Забугорье

КАРАТЕЛЬ «В САХАРЕ»

В минувшем сентябре усилиями ультраправого объединения Nacionala speka savieniba («Союз национальных сил») в Латвии появились почтовые конверты с изображением нацистского преступника латвийского происхождения Герберта Цукурса.
А 19 октября парламентский секретарь секретариата министра общественной интеграции Латвии Александр Брандавс обратился в Генеральную прокуратуру страны с просьбой оценить законность действий скандально известного националиста Айвара Гарды, регулярно публикующего в своей газете DDD материалы провокационного содержания. На этот раз в издании появилась статья явно антисемитского содержания с вопросом — «а не пора ли изгнать из Латвии всех этих Плинеров, Цилевичей, Жданок и других?».

Совсем не сахарный

История с Цукурсом (в переводе на русский эта фамилия означает «сахар») началась в конце сентября, когда газета «Час» первой донесла до общественности факт появления таких конвертов. Надо заметить, что государственное АО Latvijas Pasts («Латвийская почта») не имеет к ним никакого отношения. «Союз национальных сил» (СНС) по собственной инициативе выпустил партию подобной продукции для внутреннего, так сказать, пользования. Но желающие спокойно могут приобрести конвертики в самом СНС.

Кто же такой этот Цукурс, изображенный на конверте в окружении семьи? Личность, сразу скажем, неоднозначная, оставившая о себе двоякую память. В 1933 г. на своем самолете Ц-3 Герберт Цукурс долетел до Гамбии и, вернувшись через год, стал в Латвии кем-то вроде Валерия Чкалова в СССР.
А с приходом в Латвию немцев Цукурс оказался на их стороне. Логика в этом поступке лётчика была, считает латвийский историк Андриевс Эзергайлис: офицер, популярная личность, был вхож в правительственные круги, кокетничал с евреями (!?), да и в конфликтах с коммунистами за год их пребывания у власти в Латвии особо замечен не был. Что сделают немцы с человеком, имеющим такой послужной список? Вряд ли погладят по головке. Вот, мол, Цукурс и пошел на сотрудничество...

4 июля 1941 г. нацисты призвали добровольцев записываться в отделение безопасности для борьбы с «враждебными элементами»: коммунистами, евреями, цыганами, умалишенными. Во главе этой структуры поставили лейтенанта довоенной полиции Виктора Арайса. Цукурс же (к слову, капитан по званию) стал личным шофером Арайса и его адъютантом. Сам Арайс за свое «усердие» в 1943 г. был награжден нацистами Крестом за боевые заслуги.
Вообще-то, по сравнению с другими латышскими наци — Калейсом, тем же Арайсом — Цукурс был почти «одуванчиком». Но свидетельства его страшных деяний в то время все же сохранились. Это и описания издевательств над арестованными, и участие 23 августа 1941 г. в создании гетто, а также 30 ноября того же года — в массовом расстреле евреев в Румбуле.

С наступлением советских войск Цукурсу пришлось бежать за Запад, но по дороге он был арестован британцами. Но через какое-то время отпущен, и в итоге осел в Бразилии. Там и жил себе спокойно с семьей, неподалеку от Сан-Паулу, открыв частную лётную школу и экскурсионное бюро. Для Цукурса не составило труда оформить документы, согласно которым он и даже его отец стали «коренными бразильцами», а не уроженцами курземского городка Лиепаи (во времена российской империи — Либавы).

Однако агентам израильской спецслужбы «Моссад» всё это не помешало вычислить латвийского наци. Поначалу его хотели переправить, как гитлеровского «специалиста по евреям» Адольфа Эйхмана, на землю Обетованную для суда. Но операция сорвалась, и «Моссад» уничтожил его 23 февраля 1965 года. Спустя две недели уругвайской полицией был обнаружен труп, на груди которого была оставлена табличка: «За убийство 30 тысяч евреев».
Заметим, что цифра эта вряд ли соответствуют действительности. Впрочем, отрицать его личную причастность к зверствам фашистов тоже нельзя. Вот такой «герой» и появился недавно на почтовых конвертах в Латвии.

