Забугорье Михаил Кириллов lenta.ru

«Сколько вы нам заплатили? Ноль!»Почему Лукашенко не хочет размещать в Белоруссии российские военные базы

Заявления белорусского президента Александра Лукашенко о стремлении НАТО посягнуть на территориальную целостность его страны давно стали предметом скептических комментариев. Тем не менее на фоне острого внутриполитического кризиса президент не раз заявлял, что при необходимости разместит у себя не то что российскую военную базу, чего так боятся в Европе, а «всю российскую армию».

Москва не против такого сотрудничества. Министр обороны Сергей Шойгу еще в 2013 году говорил о скором размещении российской авиабазы в Белоруссии. Но на деле Лукашенко продолжает мягко саботировать военную интеграцию с Россией, и, похоже, такое положение вещей его вполне устраивает. Почему, несмотря на формальный союз, в Белоруссии до сих пор нет российских военных баз и чего на самом деле опасается Лукашенко — в материале «Ленты.ру».

«Она тут не нужна»

В начале августа во время «Большого разговора» с журналистами Лукашенко напомнил белорусам, что на территории Европейского союза (ЕС) размещены миллионы американских военных объектов, часть из которых оснащены ядерным вооружением и напрямую угрожают национальной безопасности страны. В связи с этим он призвал Запад «не париться», если в Белоруссии внезапно появятся одна или несколько российских или китайских военных баз. Однако политик оговорился, что пока у страны нет никакой необходимости приглашать иностранный контингент, защитить себя Белоруссия способна самостоятельно.

Она здесь не нужна! Но если будет нужно, тут не просто будет база... Тут все Вооруженные силы Российской Федерации будут размещены! Александр Лукашенко

В настоящее время на территории Белоруссии расположены два российских военных объекта: 43-й зональный узел связи Военно-морского флота (ВМФ) «Вилейка» в Минской области и 474-й отдельный радиотехнический узел (ОРТУ) «Барановичи» под Брестом. Первый комплекс обеспечивает связь атомных подлодок в Атлантическом и Индийском океанах, второй предупреждает о ракетном нападении со стороны Северной Атлантики и Норвежского моря.

При этом оба объекта не наделены статусом военных баз. На их территории нет летального оружия, военные там занимаются лишь разведкой и связью. Эти комплексы появились в Белоруссии в 1995 году на условиях безвозмездной аренды. За их размещение Россия списала союзнику 900 миллионов долларов задолженностей по закупкам нефти и газа, а также обязалась делиться сведениями о ракетно-космической обстановке за рубежом. Договор об использовании объектов был заключен на 25 лет. В конце августа 2021 года Лукашенко под мягким давлением российской стороны одобрил его продление на тех же условиях.

Однако до начала массовых протестов в августе 2020 года белорусский президент прямо упрекал Россию в нежелании платить за аренду военных площадок и даже намекал, что может расторгнуть соглашение за истечением срока давности. «Сколько вы нам заплатили за эти базы за это время после распада Советского Союза? Это не тайна. Ноль! К примеру, за Байконур только официально вы платите около 200 миллионов долларов», — говорил он.

После завершения митингов и забастовок Лукашенко все же смягчил риторику. Он пообещал совместно с Россией выработать единую оборонную политику и поручил Генеральному штабу «кардинально пересмотреть» военную доктрину Союзного государства в сторону большей интеграции. Какие конкретно изменения будут приняты в этом ключе, пока остается загадкой. Известно лишь, что о создании единой армии речи не идет. При этом нельзя отрицать, что сотрудничество по линии армий стало более тесным.

1500 военных несут службу на объектах Вооруженных сил России в Белоруссии

В начале марта 2021 года министры обороны России и Белоруссии Сергей Шойгу и Виктор Хренин договорились о создании трех учебных центров для совместной подготовки военнослужащих. Они будут построены в Нижегородской, Калининградской и Гродненской областях.

Кроме того, военные договорились и об усилении единой региональной группировки противовоздушной обороны (ПВО). На эти цели Москва и Минск выделили пять авиационных, десять зенитно-ракетных, пять радиотехнических частей и одно подразделение радиоэлектронной борьбы. Несколько десятков российских самолетов вскоре будут перебазированы на белорусские аэродромы, а уже упомянутый учебный центр под Гродно займется подготовкой экипажей истребителей Су-30СМ.

Вопрос о размещении иных объектов в рамках укрепления группировки пока официально не обсуждался. При этом Россия еще в 2013 году подняла вопрос о строительстве в Белоруссии авиабазы, способной разместить несколько десятков новейших истребителей для предупреждения воздушных атак со стороны Запада. И, несмотря на все заверения Лукашенко о готовности продолжать военную интеграцию, похоже, в ближайшие годы реализовать этот замысел не суждено.

