Забугорье Антон ПОПОВ rbcdaily.ru

ГРУЗИЯ ГОТОВИТСЯ НАНЕСТИ ВОЕННЫЙ УДАР

Выпады Грузии в сторону России и Южной Осетии могут быть подготовкой к силовому подчинению последней.

В среду в Гаграх президенты Абхазии и Южной Осетии – Сергей Багапш и Эдуард Кокойты – обсуждают способы урегулирования конфликтов между своими непризнанными республиками и Грузией. Представляется, что Багапш и Кокойты встретились именно сейчас не случайно. Эксперты полагают, что недавние выпады грузинского руководства в адрес Цхинвали и Москвы могут быть подготовкой общественного мнения к захвату контроля над Южной Осетией. Мотив выбран точно – обвинения в причастности Южной Осетии к терроризму оправдают в глазах мирового сообщества даже силовую акцию Грузии против этой республики. Эксперты полагают, что окончательное вхождение мятежных республик в состав Грузии практически неизбежно. Однако у России еще есть шанс повлиять на условия урегулирования. Этим шансом необходимо воспользоваться – особенно учитывая тот факт, что Москва успела снабдить многих жителей Южной Осетии и Абхазии российскими паспортами. Однако пока Россия по каким-то причинам занимается самооправданиями вместо того, чтобы использовать против Грузии те же методы. Например, обвинить ее в потворстве террористам, проникающим через грузинскую территорию на Северный Кавказ.

Во вторник российские власти отвергли обвинения грузинской стороны в причастности россиян к терактам на территории Грузии. Напомним, что министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили заявил во вторник, что преступная группировка под руководством офицера ГРУ России Анатолия Сосиева совершила в Грузии четыре теракта. Среди них, по версии грузинского МВД, подрыв 1 февраля 2005 г. здания полиции в городе Гори, когда погибли трое грузинских полицейских и около 30 человек получили ранения. По словам Мерабишвили, задержаны три члена преступной группы. Кроме того, Грузия утверждает, что задержанный неделю назад по обвинению в покушении на президента США Джорджа Буша Владимир Арутюнян был близок к бывшим аджарским властям. А прежнее руководство Аджарии во главе с Асланом Абашидзе в свою очередь было дружно с Москвой. Напомним, Арутюнян обвиняется в том, что он бросил гранату в Джорджа Буша во время визита последнего в Тбилиси в мае этого года. По словам представителей американских спецслужб, граната была боевой, однако она не взорвалась. Выпады грузинских властей можно трактовать как «агрессивную саморекламу».

«Первая цель Саакашвили – подтянуть свой рейтинг и упрочить свое положение», – сказал RBC daily заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ Михаил Александров. По его оценке, рейтинг Саакашвили в последнее время упал почти вдвое, поскольку население разочаровано его политикой. Так, не последнюю роль в этом сыграли недавние сокращения штатов госслужащих. «Это, конечно, способ свести баланс, но при этом многие бюджетники теряют работу, – отмечает г-н Александров. – С прошлого года успехов у Саакашвили практически нет. Единственный успех – визит Джорджа Буша – был подпорчен терактом, в совершении которого обвинили Арутюняна». Тем не менее заявления Грузии говорят и о том, что над Абхазией и Южной Осетией всерьез сгустились тучи. «И характер обвинений, и их публичность свидетельствуют о том, что разворачивается кампания с целью оказать давление на Россию и продвинуться к решению «южноосетинской проблемы», – сказал RBC daily эксперт Московского Центра Карнеги Николай Петров. – Для того чтобы решить эти вопросы с российским руководством, Грузии была бы не нужна публичность. Это скорее давление, стремление ослабить позиции России в дискуссии и осуществить план «мирной аннексии», о которых ранее говорил Саакашвили».

Россия не скрывает своей поддержки режимов Абхазии и Южной Осетии. Поэтому обвинения в адрес Москвы призваны лишить мятежные республики этой помощи. Надо сказать, что тон обвинений выбран верно, «на злобу дня». «Если Россия или Южная Осетия действительно вовлечены в террористическую деятельность на территории Грузии или по крайней мере имеют к этому отношение, то любые силовые действия в отношении Южной Осетии будут одобрены мировым сообществом», – отмечает Николай Петров. На последние выпады со стороны Грузии Россия отвечала лишь вялыми оправданиями на уровне посольства в Тбилиси или анонимных «высокопоставленных источников» в Минобороны и Генштабе. Между тем у нее есть реальный шанс повлиять на ситуацию. Сила позиций Грузии заключается в агрессивной «информационной политике». Однако ее оборотной стороной является сильная зависимость от общественного мнения. «Прошлым летом наблюдалась схожая эскалация напряженности, которая закончилась после Беслана: тогда изменилось общественное мнение», – напоминает г-н Петров. Таким образом, Россия могла бы также попытаться повлиять на мнение масс за рубежом и взять инициативу в свои руки. Поводов для этих шагов предостаточно – нужно лишь подать недавние события в выгодном для себя свете.

Так, отмечает Михаил Александров, теракт в Гори был скорее типичной криминальной разборкой. «Она началась с закрытия рынка неподалеку, – говорит он. – Рынок был закрыт из-за того, что местная полиция сама хотела «крышевать» контрабанду». Что же касается покушения на Джорджа Буша, то вместо поисков южноосетинского или российского следа мировому сообществу можно было бы указать на этнические проблемы самой Грузии. «Арутюнян – представитель армянского этнического меньшинства, которое в Грузии дискриминируется, – говорит г-н Александров. – Поэтому многие представители армянской общины отчаиваются». Наконец, отмечает он, Россия могла бы более активно указывать на связь Грузии с международным терроризмом – в частности, транзитом боевиков через Грузию в Чечню и другие республики Северного Кавказа. «Россия могла бы направлять ноту протеста Грузии, апеллировать к ООН каждый раз, когда на ее территории убивают или задерживают боевика с грузинской визой», – отмечает Михаил Александров.

Однако Россия по каким-то причинам не занимается активным информационным противостоянием с Грузией. Михаил Александров предполагает, что «молчаливость» Москвы связана с ее интересом к созданию на территории Грузии антитеррористического центра. Но, по мнению эксперта, рассчитывать на этот центр всерьез вряд ли приходится: в его создании не заинтересован Тбилиси, и грузинские власти предпочитают тянуть время. Между тем острота ситуации, скорее всего, будет лишь нарастать, поскольку Грузия всерьез намерена решить проблему мятежных территорий. «Ситуация прошлого лета, когда имели место публичные обмены заявлениями и демонстрации силы, будут повторяться, – полагает Николай Петров. – И так или иначе проблему Южной Осетии и Абхазии придется решить». По его мнению, присоединение Абхазии и Южной Осетии к Грузии в конечном счете неизбежно. Вопрос – на каких условиях. «Думаю, это будет компромиссное решение, а не решение лишь одной из сторон, – полагает г-н Петров. – Позиции и России, и Грузии бесперспективны. А в какой мере каждая из них будет учтена, во многом зависит от общественного мнения».

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}