Актуальный архив Владимир Иванидзе sovsekretno.ru

Власть - высокодоходная форма собственности

Столичных журналистов часто обвиняют в том, что ничего, кроме борьбы бульдогов под кремлевским ковром, их не интересует, между тем основная часть России располагается за пределами Садового кольца, и самое интересное там и происходит.

Считаем упрек необоснованным и предлагаем читателям очерки нашего обозревателя Юлии ЛАТЫНИНОЙ о Свердловской области. 

Самым оригинальным способом отпраздновали майские праздники в городе Серове, в 400 километрах к северу от Екатеринбурга. Там 27 апреля переменилось начальство на Серовском металлургическом заводе. Директор завода, Антон Баков, создатель полусоциалистического, полуфашистского движения «Май», вот уже полгода – главный враг губернатора Росселя.

В том, что Баков на заводе не жилец, никто в Екатеринбурге не сомневался. Гадали о другом – сколько в Серов пошлют ментов и сильно ли менты побьют Бакова.

Хроника событий 

Судебные исполнители появились на заводе вечером 27 апреля. Они огласили решение арбитражного суда о ликвидации народного предприятия «Серовский металлургический завод», оттеснили охрану и топором взломали дверь в кабинет директора. Исполнителей сопровождали несколько десятков милиционеров во главе с замначальника УВД области полковником Юрием Овчинниковым.

Это была не первая попытка захвата. 5 октября исполнители уже пытались проникнуть на завод. Тогда отцу Антона Бакова сломали руку, а самого Бакова торжествующие рабочие внесли на руках в заводоуправление. После этого вокруг завода, под предлогом защиты от паводка, были установлены бетонные надолбы.

27 апреля Бакова не было в городе, а когда он приехал, сменив привычный шестисотый «мерс» на «Жигули», было уже поздно.

На площади перед заводом вскипел митинг рабочих, верных Бакову. В ответ на двери заводоуправления вывесили список из шестидесяти трех человек, которым запрещен доступ на завод. Список не помог – начальники цехов, оставшиеся верными Бакову, практически остановили завод, уменьшив загрузку домен.

Губернатор Россель панически боялся смещать Бакова. Он хорошо помнил, как движение «Май» защищало соседний Качканарский ГОК, с которого тоже выкинули директора. Тогда милиции пришлось стрелять в воздух. Однако Антон Баков проявил поразительное благоразумие. 30 апреля, не получив от главы города разрешения на очередной митинг, хозяин популистского движения «Май» собрал верных ему начальников цехов и разрешил присягнуть на верность новым владельцам.

Кто прав? 

Я была на этой встрече. Несколько десятков тертых жизнью мужиков почти плакали, горячо убеждая меня, какой замечательный человек Антон Алексеич и как было плохо при старых хозяевах, которые не платили зарплату месяцами. Согласитесь, такая преданность человеку, которого в Екатеринбурге считают чем-то средним между Остапом Бендером и Адольфом Гитлером, заслуживает уважения.

Что же случилось в городе Серове?

Кто прав в этой истории?

Металлургический завод им. А.К.Серова – это средний по екатеринбургским меркам завод, выпускающий до одного миллиона тонн высоколегированной стали в год.

В 1996 году за контроль над заводом боролись питерский «Промстройбанк» и один уральский промышленник (будущий, кстати, депутат Госдумы). Контрольным пакетом владел «Промстройбанк». Часть пакета была записана на физическое лицо – для удобства налогообложения. Физическое лицо поймали, вывезли в лес и стали там убеждать продать акции. Главным средством убеждения был паяльник, один конец которого подсоединили к аккумулятору, а другой вставили в физическое лицо. Так как при процедуре присутствовал юрист областного фонда имущества, то сделка была оформлена юридически безупречно.

После этого стороны расстались: новые хозяева побежали захватывать власть в Серов, а физическое лицо побежало в РУОП.

Чтобы как-то замять шум, вызванный столь нетривиальным способом продажи акций, новый владелец контрольного пакета пригласил в генеральные директоры одну из самых ярких личностей в команде губернатора Эдуарда Росселя – Антона Бакова. Когда заходил разговор о людях, обеспечивших на губернаторских выборах 1995 года победу Росселя над ставленником Москвы Страховым, обыкновенно называли трех человек: тогдашнего директора Нижнетагильского металлургического комбината Юрия Комратова, водочного короля Урала Павла Федулева и Антона Бакова

Новые собственники завода полагали, что Баков станет их «крышей» во властных структурах. Расчет оказался неправильным. Баков не годился для роли номинального управляющего. «Не родился еще тот директор, у которого я был бы замом», – как-то обронил он.