Первым делом — самолеты

О строительстве новой авиабазы на западных рубежах Кремль задумывался с начала 2000-х годов. Официально же эту идею огласил Шойгу после переговоров с Лукашенко в апреле 2013-го. «Надеемся, что к 2015 году здесь появится авиаполк. В 2013 году создадим авиационную комендатуру и поставим первое дежурное звено боевых истребителей», — говорил российский министр после визита в Минск.

Однако по неизвестной причине спустя всего несколько дней после встречи Лукашенко заявил, что речь шла лишь о покупке новейшей российской техники. «Что касается авиационной базы — может, это прозвучало как "база". Нет. Речь идет о поставке. Мы покупаем российские самолеты Су-27, МиГ-29 или более современные, чтобы обеспечить неприкосновенность границ нашего государства», — сказал президент.

Спустя год его мнение на этот счет изменилось. На фоне присоединения Крыма и войны в Донбассе Североатлантический альянс нарастил присутствие войск в Польше и прибалтийских странах, и Лукашенко вновь предложил России перебросить на свою территорию самолеты и выстроить под них нужную инфраструктуру. Разместить авиацию планировали вблизи города Лида. Туда была направлена группа российских специалистов для подготовки аэродрома и координации с белорусскими военными.

В сентябре 2015-го президент России Владимир Путин поручил внешнеполитическому и оборонному ведомствам организовать переговоры с Минском и подписать соответствующий договор. Планировалось, что на территории соседней страны будут нести дежурство как минимум 24 истребителя, однако все опять пошло не по плану.

К тому времени отношения ЕС и Белоруссии заметно потеплели, и появление российской базы в республике ставило под удар дальнейшую их нормализацию. «Речи о том, чтобы разместить российскую авиабазу на территории Белоруссии, никогда не велось. Я ничего об этом не знаю», — заявил Лукашенко. В итоге намерения по строительству базы были вновь отложены в долгий ящик, хотя Минск так и не отказался от приобретения самолетов.

На протяжении последующих нескольких лет Лукашенко уверял, что способен обеспечить России прикрытие в небе самостоятельно. В это же время в республику зачастили западные дипломаты. Они хотели удостовериться, что решение Лукашенко окончательное. «Надуманная проблема. Будет здесь база военная, не будет — разницы абсолютно никакой нет. Мы ее не размещаем здесь не потому, что мы хотим вам (американцам) или кому-то показать, что мы суверенные и независимые», — утверждал президент на встрече с аналитиками из США в ноябре 2018 года.

Несмотря на все последовавшие внутренние потрясения и конфликт с Западом, белорусский президент так и не отступился от своего решения. Даже после всех высказанных в адрес ЕС угроз, экономических санкций и раздувания военной истерии, президент, похоже, сохранил пространство для маневра и пока не торопится соглашаться на размещение российских военных в республике на постоянной основе.

Еще раз повторяю: в этом сегодня нет абсолютно никакой необходимости. В острый период в августе прошлого года, когда кто-то колебался, кто-то предал, кто-то под плинтус залез, у кого-то в мозгах кипело, я не ввел никакие вооруженные силы - Александр Лукашенко из заявления от 30 июля 2021 года

Впрочем, сейчас вопрос о строительстве базы, по крайней мере официально, не поднимает и российская сторона. Вероятно, это связано с продолжением политического транзита в Белоруссии. Не исключено, что после утверждения поправок в конституцию республики вопрос о военной интеграции будет поставлен перед соседним государством в более жесткой форме.

«Мы здесь надолго»

Разговоры о «реанимации» военного сотрудничества между Россией и Белоруссией встретили на Западе по меньшей мере прохладно. Наибольшую тревогу по этому поводу выразили в Прибалтике, на Украине и в Польше. В появлении российских самолетов на территории Белоруссии они увидели если не прямую угрозу, то как минимум рост напряженности и возросшие риски летных инцидентов.

«Мы наблюдаем за тем, как Россия и Белоруссия настойчиво сотрудничают друг с другом. (...) Мы видим опасность для нас — вплоть до создания настоящего Cоюзного государства между Россией и Белоруссией», — говорил президент Украины Владимир Зеленский в интервью немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Так, в 2020 году истребители НАТО поднимались на перехват российских самолетов в нейтральной зоне более 350 раз — практически ежедневно. Обострял ситуацию частичный вывод американских войск из Германии и их переброска под Вильнюс, Ригу и Таллин. Этот факт заставил Россию еще больше озаботиться собственной безопасностью в сопредельном регионе.

Для Украины же Белоруссия — это более тысячи километров общей границы. Несмотря на внешний нейтралитет, Киев всерьез рассматривает угрозу вторжения российских войск с сопредельной территории на Сумы, Чернигов и Киев. «Белоруссия является потенциальным союзником России в случае, если Россия будет реализовывать план вторжения на Украину. Доказательства этому — недавние общие учения», — говорил в мае глава Службы безопасности Украины Иван Баканов.

