Забугорье Юрий СИМОНЯН expert.ru

ПОМИДОРЫ НА СМЕНУ РОЗАМ

Грузинское общество разочаровано революционером Саакашвили и его правительством. Народное недовольство подтолкнуло оппозицию к объединению. Ее цель - перехватить власть в стране.

В небольшом скверике перед парламентом Грузии среди высаженных женой президента Михаила Саакашвили роскошных роз, привезенных из Голландии, вдруг выросли помидоры. Кто посадил сей овощ, неизвестно, но за рассадой явно ухаживали. Это обстоятельство отодвигает на второй план предположение о невинной выходке тбилисских шутников и делает более актуальной версию о намеке на растущий в народных массах протест против "революции роз" и его последствиях для Саакашвили.

Пикирующий рейтинг

Разочарование правительством Михаила Саакашвили в Грузии стремительно нарастает. Согласно исследованиям Фонда ГОРБИ, рейтинг президента с заоблачных 94% в первые постреволюционные дни сдулся до сегодняшних 23%. Не лучше обстоят дела с популярностью у правящего "Национального движения": раньше его поддерживало 45% населения, сейчас - всего 12%. Рейтинг начал падать еще в конце прошлого года, и тогда президент в беседе со мной сказал: "Я к этому готов. Это удел любого популярного политика, приходящего к власти. С каждым днем разочаровывающихся в его деятельности становится больше. Я в этом плане не исключение". Через несколько месяцев в интервью Financial Times грузинский лидер намекнул, что не исключает и своей досрочной отставки: в стране, где идут глобальные реформы, основная масса электората бывает ими недовольна, и выражается это недовольство в смене власти.

Впрочем, как считает ведущий эксперт Кавказского института мира и развития демократии Паата Закареишвили, добровольно президент Саакашвили уходить не собирается: "Не того замеса политик. Намеки на возможный преждевременный уход извлечены из 'популистского саквояжа' и рассчитаны на западную аудиторию, которая испытывает первые разочарования в грузинском президенте". Но для действующего президента куда как важнее, что недовольство его деятельностью стремительно нарастает внутри страны, и выражается оно не только в появлении помидоров среди роз.

Недовольство от достижений

Властям Грузии есть чем гордиться, и этот факт следует признать. Они сумели не только наладить своевременные выплаты бюджетникам и пенсионерам, но и повысить зарплаты и пенсии; в несколько раз увеличили бюджет; укрепили подорванный в последние годы правления Эдуарда Шеварднадзе имидж страны на Западе; чувствительно ударили по коррупции; вернули контроль над Аджарской автономной республикой; привели в порядок армию и другие силовые структуры.

А улица опять недовольна - и все чаще звучат уже ставшие привычными со времен правления Шеварднадзе проклятия в адрес правительства. Все дело в том, что правительство, повысив выплаты, не сумело сдержать инфляцию, и доходы населения в лучшем случае лишь удержались на прежнем уровне. Увеличение бюджета произошло не благодаря росту промышленности и сельского хозяйства, а в результате ужесточения фискальной политики и легализации теневой экономики. Один из лидеров парламентской фракции "Новые правые промышленники", "пивной король" Гоги Топадзе, который по роду деятельности хорошо знаком с положением дел в сельском хозяйстве, говорит: "Сегодня мы потеряли ряд традиционных отраслей. Неудачно выбранный инвестор в лице компании Martin Bauer, систематически нарушая технологию чаеводства, истощил чайные плантации Грузии. Принятый налоговый кодекс делает невозможным существование табачной и коньячной отраслей. В винодельческих регионах собирается и перерабатывается винограда в четыре-пять раз меньше, чем в советские времена". Налоговая же реформа привела к тому, что импортные продукты питания - из Украины, России и Армении - стоят подчас дешевле грузинских.

Колоссальные средства вкладываются в грузинские вооруженные силы, но обыватель уже не умиляется этому - новых рабочих мест для него это не создает. Да и зачем тратить миллионы лари на армию, говорят в Грузии сегодня, если государство декларирует исключительно мирное разрешение проблемы территориальной целостности страны? Властям наконец-то удалось улучшить отношения с Западом, зато они вдрызг рассорились с Россией.

Несостоятельными, похоже, окажутся и обещания восстановить территориальную целостность страны - вернуть Южную Осетию в юридическое пространство к концу первого президентского срока, Абхазию - к концу второго. Отношения с Южной Осетией в последний месяц опять оказались на грани вооруженного конфликта. Переговоры с Абхазией хотя и продолжаются, но как-то вяло. "Власти все еще не выработали системный подход, свежих идей по урегулированию конфликтов нет. Одними декларациями и призывами погасить вражду и возобновить совместную жизнь нельзя", - говорит Паата Закареишвили.

На фоне неопределенности с Абхазией и Южной Осетией особую остроту приобретают сепаратистские настроения в местах компактного проживания национальных меньшинств. В Цалкском районе постоянно происходят столкновения греков и армян с аджарцами, которых силком переселяют из высокогорных регионов Грузии, где в этом году особенно неблагополучно с лавинами и селями. В Цалкский район пришлось даже ввести спецназ, который пытается не дать конфликту разгореться.

