Забугорье yerkramas.org

Уроки Назарбаева и Каримова. Что предпримет Ильхам Алиев?

В постсоветском пространстве формат преемственности власти по лекалам восточных монархических традиций претерпевает любопытные изменения.

Об этом свидетельствуют события, развернувшиеся на прошлой неделе в Казахстане.

Напомним, что Нурсултан Назарбаев заявил о досрочном сложении полномочий президента республики. Вместе с тем он сохранил за собой пост главы Совета безопасности Казахстана и председателя правящей партии «Нур Отан». На первый взгляд предпринятый Назарбаевым шаг следует трактовать, как начало ухода Елбасы из власти и политики и уступки им места у руля государства более молодым и свежим кадрам. В этом ракурсе дело приобретает весьма демократические черты, что по задумке должно было вызвать в среде казахстанского общества и со стороны передового мирового сообщества позитивные отклики.

Однако, судя по нюансам рокировок во власти, а также резонансным инициативам нового президента, складывается ощущение, что «уход» Назарбаева носит формальный характер. На самом деле Нурсултан Абишевич, если можно так выразиться, сложил полномочия лишь одной своей властной ипостаси, президентства, что едва ли умаляет его влияние на политический курс страны, ибо сакральное звание «Елбасы» (глава народа) и вполне прикладные должности председателя правящей партии и главы Совбеза, де-факто оставляют за ним позиции главного лица в системе управления республики. Кроме того, в результате комбинации с отречением от президентства Назарбаеву удалось протащить на одну из самых высоких должностей республики свою дочь Даригу.

Дарига Назарбаева ныне избрана председателем казахстанского парламента, вместо Касым-Жомарта Токаева, который, в свою очередь, был избран новым президентом. И совсем не исключено, что на внеочередных президентских выборах, которые, согласно конституции, пройдут в 2020 году, партия «Нур Отан», а вернее ее бессменный лидер Нурсултан Абишевич выдвинет в кандидаты именно Даригу Назарбаеву, а не Токаева. В таком случае, если к тому времени удастся сохранить стабильность в стране, функция Токаева сводится лишь к роли промежуточного звена в династической преемственности власти в Назарбаевской семье.

Это даст возможность правящему клану аргументировать перед западными демократиями следующий тезис: дескать, мы не руководствуемся бесцеремонной феодальной традицией прямой передачи власти от отца к сыну или дочери. Мол, Дарига Назарбаева является самостоятельным политиком и выбор в ее пользу обусловлен вполне объективными причинами. Впрочем, бытует еще одно мнение, согласно которому, Назарбаев опять выдвинет свою и ничью другую кандидатуру на пост президента.

Однако, может случиться и так, что Касым-Жомарт Токаев к тому времени может сам заручиться поддержкой Елбасы и выдвинуться на следующий срок президентства. Все зависит от внутренних развитий и множества внешних геополитических факторов, в том числе взаимоотношений Казахстана с Россией, влияния Запада на среднеазиатский регион и, конечно же, хода экономической экспансии Китая в Казахстане.

В любом случае, комбинация с приводом к президентству на полноценный срок Токаева и усилением роли Дариги Назарбаевой дает Елбасы возможность маневрировать во внутриполитическом поле и на подмостках международной политики. На Токаева в будущем можно будет списать неудачи в экономике и управлении, причины которых были заложены еще при пятисрочном президентстве Елбасы. А можно будет и специально создать проблемы для Токаева, а потом плавно передать бразды правления Дариге Назарбаевой, тем самым внушив обществу постулат, что только Назарбаевым, и никому иному, дана миссия успешного руководства страной.

Так или иначе, но самое прямое участие Нурсултана Абишевича в дальнейшем управлении страной, по крайней мере по его расчетам, никогда не будет ставиться под сомнение. В доказательство тому переименование указом нового президента столицы Астаны в Нур-Султан. И это не столько акт увековечивания имени Елбасы за заслуги прошлого, как внушается то казахскому обществу, а символ, закрепляющий за Назарбаевым и его семьей право и впредь вершить будущее государства.

