Забугорье eadaily.com

«Республика Сербская вступит в НАТО вслед за Сербией»

Очередные, восьмые общие выборы в Боснии и Герцеговине пройдут 7 октября. Кроме членов Президиума БиГ, на предстоящем голосовании избираются президент и вице-президент Республики Сербской, а также состав её парламента.

Действующий президент Республики Сербской Милорад Додик, для которого заканчивается второй президентский срок, баллотируется в Президиум БиГ. Что можно ждать от предстоящих выборов в Республике Сербской, EADaily рассказали российские и сербские эксперты.

Российский историк-балканист, научный сотрудник Института славяноведения РАН Георгий Энгельгардт считает, что главная интрига предстоящих выборов в БиГ выглядит достаточно очевидно — сохранится ли правление Милорада Додика в РС, или Западу удастся его оттеснить от реальной власти.

«Додик правит уже 12 лет, с 2006 года. До этого, 20 лет назад, он уже находился у власти, потом последовал перерыв на несколько лет, затем он вернулся. Понятно, что после этих лет чувствуется какая-то усталость людей от него и существуют объективные, экономические и внутриполитические проблемы. Всё это никуда не девается», — подчеркнул Энгельгардт.

По словам эксперта, ведущие страны Запада желают избавиться от Додика, который очень им мешает. Так как у Додика заканчивается второй президентский срок, он выдвигается на должность члена Президиума БиГ от боснийских сербов, напомнил эксперт. «Это такой коллективный президент страны — в президиуме по одному человеку от сербов, хорватов и бошняков», — пояснил историк. Судя по опросам, у Додика очень серьёзные шансы выиграть выборы, и тогда для Республики Сербской остаются два наиболее важных голосования — это выборы в парламент республики и выборы её президента", — рассказал Энгельгардт .

«Здесь ситуация не столь однозначная, потому что Додик выдвинул на пост президента Республики Сербской в качестве своего преемника нынешнего премьер-министра Жельку Цвиянович. Все-таки нужно признать, что она очень сильно уступает своему политическому патрону в харизме и в привлекательности для избирателей. Четыре года назад ее уже выдвигали на пост представителя сербов в общебоснийском Президиуме, и тогда она свои выборы проиграла. Правда, и оппозиционный кандидат немного ей под стать. Результат этих выборов будет зависеть от голосов проживающих в республике бошняков, от голосования диаспоры, от явки», — предположил Георгий Энгельгардт.

Что касается выборов в республиканский парламент, то здесь у Додика тоже есть серьезные проблемы, продолжил эксперт. В прошлый раз ему пришлось формировать коалиционное правительство, так как его партия не набрала большинства, и, судя по всему, и на нынешних выборах это станет для него лучшим результатом, считает он.

«Избиратели чувствуют определенную усталость от его партии „Союз независимых социал-демократов“, которая зачастую является мишенью для коррупционных обвинений. Вполне вероятно, что Додик заново сможет сформировать свою коалицию, но, опять же, ему непросто будет это сделать, и это будет требовать каких-то уступок с его стороны», — уточнил Энгельгардт.

Как считает российский историк, недавний визит в РС министра иностранных дел России Сергея Лаврова являлся четким сигналом поддержки Милораду Додику из Москвы. «В последние несколько лет Москва в какие-то важные, судьбоносные моменты последовательно демонстрирует абсолютно ясную и недвусмысленную поддержку Додика. Достаточно вспомнить ветирование в 2015 году в СБ ООН британской резолюции по Сребренице, а также прием и публичное расположение, выказанное президенту Республики Сербской в Москве в 2016 году. Это произошло как раз накануне референдума по статусу Дня Республики. И в этот раз Москва вполне ясно показала, на чей стороне ее симпатии в Боснии, и, конечно, это должно быть положительно воспринято заметной частью сербских избирателей», — сказал Энгельгардт.