По словам нынешнего ликвидатора Серовского металлургического завода Алексея Борщенко, став генеральным директором Металлургического завода им. А.К.Серова, Антон Баков учредил ряд фирм – «Техноград «Северный», компания «Мир», «Малахит» – и передал этим фирмам в аренду производственные мощности завода. Все фирмы были зарегистрированы на один и тот же адрес в закрытом административно-территориальном округе. Поселок Уральский, дом 5.

Владельцы завода – хотя бы и получившие его с помощью паяльника – были таким образом отстранены от руководства предприятием. Затем Баков нашел общий язык с налоговой полицией. Та арестовала за долги имущество Завода им. А.К.Серова и... продала его тем же фирмам, которые до этого имущество арендовали.

В 98-м Баков зарегистрировал новое ОАО – «Серовский металлургический завод» и внес туда в качестве уставного капитала бывшее имущество Металлургического завода им. А.К.Серова.

В 99-м Баков преобразовал АО «Серовский металлургический завод» в народное предприятие и попытался раздать его акции рабочим.

Злые языки обвиняют Бакова в еще одной уникальной по красоте финансовой операции. Говорят, что, уже будучи генеральным директором Серовского металлургического завода, он платил налоги в казну векселями Металлургического завода им. А.К.Серова. Того самого, на балансе которого значились две табуретки.

По сравнению со свердловскими деловыми обычаями, ориентированными большей частью на паяльник в лесу и бомбу в подъезде, Баков демонстрировал небывалую виртуозность стиля. «При других условиях он бы стал вице-премьером», – как-то обронил о Бакове один мой знакомый, ближайший сподвижник Чубайса. Видно, знал, из какого теста у нас вице-премьеры.

Словесный портрет 

Антон Баков ничуть не напоминает классического «нового русского», как его представляют анекдоты. Он уважает шестисотые «мерсы» и дорогие костюмы, но на ужин довольствуется магазинными пельменями. Жилище его в Серове крайне скромное – отремонтированный флигель в местном пансионате. Помимо всего, профессиональный металлург Антон Баков блестяще образован – мало кто из моих знакомых может изъясняться на такой занятной смеси из фени и цитат Тютчева.

По умонастроению Антон Алексеич причисляет себя к евразийцам. Это было такое философское течение 20-х годов нашего века. Ярчайшие его представители – Карсавин и Трубецкой – рассматривали Россию как самобытное явление, глубоко чуждое Западу. Баков является, так сказать, практикующим евразийцем: его операции с имуществом Серовского метзавода как нельзя лучше утверждают самобытность российской экономики.

Именно Баков подал Росселю идею создания «Уральской республики». Он даже напечатал для этой республики деньги – «уральские франки». На купюрах, помимо Нестерова, Аносова и Мамина-Сибиряка, оказался изображен также и хан Ибак – местный уральский хан, одержавший в свое время победу над татарами. Хан попал на деньги как раз из-за евразийских убеждений Бакова.

Уже в 1998 году, став директором в Серове, Баков выпросил у Росселя эти франки и стал их использовать в столовой вместо талонов. А поскольку рабочие евразийству обучены не были, то фамилию хана они произносили вовсе даже не по-евразийски. А очень по-русски. «Дайте, – говорили, – еды на два ебака».

Все, что делал Баков, было на грани фола. Так работать можно, только если тебя поддерживает губернатор.

Понятно, что в течение всего этого времени старые владельцы завода – и те, которые втыкали паяльник, и те, в которых втыкали, – с Баковым судились. Ну и что? Они регулярно смещали Бакова с должности гендиректора Металлургического завода им. А.К.Серова, приходили на завод, а им отвечали: «Здесь завода им. Серова нет, есть Серовский металлургический». Почувствуйте разницу.

Так бы они и облизывались на завод, как кошка на пиранью в аквариуме, если бы Антон Алексеич не поссорился с Эдуардом Эргартовичем. Повод – примечательный. Антон Баков – «новый русский», интеллектуал, евразиец, авантюрист – стал основателем социалистического движения.

Из евразийцев в социалисты

Знающие люди поговаривают, что социалистическое движение «Май» создано Антоном Баковым с одобрения губернатора Росселя. «Май» должен был стать ручной оппозицией, которая на губернаторских выборах отберет часть голосов у главного соперника Росселя – мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого.

