Забугорье

ПОЛЕ БИТВЫ - ХРАМОВАЯ ГОРА

Чем грозит смерть Арафата<br>

Ясир Арафат, состояние которого ухудшается с каждым часом, завещал похоронить себя на Храмовой горе. Смерть палестинского лидера и без того создаст массу проблем в регионе, но сегодня именно завещание Арафата вызывает самые большие опасения. Храмовая гора – святыня иудеев и мусульман, а ее статус - один из самых болезненных вопросов арабо-израильского противостояния.

7 июня 1967 года командир израильских ВДВ Мота Гур связался по радио с командующим Иерусалимским военным округом Узи Наркисом и, отбросив устав и субординацию, восторженно объявил: «Храмовая гора – наша». В своих мемуарах Наркис пишет, что, услышав эту фразу, обреченную войти в анналы знаменитых военных изречений, он бросил все дела, не дожидаясь водителя, прыгнул за руль штабного джипа и помчался в Старый город, чтобы вместе с десантниками припасть к Стене Плача. Не заставил себя ждать и министр обороны Моше Даян, прибывший к Храмовой горе в сопровождении генерала Ицхака Рабина и начальника разведки Рехавама Зеэви. Так они и сфотографировались на фоне купола Скалы – Рабин, Даян, Наркис и Зеэви. Вплоть до 7 июня 1967 г., вне зависимости от того, кто владел Святым городом: турецкие султаны, мамлюки, Британская Империя, Королевство Иордания - Храмовая гора принадлежала иерусалимской мусульманской общине. В течение двенадцати часов с седьмого на восьмое июня 1967 года статус отвоеванной Храмовой горы был не определен, но фактическими ее хозяевами являлись израильские десантники. Восьмого июня, по настоянию Моше Даяна, гора была возвращена под юрисдикцию мусульман. Евреи ждали обретения Храмовой горы две тысячи лет, а получили ее на двенадцать часов.

Фотография эта, как и слова командира Гура, должна была войти в историю, поэтому, посмотрев на готовый снимок, Моше Даян, чуть ли не собственноручно, вырезал крайнего справа – начальника разведки. Полководец, в советском диссидентском фольклоре называемый не иначе как «бог войны», в то время придерживался левых взглядов, верил в возможность мирного сосуществования арабов и евреев, выступал против насильственной депортации арабов с отвоеванных территорий (но при этом поддерживал создание на этих территориях еврейских поселений) и искренне полагал, что все вопросы, связанные со статусом и дальнейшей судьбой Храмовой горы, должны решаться путем переговоров с участием всех заинтересованных сторон. Именно по его инициативе гора, после присоединения к Израилю восточного Иерусалима, была оставлена под юрисдикцией мусульманской общины. Начальник же военной разведки Зеэви этих взглядов не разделял и всегда считал, что лучшим решением проблемы станет выселение палестинских арабов со Святой Земли, за что и был устранен с группового снимка. В 2001 году Зеэви, занявший в кабинете Шарона пост министра туризма, был убит «Народным фронтом освобождения Палестины».

Справедливости ради необходимо отметить, что после прихода к власти правой партии «Ликуд» Даян раскаялся в левацких симпатиях и солидаризировался с премьер-министром Менахемом Бегином, однако пересматривать статус Храмовой горы было уже поздно. Существующее положение вещей было закреплено различными соглашениями, одобрено ООН и международным общественным мнением. Бегин же, хотя и называл ООН презрительно «ШМООН», вынужден был с этой организацией считаться. Что же касается мирного сосуществования евреев и арабов на Храмовой горе, то оно так и осталось в мечтах израильских «левых». Борьба за Храмовую гору продолжается по сей день.

