Забугорье Антон Евстратов eadaily.com

ХАМАС: победа прагматиков вразрез интересам Турции и Катара

Победа на выборах главы политбюро палестинского движения ХАМАС Исмаила Хании в сочетании с публикацией группировкой ее новой платформы вызвало множество трактовок.

хамас,исмаил хания,халед машаль

С формальной точки зрения все произошло вполне ожидаемо и позитивно — прежний глава ХАМАС, Халед Машаль, находился на своем посту два положенных срока, и на третий права не имел. Кроме того, избрание Хании стало первой демократической процедурой в руководстве группировки.

Тем не менее, уже известно о том, что поддерживающие ХАМАС Катар и Турция выступали против смены его руководителя, настаивая на продлении полномочий Машаля. Это объяснимо, ведь, несмотря на видимое отсутствие расхождений между ним и Ханией, Халед Машаль последние годы проживает в Катаре, что дает возможность указанным сторонам оказывать на него прямое влияние. Новый лидер проживал, проживает и будет, согласно своему заявлению, проживать в сердце движения, полностью подконтрольном ему Секторе Газа. Это, несомненно, несколько «обидит» Стамбул и особенно Доху, но укрепит отношения ХАМАС с Египтом, а также с Ираном, с которым они в последнее время переживают не лучшие времена.

К слову, согласно новой политической доктрине палестинского движения, оно отказывается от всяких контактов с египетской группировкой «Братья-мусульмане» («ихван аль-муслимин»). Между тем, само появление ХАМАС в 1987 году стало следствием влияния, которое оказывали ихваны и их программа политического ислама на весь Ближний Восток. В религиозной составляющей и политической практике «Братья-мусульмане» и «ХАМАС» — практически идентичны, что обе группировки подчеркивали до последнего времени. Конец дружбы, по-видимому, обусловлен поддержкой, на которую рассчитывает ХАМАС со стороны египетского правительства аль-Сиси, пришедшего к власти на волне борьбы с «Братьями-мусульманами».

Новая политическая доктрина палестинского движения — весьма примечательный документ и в других своих аспектах. Так, впервые ХАМАС официально согласился на создание Палестинского государства в границах 1967 года. Ранее она вела речь о палестинской государственности только на всей территории Палестины — в том числе и той, что решением ООН была отведена Израилю. Более того, из официального списка политических ориентиров ХАМАС исключен пункт об уничтожении еврейского государства. Это не значит, что такого стремления у членов группировки больше нет, однако месседж данная перемена несет совершенно конкретный. Еще Халед Машаль предупредил о том, что у его организации впредь будет двойная стратегия, с одной стороны состоящая в сопротивлении «сионистской оккупации», а с другой — в проявлении умеренности и открытости к переговорам.

Учитывая все эти перемены, смена лидера группировки была необходима. Имела она смысл и из-за коррупционного скандала 2014 года, эхо которого преследует руководство ХАМАС до настоящего времени. Тогда в израильских СМИ появилась информация о присвоении его лидерами — Машалем и Мусой Абу Марзуком, по 2,5 миллиарда долларов. Именно благодаря этим деньгам, по мнению израильских журналистов, Халед Машаль может роскошно жить в Катаре. За новым лидером ХАМАС ничего подобного замечено не было. Интересно и то, что победил он на выборах того самого «коррумпированного» Абу Марзука.

Пожалуй, единственная сторона, которая не видит никаких новых перспектив в избрании Исмаила Хании — Израиль. Тель-Авив, считая ХАМАС террористической группировкой, и указывая на то, что Хания долгое время возглавлял движение в центре его сопротивления Израилю, секторе Газа, не усматривает в нем политика новой формации. Хания известен своими жесткими заявлениями по отношению к еврейскому государству, в частности, в свою бытность премьер-министром Палестинской автономии. С другой стороны Тель-Авив указывает, что буквально перед избранием Хании на пост лидера движения, его прежнюю должность главы ХАМАС в Газе занял консерватор и фундаменталист Яхъя Синвар. Последний пользуется в Израиле репутацией «террориста» — он несколько лет провел в израильских тюрьмах по обвинению в физической ликвидации палестинцев, заподозренных в коллаборационизме. В свете избрания данного политика, новая программа ХАМАС и смена его руководства видится ничем иным, как маскировкой и попыткой движения предстать перед мировым сообществом в несколько более благом, чем ранее, свете.

Частично с данной трактовкой развития ситуации можно согласиться — ведь ХАМАС не отказывается от своих прежних требований, снимая лишь некоторые декларативные моменты. Кроме того, многое из того, что отмечено в новой доктрине, уже де-факто имело место — тот же Машаль не раз высказывался о готовности создавать Палестинское государство в границах 1967 года. Даже решение Исмаила Хании остаться в Газе — не более, чем отражение готовности сотрудничать с Тегераном и Каиром, демонстрируемой ХАМАС на протяжении последних лет. С другой стороны, вся ситуация последних лет — не что иное, как ветер перемен, новый вектор, намечающийся группировкой. И перемены эти — отнюдь не только в лицах. Когда-то руководство Израиля во главе с Бен Гуриономпроявило прагматичность, отказавшись от борьбы за всю Палестину и согласившись довольствоваться границами, определенными ООН. Арабы тогда такой прагматичности, напротив, не проявили и оказались вовлечены в войну за уничтожение еврейского государства, потеряв в результате Палестину и превратив Израиль в мощнейшую силу региона. Теперь ХАМАС демонстрирует готовность к уступкам и компромиссам, что является предвестником перехода его руководства на позиции прагматизма и разумности, столь необходимые, как палестинским, так и всем остальным арабам уже десятки лет.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}