Отвечая на вопрос, может ли поражение партии Милорада Додика на выборах в октябре заново запустить процесс ревизии Дейтонского мирного договора, Георгий Энгельгардт напомнил, что именно приход к власти Додика в 2006 году заблокировал уже казавшийся безальтернативным процесс ползучей ревизии Дейтонских соглашений, который проводил Запад в Боснии. «Западные политики действовали очень неглупо. Они зачастую ничего не меняли сами своим диктатом. Они действовали тоньше — путем выкручивания рук и шантажа тех же сербских политиков и госчиновников в РС. Они заставляли их самих принимать решения, которые передавали полномочия республики на общебоснийский уровень, — отметил эксперт. — Додик нашел способ прекратить эту ползучую централизацию БиГ. В какой-то момент он заблокировал реформу полиции, которая должна была передать всю полицейскую систему под контроль центральных властей. Тем самим он сохранил автономию республики в ее нынешнем виде».

Поэтому Энгельгард считает что, если Западу удастся оттеснить Додика от власти и заменить его нынешней оппозицией, процесс ревизии Дейтона может быть активизирован заново. Эксперт обратил внимание на тот факт, что нынешние оппозиционные партии, в первую очередь, Сербская демократическая партия и Партия демократического прогресса возглавляют политики, которые зависят от Запада в большей степени, чем Додик.

«Если они будут приведены к власти, им придется выполнять обязательства перед западными державами и идти на ряд уступок. Сейчас одной из них является вступление Боснии и Герцеговины в НАТО и присоединение страны к санкциям против России. По этим двум пунктам Додик занимает жесткую позицию. Он заблокировал и присоединение Боснии к санкциям, и решение о вступлении в НАТО. Его конкуренты объективно находятся в положении, исключающем какое-либо сопротивление по этим вопросам», — резюмировал Георгий Энгельгардт.

Журналист из Республики Сербской, главный редактор портала «Истинито» и председатель Центра свободной журналистики Желько Ралич полагает, что предстоящие выборы в Боснии и Герцеговине и в Республике Сербской, действительно могут оказаться решающими. «И это связано с общим состоянием как БиГ, так и Республики Сербской», — отметил он.

«В Республике Сербской уже 12 лет у власти находится коалиция Союза независимых социал-демократов (Милорад Додик), Демократического народного союза и Социалистической партии. Это больше трех полных выборных циклов, так как к власти они пришли в феврале 2006 года и закрепили ее за собой на выборах в октябре этого же года. За все это время Республика Сербская прошла взлеты и падения, но оказалось, что нет такого режима, который мог бы хорошо работать на протяжении столь длительного периода. Вопреки крайне благоприятному политическому и экономическому климату, который существовал в 2006 году, несмотря на все проблемы БиГ, власть не ответила на потребности и запросы своих граждан», — заявил Ралич EADaily.

Как напомнил журналист, Милорад Додик и Союз независимых социал-демократов пришли к власти благодаря обещаниям провести пересмотр процесса приватизации, поднять уровень жизни граждан, ликвидировать преступность и коррупцию в сфере управления. «Ничего из обещанного выполнено не было. Уровень жизни населения остаётся среди самых низких в регионе. У нас в данный момент самые низкие пенсии на Балканах. Поэтому граждане потеряли доверие к власти. В начале мандата СНСД были проданы телекоммуникации и нефтяная индустрия. Но не было сделано ничего, чтобы количество рабочих мест увеличилось, чтобы были созданы условия для занятости молодежи», — пояснил он.

Отвечая на вопрос, как возможная смена власти в Республике Сербской повлияет на ее политику и поставит ли она под угрозу ее существование, учитывая настрой Сараево на централизацию БиГ, Ралич заявил, что Милорад Додик упорно подчеркивает свою роль защитника интересов Республики Сербской, но на самом деле он является не сербским националистом, а «югославом». «Он находился в оппозиции к национально ориентированной Сербской демократической партии во время войны в БиГ. Но можно вспомнить, что Милорад Додик непосредственно после прихода к власти в 1998 году (его первый срок в качестве премьер-министра) получил десять миллионов долларов помощи от США, — продолжил журналист. — Заигрывание и с Востоком, и с Западом всегда имело смысл на просторах бывшей Югославии, если смотреть в исторической перспективе. И игра Милорада Додика также могла бы быть успешной, если бы он просто не использовал симпатии сербов к русскому народу в целях получения политических очков. Он знает, что сербы всегда с одобрением воспримут любое его слово, произнесенное по-русски. Но он не знает других слов, кроме „хорошо“, и он не одинок в этом среди сербских политиков».