Антон Алексеич принялся играть в новую игрушку со свойственной ему напористостью. Прежде всего он подчинил себе профсоюзы области – организации, о которых все думали, что они вымерли, как археоптерикс. С помощью профсоюзов Баков начал практику так называемого «принудительного диалога с властью» – охрана Бакова ломала двери в чиновничьих кабинетах, после чего в кабинет заходили представители профсоюза и держали чиновника в осаде до тех пор, пока он не подпишет ту или иную бумагу.

Еще Баков организовал палаточный митинг возле администрации области. При этом якобы имела место следующая история: на митинг привезли людей, поили водичкой, кормили гамбургерами. Люди протестовали неделю, другую. На третью им надоело, люди запросились по домам. Тут среди палаток возникли бритые молодцы из охраны Бакова. «В натуре, – сказали они, – вы нашу водичку пили? Гамбургеры ели? Сидите протестуйте дальше».

Понятно, что при такой-то смекалке «Май» попер вверх как на дрожжах. В первом туре губернаторских выборов в августе прошлого года ставленник «Мая» Александр Бурков финишировал вторым.

И Баков зарвался. Он решил, что «Май» сможет выиграть выборы. Борьба нанайских мальчиков переросла в свирепую схватку между губернатором и когда-то ручным движением.

Губернатор победил. И стало ясно, что Баков на заводе не жилец.

Итого 

Так что же случилось в Серове? Ментовский беспредел или восстановление попранной Баковым справедливости?

Ни то, ни другое – ибо все произошедшее не имеет никакого отношения к рыночной экономике, а является ярчайшей иллюстрацией российских феодальных обычаев.

Серовский завод был Бакову даден в ленное владение. Как другу губернатора. А Баков впал в грех гордыни. Поднял мятеж против сеньора. То есть перестал платить ясак с Серова, а напротив, употребил этот ясак на финансирование антигубернаторского движения «Май».

В этом смысле неправильно говорить, например, о коррумпированности Екатеринбургского арбитражного суда, который сначала подтверждал, а потом опровергал полномочия Бакова. Нимало не сомневаюсь, что денег судьям не давали, ибо арбитражный суд в нашей евразийской действительности – это, как бы выразиться... лишь формальный инструмент, закрепляющий право на пожалованные губернатором угодья.

И поэтому совершенно не случаен тот факт, что реальным хозяином завода стали не прежние владельцы.

То есть формально решение суда исполняет представитель «Промстройбанка» Алексей Борщенко. Его зам – некто Мосеев. Это те самые ископаемые акционеры, которые все эти годы героически боролись с Баковым. Злые языки утверждают, что Мосеев продал последнюю квартиру в Москве, чтобы оплачивать издержки.

Понятно, что этим ветеранам перестройки и велосипедом-то сложно управлять, не то что сотню ментов до Серова довезти. Никто и не скрывает, что завод пожалован в лен новым фаворитам губернатора – Уральской горно-металлургической компании. Генеральный директор ее головного завода Андрей Козицын считается вероятным преемником Росселя.

УГМК удалось сделать то, о чем мечтал Баков, – установить полный контроль над черной металлургией области. В числе вассальных предприятий УГМК – вся медная промышленность Урала и Нижнетагильский меткомбинат. О могуществе УГМК можно судить хотя бы по тому, что ментов в Серов свозили не только из области – я лично, например, разговаривала с ребятами из подмосковной дивизии им. Дзержинского.

Именно УГМК недавно выкинула с соседнего Качканарского горно-обогатительного комбината одного из своих бывших менеджеров – Джалола Хайдарова, которого, кстати, угораздило тоже финансировать «Май». (Судя по всему, Хайдаров и Баков планировали что-то вроде совместного восстания против собственных сюзеренов.) Джалол долго сопротивлялся и теперь за строптивость проходит свидетелем по уголовному делу: якобы какой-то он там вексель на собственном ГОКе подделал.

Баков оказался умнее Хайдарова. Он капитулировал практически мгновенно. Сейчас Баков, видимо, вложит все деньги, которые он взял с завода и которые он получил с Хайдарова, в собственные выборы. Осенние выборы губернатора Курганской области.

У Бакова больше нет завода, но у него есть движение «Май».

Запомните это имя и это движение. Боюсь, ему суждено большое политическое будущее.

 

Опубликовано: 1 июля 2000 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}