Реакция с фальстартом

Первая реакция соответствующих структур была прогнозируемой. Глава МВД Латвии Эрик Екабсонс сразу заявил, что не понимает, о каком таком Цукурсе идет речь. Полиция безопасности (ПБ) отделалась ответом: «Обстоятельства выясняются», но под давлением СМИ все же началось некоторое шевеление как в стане правоохранительных органов, так и в политических кругах. ПБ начала проверку СНС, и сейчас (о чудо!) даже говорят — проводит превентивные мероприятия по прекращению подобной деятельности этой организации (что под этим подразумевается, понять трудно). А эпатажный Артис Пабрикс, глава латвийского МИДа, осудил создание и распространение такой «почтовой» символики.

В отношении к происшедшему не заставил себя ждать и Израиль. Посольство этой страны в Латвии распространило следующее заявление: «Любая попытка реабилитировать Герберта Цукурса свидетельствует об очевидном отрицании Холокоста и оскорбляет память погибших — почти 80 тысяч латвийских евреев». Глава Центра Визенталя Эфраим Зурофф призвал латвийские власти принять меры, чтобы остановить распространение подобной продукции, указав на активное участие Цукурса в пытках и издевательствах над еврейским населением во время трагических событий в Румбуле.

«Тот факт, что власти страны не пытаются остановить это беззаконие, являющееся оскорблением жертв катастрофы и их родственников, показывает: в Латвии до сих пор не осознали полностью, насколько ее жители были вовлечены в преступления Холокоста. В государстве, где с момента восстановления независимости не был осужден ни один нацистский преступник, а президент говорит об ужасах тех лет, но не упоминает о причастности к этим ужасам латышей, такой инцидент выглядит не столь уж удивительным», — резюмировал г-н Зурофф.

Трагикомично стало выглядеть в этой связи недавнее вручение президенту Латвии Вайре Вике-Фрейберге международной награды «За культурный плюрализм». Удостоилась такой почести глава латвийского государства за содействие исследованию истории и вклад в сохранение памяти о Холокосте (!?). В благодарственной речи президент сказала, что в следующем году Латвия будет отмечать 100-летие синагоги, и по этому поводу будут продолжены разговоры о латышах, спасавших евреев в годы Второй Мировой войны...

Руки прочь от «героя"!

Руководители самого «Союза национальных сил» не считают себя причастными к чему-то из ряда вон выходящему. Глава этой организации Айгар Прусис, говоря о личности Цукурса в интервью газете «Телеграф», заявил: «Он же герой отечественной авиации! А разве у нас в Латвии так много героев-авиаторов? Вот мы и считаем своей прямой обязанностью — прославлять тех людей, которые сделали что-то хорошее для нашей страны».

Слова о причастности Цукурса к военным преступлениям, которые не имеют срока давности, г-н Прусис парировал: «Ну он же изображен на конверте в униформе, и мы не упоминаем, что он сделал во время Второй мировой войны. И потом, не было суда, признавшего Цукурса виновным, поэтому я не имею права называть его убийцей. Это русские газеты всё перепутали! Мы не проводим никаких акций, а просто выпустили конверты для внутрипартийного использования и не собираемся заниматься пропагандой! Но все интересующиеся могут бесплатно получить их для себя лично».

Дальше — больше. Другой лидер СНС Гунтар Ландманис направил в Генпрокуратуру Латвийской республики... сообщение об обстоятельствах смерти поданного Латвии Герберта Цукурса. Мол, в уругвайском городе Монтевидео в 1965 г. произошло садистское и маниакальное убийство поданного Латвии. Требуем расследовать!
Генпрокуратура, впрочем, быстро разъяснила заявителю: никаких действий по этому делу проводиться не будет, так как следствие уже состоялось — за рубежом. А деяния самого Цукурса, согласно результатам неоднократных проверок (в 1996 и 2002 гг.), в соответствии с законодательством Латвии и соответствующими международными актами квалифицируются как геноцид.