Желько Ралич считает, что Республике Сербской извне ничего не угрожает, несмотря на иное мнение, которое является общепринятым. Единственный открытый вопрос, который стоит перед РС — это проблема вступления в НАТО, полагает он. «Других вопросов нет. У Сараево нет сил, чтобы создать реальную угрозу для Баня-Луки (столицы Республики Сербской — EADaily) и, если смотреть на международную политическую ситуацию, ни у кого нет по-настоящему серьёзного намерения разрушить дейтонскую структуру Боснии и Герцеговины. Никто не может отрицать право Республики Сербской на существование и силой заставлять ее отказаться от прав, гарантированных Дейтонским соглашением», — утверждает журналист.

При этом, по мнению Ралича, реальная опасность для Республики Сербской заключается в слишком большой задолженности перед Международным валютным фондом, из-за которой ее руководство может стать жертвой шантажа со стороны этой финансовой организации.

«Суть проблемы кроется в ослаблении экономики Республики Сербской, а не в каких-то скрытых действиях или угрозах. Я не говорю, что нет тех, кто спит и видит, чтобы Республики Сербской не стало. Да, такие люди есть и в Сараево, и в некоторых западных столицах, у которых имеются свои планы на Балканах. Но это гораздо менее серьезная проблема, чем та, внутренняя», — сказал Ралич.

Касаясь вопроса членства БиГ и, соответственно, Республики Сербской в НАТО, собеседник EADaily посоветовал рассматривать его в региональном контексте. «В первую очередь надо смотреть на происходящее в Сербии. Сербия тоже была жертвой агрессии НАТО, и отношение к альянсу там такое же, как и в Республике Сербской. Недавно я как журналист участвовал во встрече посла США в БиГ Морин Кормак с представителями СМИ Республики Сербской. Один из последних вопросов беседы звучал как „а что делать с НАТО?“ Её ответ был следующим: я понимаю, что это болезненный вопрос для Республики Сербской, но Босния и Герцеговина, а, значит, и Республика Сербская, не может остаться оазисом на Балканах». Мне стало понятно, что Запад выставил свои счета для оплаты", — сообщил Желько Ралич.

Республика Сербская войдет в НАТО тогда, когда туда войдёт Сербия, считает журналист. «Это официальная позиция всех представителей Республики Сербской, как из рядов правящей коалиции, так и из рядов оппозиции. По этому вопросу существует национальный консенсус. Раньше мы обсуждали возможность организовать референдум по вопросу членства в НАТО, но в силу специфического устройства Боснии и Герцеговины я сомневаюсь, что результаты этого референдума были бы признаны. Если рассматривать голосование на уровне всей Боснии и Герцеговины, в самом Президиуме БиГ два его члена из трёх точно проголосуют за вступление в Североатлантичесский альянс (представители хорватов и бошняков — EADaily). Сербы могут наложить вето на такое решение, но я не уверен, что этого будет достаточно. Вы знаете, как другие страны региона вступали в НАТО — без референдума. Я не уверен, что граждане БиГ получат шанс самим решать, хотят ли они, чтобы их страна вступила в НАТО, или нет. Мне кажется, что это будет решаться на международном уровне», — предположил Ралич.

По мнению журналиста из Республики Сербской, невозможно десятилетиями сопротивляться процессу расширения НАТО — в первую очередь, по экономическим причинам. «Еще к этому следует добавить тот факт, что власти как в Сербии, так и в Республике Сербской ничего не делают для того, чтобы организовать народ и задействовать внутренний механизм оздоровления нации. Народ должен понять, что он может многое сделать сам. Этот механизм у нас действовал после Второй мировой войны. Кто-то может сказать, что это заслуга коммунистической системы, но это не так. Югославия и СССР — не единственные страны, которые были восстановлены благодаря добровольному труду. И Западная Германия после поражения во Второй мировой войне строилась таким образом, несмотря на то, что там не было коммунизма. Логично, что народ нужно призвать к самостоятельному спасению своей страны. Но власти этого не делают», — заключил Желько Ралич.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}