своим долгом, своей работой обеспечивать ваше душевное спокойствие, а не благо страны. Уже много лет как у нас не проводится никаких экономических реформ, Лукашенко об этом говорит регулярно.

Постепенно он окружил себя [такими людьми]. Сначала это была глава Администрации президента Наталья Качанова. Сейчас она — председатель нижней палаты парламента, но по-прежнему так же близка к Лукашенко и ходит с ним постоянно на все совещания, выполняет его поручения.

Это к вопросу о разделении власти. Представьте себе, когда президент напрямую появляется в обществе председателя нижней палаты парламента и дает ей поручения. Такое нигде нельзя представить, у нас такое возможно.

Плюс пресс-секретарь Наталья Эйсмонт тоже своей задачей считает обеспечение уюта и душевного спокойствия. И эта ситуация, когда Лукашенко оказался в таком комфортном окружении, а проблемы, которые были снаружи, которые требовали решений, которые понимали правительство, они через эти «ласковые женские руки» пробиться практически не могли.

Некий перелом произошел во время уже избирательной кампании. У нас есть Виктор Шейман, он занимал очень много постов, но по сути является помощником Лукашенко, которому он бесконечно доверяет по особым поручениям, очень таким чувствительным. И он считается человеком, который имеет огромное влияние на силовые структуры. 

Примерно месяца два назад произошла смена того, кто управлял избирательной кампанией Лукашенко. То есть роль силовиков сильно возросла, и тогда, видимо, Лукашенко узнал о том, как на самом деле обстоят его дела с электоральным рейтингом, потому что никаких официальных данных нет, независимая социология уничтожена. Право проводить соцопрос имеет только буквально пару государственных структур, но они делают это в закрытом режиме, никому их не показывают.

Именно тогда, когда он узнал о том, что дела его не очень хороши, как ему говорили эти две женщины, тогда была совершенно дикая неделя. Лукашенко каждый день выступал, грозя защищать себя во власти вооруженным путем, вспоминал об Андижане, говорил о том, как он будет отстреливаться до последнего патрона. Это выглядело абсолютно дико на фоне кампаний, которые остальные кандидаты вели абсолютно легально, подчеркнуто, юридически выделено и так далее, никаких призывов ни к чему там и близко не было.

Вечером в день голосования и три дня после в Беларуси шла откровенная эскалация насилия. Казалось уже, что дальше просто некуда, дальше уже элементарно военная диктатура. И это, очевидно, был план силовиков, который сломали на самом деле женщины, вышедшие в среду и четверг на улицы «цепями солидарности». Потому что бить женщин при свете дня — это уже как-то выглядело бы совсем дико.

У нас было в субботу одно массовое мероприятие, связанное с народным мемориалом, возложением цветов на месте первого погибшего, застреленного, видимо, внутренними войсками (там сложно разобрать) на улице Притыцкого, уже там была многотысячная толпа.

Затем Лукашенко со всей страны свез очень немного, буквально несколько тысяч своих сторонников на центральную площадь перед Домом правительства и начал выступать перед ними, фактически ведя избирательную кампанию, которую он не вел. Перед этим он выступал, например, среди силовиков — четыре части посетил и внутренних войск, и ОМОНа. А сейчас он наконец начал выступать перед людьми, когда выборы закончились. И сейчас он едет по заводам.

Он ведет избирательную кампанию после уже окончания дня голосования. Это очень странно, потому что на многотысячном митинге точно было больше 200 тысяч человек, возможно, даже больше 300 тысяч. Митинг в его поддержку из нескольких тысяч человек, свезенных со всей страны, смотрелся просто жалко против сотен тысяч людей, собранных только в одном Минске.

— Сегодня речь идет о том, что передача власти возможна после внесения изменений в Конституцию. Расскажите, пожалуйста, о планах координационного совета для обеспечения передачи власти, в которую вы также входите.

 — Пока он еще ни разу не собирался. Эта идея, которая возникла у Светланы Тихановской, чтобы пока она находится за границей, создать орган, который мог бы представлять ее интересы здесь и вести переговоры о мирном транзите власти от Лукашенко к ней самой. Потому что она все-таки победила на этих выборах, а выборы были украдены у нее.

— Лукашенко на это как-то реагировал?

— Пока нет, он делает вид, что он по-прежнему победил и всегда говорит о том, что за него 80%.

 

Опубликовано: 18 августа 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}