Интервью vedomosti.ru

«Никакого миллиарда у нас нет»

Бывший крупнейший совладелец банка «Траст» Илья Юров ответил на интервью действующего предправления.

На примере «Траста» проясняется тактика санаторов и Центробанка: на входе в любое финансовое оздоровление можно раздуть масштаб проблем до астрономических сумм, выделяемые на оздоровление деньги – использовать для других целей, а потом заявить: «Мы разобрались, ничего спасти нельзя, надо списывать в убытки». Про «Траст» изначально говорилось, что [нами] украден $1 млрд, а теперь, спустя четыре года (и два уголовных дела, по которым люди отбывают реальные сроки), Соколов говорит – мол, разобрались: не украли, ну да, у них активов ровно столько, сколько они всегда раскрывали в декларациях, но кто же знал это четыре года назад.

Я за эти четыре года написал десяток обращений в ЦБ, Генпрокуратуру, [предправления «ФК Открытие» Михаилу] Задорнову и самому Соколову, в которых подробно расписывал, что никакого миллиарда [у нас] нет, а все наши честно заработанные за 20 лет (и полностью задекларированные до 2014 г. в Российской Федерации) активы не превышают $60 млн, и не получил ни одного (!) ответа по существу. («Траст» отказался комментировать переписку, Центробанк, Генпрокуратура и «ФК Открытие» не ответили на запросы. – «Ведомости»)

Особенно занятно из уст Соколова, который несколько лет (в том числе до и внутри кризиса 2008 г.) руководил риск-менеджментом всей розницы «Траста», звучат фразы про «неэффективный бизнес «Траста». То есть либо он сам активный участник этого бизнеса, в результате которого «много потеряли», либо через годик он в следующем интервью скажет что-то вроде «мы снова разобрались, убытков не было, а из «Траста» просто выкачали деньги в «Открытие» под видом санации». Никаких убытков на миллиард долларов в аудированной финансовой отчетности «Траста» после 2014 г. не появилось, и старая отчетность официально пересмотрена не была. Эта ситуация подробно рассматривалась на суде в Англии, и «Траст» отказался предоставлять любую финансовую и бухгалтерскую отчетность, подтверждающую убытки, кроме заключения АСВ.

В 2015–2016 гг. в российских медиа вышло около 5000 публикаций (из которых 500 оригинальных) о том, как я украл миллиард, а сообщить о том, что это полная ерунда, решили одной строчкой, которую никто бы и не заметил. Соколов меня и моих многочисленных коллег прямо называет виновным в потере денег и непрофессионалом, а я и ответить-то не могу...

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}