Не имея возможности посещать Храмовую гору, ортодоксальные евреи под предводительством раввина Иегуды Меира Гетца еще в восьмидесятые оборудовали под горой подземную синагогу и йешиву (духовное училище). В ответ арабы потребовали от правительства Израиля обеспечить им возможность построить подземную мечеть, хотя им принадлежат и Купол Скалы (знаменитый бело-голубой восьмигранник с золотым куполом, который часто, по ошибке, называют «мечеть Омара») и древняя мечеть Аль-Акса, расположенные на вершине горы. Тем не менее, формально арабская сторона имела право на симметричные меры, и строительство подземной мечети было разрешено. Через три года под мечетью Аль-Акса, в так называемых «конюшнях Соломона», начала принимать верующих подземная мечеть, рассчитанная на 30 тысяч молящихся. Для сравнения, в подземной синагоге раввина Гетца с трудом могло поместиться человек тридцать. СМИ Израиля возроптали, но было уже поздно. Оставалось лишь почем зря костерить покойного Моше Даяна, чем израильская пресса с удовольствием занимается и по сей день.

В текущем году мусульманская община (ВАКФ) провела в «конюшнях Соломона» несогласованные с еврейской стороной работы по дополнительному расширению полезной площади мечети. В результате работ на некоторых участках крепостной стены, окружающей Храмовую гору, образовались трещины, крыша «Соломоновых конюшен» также несколько сместилась. Обеспокоенное возможной катастрофой, результатом которой может стать разрушение как мусульманских, так и еврейских святынь, правительство Израиля предприняло попытку провести инженерную инспекцию подземной мечети, однако внутрь помещения еврейские инженеры не были допущены.

Израилю, однако, оказало помощь правительство Египта, предоставившее в распоряжение израильтян материалы независимой экспертизы, осуществленной группой египетских специалистов. Согласно этим данным, шансы обрушения подземной мечети в ближайшее время очень велики. Вероятность катастрофы возрастает в геометрической прогрессии с учетом наступления священного для мусульман месяца Рамадан (с 14 октября). В обычный день Рамадана в мечеть на месте «Соломоновых конюшен» приходит порядка 50 тысяч человек. В первую пятницу Рамадана и в день, когда читается молитва «Лилат аль-Кадр» о ниспослании милости всем верующим, количество людей в мечети и вокруг нее может достигать 250 тысяч человек. Израиль настоятельно рекомендовал ВАКФу ограничить доступ верующих на Храмовую гору для их же собственного блага, однако призывы еврейской стороны не были услышаны. Впрочем, на Рамадан все обошлось.

Однако возможная смерть Арафата, завещавшего похоронить себя на Храмовой горе, создает ситуацию куда более опасную. Арафат принадлежит (или причисляет себя) к старому палестинскому роду Аль-Хусейни, имеющему свой участок на кладбище Храмовой горы. Представители рода уже заявили о своем согласии на похороны. Формально Израиль не имеет права для воспрепятствования этому решению, но также он не готов допустить, чтобы старый враг Израиля был похоронен на территории иудейской святыни. В марте этого года прибывший в Иерусалим на переговоры с ВАКФом по приобретению участка для могилы помощник Арафата был немедленно арестован и выдворен на территорию автономии. Ариель Шарон уже заявил, что не допустит захоронения Арафата на горе до тех пор, пока находится у власти. Впрочем, наиболее ярыми противниками захоронения Арафата на Храмовой горе являются даже не власти Израиля, а радикальные исламистские группировки. Одна из них - «Аль-Тахрир» - уже заявила, что чести захоронения на горе могут удостоится только праведники-шахиды, а бывший марксист и женатый на христианке Арафат осквернит священное для мусульман место. Таким образом, ожидая смерти Арафата, обе стороны готовятся к серьезной драке, полем битвы которой станет общая святыня, а каждый удар может спровоцировать непредсказуемые последствия.

Международные организации, как заевшая пластинка, твердят о соблюдении прав человека и праве наций на самоопределение, упорно не замечая иных составляющих арабо-израильского конфликта, кроме пресловутой разграничительной стены, возводимой Израилем по периметру «зеленой линии». Самое время вспомнить, что в Святой Земле есть иные стены, помимо этой, и иные горы, кроме пресловутых Голанских высот. А конфликт между палестинцами и израильтянами - это не сплошь и рядом случающийся спор за территории, это, прежде всего, глобальное противостояние двух религий, вне зависимости от того, где проходит линия огня.

Никита Бондарев, www.globalrus.ru

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}