Таков в кратких чертах назарбаевский сценарий «ухода», но, вместе с тем, сохранения власти за своей семьей, наиболее безболезненный и гарантирующий минимальный урон от внутренней и внешней критики. Воспользуются ли им все те страны постсоветского пространства, где традиционно уже сложилась смежная проблема преемственности?

Напомним, что в Беларуси уже давно идут разговоры о том, что Александр Лукашенко подумывает о своем уходе с поста президента республики. В числе иных преемников на этом посту упоминается его старший сын Виктор, ныне помощник президента по национальной безопасности и член Совета безопасности Беларуси. Многие даже прочат в наследники президентского кресла и младшего сына, Николая. Но, судя по его возрасту (15 лет), Александру Григорьевичу придется опять порядком истрепать конституцию и продержаться на посту еще с полтора десятка лет, пока будет возможно вручить бразды правления младшему сыну.

Также в Таджикистане наблюдается тенденция к семейной преемственности власти. Там, «Лидер нации» и президент Эмомали Рахмон готовит минимум двух из своих девяти детей к унаследованию «престола». Одна из возможных кандидатов - сорокаоднолетняя дочь Рахмона - Озода, глава исполнительного аппарата президента, а в прошлом - замминистра иностранных дел. Другое чадо Рахмона, тридцатилетний Рустам Эмомали, ныне является мэром столицы Душанбе, а раньше занимал должности главы таможенной службы и директора антикоррупционного агентства. Также Рустам стал самым молодым генералом на постсоветском пространстве. Хотя об отставке Эмомали Рахмона активных слухов пока еще нет, однако есть все основания предполагать, что со временем, когда дети полностью созреют до президентства, их отец коим-либо способом попытается передать одному(ой) из них свои регалии.

И, наконец, Азербайджан, где семья Алиевых управляет страной уже на протяжении более чем четверти века (бытность Гейдара Алиева первым секретарем ЦК Азербайджана здесь не учитываем). В свое время Ильхам Алиев унаследовал власть от отца, как утверждают «злые языки», с помощью подделки подписи покойного и, конечно же, заведомо внесенных поправок в конституцию. В любом случае, Ильхаму Алиеву президентское кресло досталось достаточно легко и без особой критики со стороны мирового сообщества. Ныне же он очевидно стремится также легко передать власть преемнику из семьи, однако не торопится с этим шагом, поскольку осознает, что легитимизировать его ныне стало намного сложнее. Технически сценарий Алиева очень прост: досрочно сложить полномочия президентства, в результате чего временное исполнение полномочий перейдет к вице-президенту, то есть, к его жене Мехрибан Алиевой.

Та, в свою очередь, должна до очередных выборов проявить себя с лучшей стороны на посту, заручиться поддержкой внешних политических центров и стяжать в новом статусе доверие азербайджанских правящих кланов. Однако, повторимся, в реальности сделать это «без сучка и задоринки» будет очень непросто, поскольку ни напряженная внутриполитическая ситуация, ни нерешенность карабахской проблемы, и ни неопределенность в регионе и мире не позволяют супругам Алиевым ныне решиться на такую рискованную комбинацию. Ведь уже только одно назначение супруги на свежеиспеченную должность вице-президента было сопряжено со шквалом критики внутри и вне государства. К тому же Ильхам Алиев пока относительно молод и очевидно постарается растянуть свое президентство насколько это будет возможно.

В общем и целом, Нурсултан Абишевич задал непростую задачу своим коллегам – президентам, которые подобно ему имеют виды на президентское кресло для членов своих семей. Назарбаев, как самый опытный и маститый из них, разработал сложную комбинацию, при которой формально отстранился от власти, однако на деле установил жесткий контроль над временным преемником и гарантировал дочери внешне совершенно демократичный путь к президентскому креслу в будущем. Также назарбаевский ход стал месседжем его «коллегам по цеху», что в нынешних геополитических условиях прямая передача власти родичу может обернуться непредсказуемыми последствиями.

Усвоят ли этот урок Елбасы его «друзья» и рискнут ли пойти по его стопам? Или все же предпочтут урок другого, не менее одиозного политического аксакала постсоветской эпохи, Ислама Каримова, нашедшего губительной для своей родины семейную преемственность власти?

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}