Актуальный архив Алексей Мазур tayga.info

Возврат вертикали

Если Кузбасс Амана Тулеева в конце 90-х оказался прообразом будущей путинской России, то образ политического устройства, который возник в Иркутской области, никак не мог радовать кураторов из администрации президента.

Руководитель аналитического отдела Тайги.инфо Алексей Мазур комментирует уход Сергея Левченко с поста иркутского губернатора.

Не может спокойной быть наша страна, Пока зеленеет хоть где-то трава.

Сергей Левченко подал в отставку, совершенно по собственному желанию, хотя еще накануне рассказывал об успехах Иркутской области под своим руководством и намеревался принять участие в выборах губернатора в 2020 году. Если смотреть на формальные показатели, то Сергей Левченко действительно выглядел успешным губернатором – при нем росли ВРП и бюджет области. Но если судить по информационном фону в федеральных каналах, впечатление складывалось другое. В последнее время редкий день проходил без негативного сюжета об иркутском губернаторе.

И хотя в России есть еще 80 регионов, в большинстве которых дела идут хуже, чем в Иркутской области (а то и вовсе не идут никак), именно Приангарье привлекало к себе столь пристальное внимание.

Дело, наверно, не столько в ликвидации последствий тулунского наводнения или в лесных пожарах. Наводнения и лесные пожары проходят в разных регионах, и возлагать вину за них на региональные власти – это очень удобно с политической точки зрения, но не очень справедливо, если судить объективно. За безопасность, за технический контроль над водными сооружениями, отвечают федеральные ведомства, но сидеть виноватыми перед телевизионными камерами должны губернаторы и главы муниципалитетов.

Главная причина недовольства Сергеем Левченко, которая никогда не озвучивалась публично, звучит, наверное, так: при нем Иркутская область выпала из «стройной» (в воображении ее архитекторов) вертикали власти. Федеральный центр более не мог контролировать политические процессы в Иркутской области. В городах (за исключением Иркутска) и районах там сохранились выборы, на которых соперничали между собой не только единороссы и коммунисты, но и другие политические силы. Мало того, единороссы в самом Иркутске раскололись на две группы и начали борьбу между собой.

Политическая картина в регионе стала усложняться и превратилась в кошмар для перфекционистов из Кремля, привыкших к линейному построению региональных элит. И Сергей Левченко не выстроил своей вертикали, как это сделал в свое время в Кузбассе Аман Тулеев.

Но если Кузбасс Амана Тулеева в конце 90-х оказался прообразом будущей путинской России, то тот образ политического устройства, который возник в Иркутской области, никак не мог радовать кураторов из администрации президента. С одной стороны, похоже на 1990-е годы, а с другой – экономика Иркутской области растет, а сам Иркутск чист и ухожен, в отличие от Новосибирска. Вертикали нет, а катастрофа не происходит. Это что же означает – можно жить и так?

Срочно потребовался генерал-полковник с тремя воронежскими образованиями.

Ничего не знаю о Игоре Кобзеве как об управленце, но трудно представить себе более неудачное назначение на Иркутскую область по формальным признакам. Мода на генерал-губернаторов в нулевых себя не оправдала и быстро прошла. А Иркутская область давно «наелась» варягами.

Варяг же из Воронежа, где местные элиты давно ходят строем, в Иркутскую область, где гремучая смесь олигархов 90-х и сидельцев всех эпох, начиная от декабристов – это хороший эксперимент, познавательный. Интересно будет понаблюдать издалека.

 

Опубликовано: 13 декабря 2019 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}