Москва и Минск за прошедший год действительно активизировали совместные маневры и тренировки войск. Крупнейшими из них должны стать стратегические учения «Запад-2021» в сентябре: более 200 тысяч военнослужащих, почти 300 танков, около 250 орудий, реактивных систем залпового огня и минометов, 15 боевых кораблей

Особое внимание, как утверждают в Министерстве обороны России, планируется уделить авиации и противовоздушной обороне.

Маневры не предполагают в качестве противника конкретной страны и пройдут относительно далеко от границ НАТО. Тем не менее этим жестом Россия подает партнерам четкий сигнал: мы здесь надолго. И в первую очередь этот посыл адресован Лукашенко. Очевидно, что эти учения на территории республики — не последние.

Запад, судя по всему, планирует отвечать на российско-белорусские учения симметрично. Украина активизировала ракетные стрельбы в Черном море и учения ПВО в центральных областях, Латвия призвала НАТО готовиться к «потенциальным столкновениям» на границе, а Польша и вовсе запросила у альянса 300 тысяч солдат для сдерживания «российской агрессии».

Иными словами, за появлением российских войск на учениях в Белоруссии Запад разглядел попытку Лукашенко окончательно покончить даже с формальным нейтралитетом. Сам же глава государства, как это ни парадоксально, продолжает искать возможности для маневра и уверяет, что не намерен сближаться с Россией слишком уж сильно.

При этом официальный Минск, как в былые годы, запрашивает у Москвы новейшее вооружение и технику под предлогом кооперации военно-промышленного комплекса. В частности, 1 сентября Лукашенко заявил, что Россия в ближайшее время поставит Белоруссии десятки самолетов, вертолетов, зенитных ракетных систем (ЗРС) и других средств противовоздушной обороны (ПВО). «Может быть, даже C-400. Нам они очень нужны, я уже об этом говорил», — сказал президент. Правда, условий сделки не раскрыл.

«Мгновенный наскок»

Лукашенко сильно переоценивает роль Белоруссии в обеспечении безопасности российских границ, предположил в беседе с «Лентой.ру» политолог Андрей Суздальцев. В реальности, считает он, основную роль в защите западных рубежей России играет группировка войск, размещенная в Калининграде. В Москве прекрасно осознают это и потому не спешат слишком сильно развивать военную инфраструктуру соседа.

В реальности Калининград прикрывает Белоруссию, а не Белоруссия Россию. Он первым вступит в бой в случае атаки, а белорусская армия серьезного сопротивления оказать не сможет - политолог Андрей Суздальцев

По мнению эксперта, президент Белоруссии не желает усиления российского присутствия на своей территории, пытается выстроить военную интеграцию с Москвой на своих условиях и рассчитывает получить большую компенсацию. «Размещение базы окончательно обрекает его на союз с Россией, а он этого очень не хочет. Россия нужна Лукашенко исключительно как ресурс: деньги, газ, доступ к рынку, технологиям», — уверен политолог.

Суздальцев также считает, что в Москве прекрасно понимают такую логику, а потому не спешат предоставлять белорусам военные технологии. Он напомнил, что сразу после победы на выборах в 1995 году Лукашенко продал единственную находившуюся в распоряжении Белоруссии систему С-300 американцам. В настоящее же время страна продолжает поставлять товары двойного назначения на Украину, в том числе значительные объемы топлива.

«Мы же понимаем, что технологии, которые получит Белоруссия, рано или поздно будут переданы в Китай, США и на Украину. Сам Лукашенко не считает это какой-то трагедией. Все, что идет из России, можно не оплачивать, перепродавать. Это уже стало традицией», — отметил политолог.

Вопрос с размещением российской базы в Белоруссии тоже непрост. С середины 2010-х годов, напомнил специалист, США изучали возможность размещения своих систем ПРО в Польше, и это действительно могло серьезно отразиться на безопасности России и Белоруссии. Идея строительства новых аэродромов вблизи Лиды тогда рассматривалась Кремлем как способ противостоять планам неприятеля. «Это позволило бы нам осуществить мгновенный наскок на эти системы ПРО в случае нападения. Сейчас этот вопрос (с размещением систем ПРО в Польше — прим. «Ленты.ру») заморожен, и Россия не видит жесткой необходимости в строительстве новых военных объектов», — заключил Суздальцев.

9 сентября Лукашенко приедет в Россию, где, как обещают в Минске, подпишет все дорожные карты по интеграции двух стран в рамках Союзного государства. Лукашенко даже лично анонсировал подписание плана интеграции с Россией в октябре-ноябре. «Это уже будут подписанные договоры к исполнению. Не просто карты, по которым кто-то идти будет», — подчеркнул он.

Однако этот разворот в сторону России может оказаться очередным ситуативным маневром. Гарантий, что Лукашенко вновь не изменит свою позицию, попросту не существует: в удобный момент он может опять передумать. Для России такой подход может оказаться критическим, поскольку не допустить включения Белоруссии в сферу влияния НАТО — ключевая задача, которую невозможно выполнить без продолжения интеграционной политики.

 

Опубликовано: 2 сентября 2021 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}