Безнаказанность в законе

Глядя на периодически повторяющиеся казусы с трактовкой истории в Латвии, удивляться этому случаю, в общем-то, не приходится. В прошлом году, например, запрос в прокуратуру министра по делам интеграции общества Нила Муйжниекса о возбуждении дела по разжиганию межнациональной розни в отношении издания Айвара Гарды DDD так и остался без каких-либо последствий. Теперь вот то же самое пытается сделать помощник министра г-н Брандавс, считая, что новая статья в DDD (о ней мы говорили выше) вновь направлена на разжигание национального конфликта.
Видимо, ощущение собственной безнаказанности только придает новые силы сторонникам Гарды & Co. Это издание как печатало, так и продолжает публиковать материалы откровенно ксенофобского толка.

Обнаружит ли прокуратура что-то на этот раз? Вопрос риторический. Ведь, даже если и найдут в этом деле обоснование для принятия мер к виновным, то по нынешнему законодательству Латвии привлечь к ответственности за разжигание межнациональной розни не так-то просто. Поправки, ужесточающие наказание за подобные действия, в Сейм Латвии поданы, но до придания им законодательной силы еще далеко.

Совет еврейских общин Латвии не преминул отметить этот момент в своем заявлении: «Подобные «акции» возможны от чувства безнаказанности их организаторов. В свою очередь, такое ощущение является прямым следствием отношения прокуратуры, Полиции безопасности, Бюро защиты Конституции к предыдущим выходкам радикалов типа Гарды. Пока государство не покажет свою силу и не ответит на них действием, они будут продолжаться».

И вот уже действиями правоохранительных органов в связи с «делом о конвертах» заинтересовались депутаты Сейма — с подачи депутата от Партии народного согласия Андрея Клементьева, прокомментировавшего в беседе с «Телеграфом» свою позицию так: «В последнее время внимание силовиков приковано к Штабу защиты русских школ. Они ожидали провокаций, готовились к предотвращению опасных ситуаций, но тут другая общественная организация выпускает конверты с портретом нациста. Центр Визенталя реагирует, посольство Израиля реагирует, Пабрикс выступает с осуждением, а органы никак не проявляют своей заинтересованности. Такая пассивность наводит на некоторые подозрения».
По словам Клементьева, в принципе не исключается вариант принятия решения о возбуждении уголовного дела против СНС или о ее роспуске.

Правда на правду?

Только вряд ли в Латвии дойдет до уголовного дела в отношении СНС — по той простой причине, что история 40-х гг. прошлого века уже давно разделила латвийское общество. И у каждой половины — своя правда, а при углубленных поисках исторической истины появляется еще большее число возможных интерпретаций трагических событий тех лет. В общем, как в поговорке — чем дальше в лес, тем больше дров. Но однозначно плохо то, что с молчаливого согласия государства (а иногда и не только его) правда одних пытается всячески попрать правду других.

Однако переписывать историю XX века из-за маленькой Латвии никто в мире не будет, как бы тяжело ни приходилось ее коренному народу в те годы. И эта история гласит, что преступления нацистов против человечества, осужденные в 1946 году Нюрнбергским трибуналом, не имеют срока давности. А «геройства» нацистских пособников (неважно — латышей, эстонцев, русских, украинцев...) подпадают под эту же характеристику.

Тем не менее, примеров пиетета перед людьми, волею судеб или по собственному желанию оказавшихся на стороне фашистов в годы Второй Мировой войны, в нынешней Латвии, увы, предостаточно. Неужели в истории страны не осталось персон, действительно достойных увековечения в памяти потомков — и пришлось под национального героя замаскировать карателя?

Владислав Федотов, Рига
Росбалт, 22/10/2004

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}