Сепаратистские настроения усиливаются и в приграничных с Азербайджаном районах, где живут азербайджанцы, и в Джавахети, где проживают армяне. Чтобы стабилизировать положение в этих регионах, правительство издало распоряжение закупать там продовольствие для армии. Провиант закупать начали, но пока это не изменило настроения местного населения.

Единым фронтом

Нынешняя грузинская оппозиция, естественно, пытается воспользоваться нарастающим народным недовольством и объединиться - еще в начале года никто об этом всерьез в Грузии не говорил. Буквально за несколько месяцев оппозиция стала силой, которую уже невозможно не замечать. Этому преображению поспособствовали и сами власти - нежеланием замечать оппозицию, неумением выслушивать критику, абсолютной уверенностью в своей непогрешимости, циничными комментариями и насмешками в адрес оппонентов. И тут снова возникают параллели с недавним прошлым - именно так относились Шеварднадзе и его сторонники к оппозиции незадолго до свержения.

Искрой, от которой вспыхнули оппозиционные силы, оказался Закон о Тбилиси. С подачи Саакашвили парламентское большинство, игнорируя все замечания и пожелания как оппозиции, так и международных экспертов, приняло закон, который отменяет прямые выборы мэра. Теперь тбилисцы будут выбирать городское законодательное собрание (сакребуло), а оно будет решать, кто возглавит городское правительство.

Оппозиция такого невнимания к своему мнению простить не смогла: в последних перед каникулами заседаниях парламента участвовать отказалась, подала протест в Центризбирком и иск в судебные инстанции. Получив во всех властных учреждениях отказ в рассмотрении вопроса о мэре Тбилиси, оппозиция обратилась в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

Окончательный раскол между властями и оппозицией произошел во время недавнего так называемого борцовского бунта. В Тбилиси по подозрению в рэкете задержали двоих борцов, бывших членов сборной Грузии. Приговор суда их друзья-коллеги посчитали чрезмерно жестким и в знак протеста заблокировали проспект Руставели в Тбилиси. Наводить порядок взялся спецназ.

События на проспекте Руставели привлекли внимание как депутатов от правящего большинства, прибывших на место событий, чтобы поддержать действия правоохранительных структур, так и депутатов от оппозиции, посчитавших, что силовики перегнули палку. Непарламентская полемика продолжилась на следующий день уже в здании парламента и закончилась побоищем. После этого лидеры оппозиционных фракций объявили, что цивилизованный диалог с правящими "большевиками" вести невозможно, и заговорили об объединении. И уже осенью этого года на промежуточные выборы в высший законодательный орган страны "Новые правые", Республиканская, Консервативная, и непарламентская Лейбористская партии в пяти одномандатных избирательных округах выставят единых кандидатов, которых определят в ходе внутрипартийных выборов.

У объединенной оппозиции есть вполне реальные шансы выиграть на осенних выборах. И этому тоже есть параллель в новейшей истории Грузии. Так, за полтора года до падения режима Шеварднадзе единый кандидат от объединенной оппозиции выиграл промежуточные выборы в Лагодехском районе. Тогда власти этой победе особого значения не придали.

Впрочем, об окончательном объединении оппозиции пока говорить рано. У оппозиционных партий по-прежнему немало противоречий. Правда, их лидеры заявляют о решимости преодолеть их и достичь согласия по ключевым вопросам. А самый ключевой, без сомнения, - лидер какой партии получит власть в стране в случае ухода Саакашвили. О верховной власти мечтают лидеры всех оппозиционных партий, и это может развалить коалицию.

Невзирая на личные амбиции лидеров партий, само их решение консолидироваться - "очень серьезный сигнал властям", считает Паата Закареишвили.

Будет жарко

Осень в Грузии будет жаркой - в этом ведущие грузинские политологи практически единодушны. "Власти уверены в своих возможностях, силе и, похоже, на объединение оппозиции, которая летом времени явно терять не будет, смотрят сквозь пальцы. Это, естественно, играет на руку оппозиции. Ей, скорее всего, сейчас не по силам радикально перестроить существующую политическую пирамиду, но раскачать ее она вполне может", - говорит Паата Закареишвили.

На руку оппозиции будет играть и ухудшение экономического положения населения: Россия в три раза повышает тарифы на поставляемый газ и готова увеличить отпускные цены на электричество. И уже тогда граждане Грузии припомнят правительству Саакашвили допущенные им ошибки.

Что предпримет Михаил Саакашвили во спасение, предугадать практически невозможно. Одними популистскими обещаниями тут не обойтись. Хоть как-то поправить положение могла бы вооруженная операция по восстановлению юрисдикции Тбилиси над одной из самопровозглашенных республик. Но на воссоединение страны силовыми методами разрешения Михаилу Саакашвили в Вашингтоне не давали.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}