Забугорье Максим Ъ-ЗАГОРЕЦКИЙ kommersant.ru

РЕВОЛЮЦИЯ ПИРАМИД

Египетские студенты вышли на площадь

Полиция теснит сторонников Аймана Нура

Вчера по всему Египту прокатились многотысячные студенческие демонстрации. Основные требования митингующих – отмена закона о чрезвычайном положении, проведение демократических президентских выборов и отставка бессменного главы государства Хосни Мубарака. Распространение этих политических лозунгов, казавшихся в Египте немыслимыми еще несколько месяцев назад, свидетельствует о том, что намеченные на сентябрь президентские выборы могут закончиться "оранжевой революцией". Правда, в Египте она, скорее всего, станет "зеленой".

Демократия по-президентски

Первая "революция" в этом году произошла в Египте еще в конце февраля. Правда, это была "революция сверху". Президент Хосни Мубарак, возглавляющий страну с 1981 года, внезапно предложил провести в сентябре этого года полноценные президентские выборы.

До сих пор в Египте никогда еще президента не выбирали. По нынешней системе прерогатива номинировать президента принадлежит парламенту. Двумя третями голосов депутаты выдвигают кандидата, а потом эта единственная кандидатура выносится на всенародный референдум. Именно таким образом четыре раза подряд президентом "избирался" Хосни Мубарак. Подконтрольный ему парламент раз в пять лет предлагал ему возглавить страну, а на референдуме он неизменно набирал около 90% голосов. Поэтому идея Хосни Мубарака допустить до президентской гонки не только его самого, но и остальных кандидатов была по-настоящему революционной.

При этом политическая активность в стране постоянно росла. Еще при предшественнике Хосни Мубарака Анваре Садате в Египте были разрешена деятельность политических партий, правда, усилиями властей им никогда не удавалось сформировать крупных фракций в парламенте. Тем не менее партиям удавалось издавать свои газеты, которые нередко осмеливались критиковать власть. Выступать против самого президента оппозиционные газеты не решались – они лишь разоблачали "отдельные недостатки". В последние же годы в СМИ все чаще стали звучать призывы изменить конституцию и сделать президентские выборы альтернативными.

Последние 24 года в Египте официально запрещены любые митинги и демонстрации. Это положение было введено в 1981 году, после убийства Анвара Садата. Бывший при нем вице-президентом Хосни Мубарак ввел в стране чрезвычайное положение, которое с тех пор никто не отменял. Тем не менее все эти годы манифестации были в стране нередким явлением. Власти позволяли митинговать студентам – но только при условии, что они не выходят за пределы кампусов. Все попытки нарушить этот запрет немедленно пресекались полицией. Любые уличные шествия тоже немедленно разгонялись. Однако до сих пор акции в основном проводились по случаю каких-то внешнеполитических событий: египтяне протестовали против войны в Ираке, оккупации Палестины и бездействия арабских правительств. Первые широкомасштабные демонстрации в связи с внутриегипетскими проблемами начались в этом году. Намек президента на возможность демократизации немедленно пробудил массы.

Проправительственная пресса вознесла инициативу президента до небес, восхваляя его как "отца демократии". Однако очень скоро оказалось, что сентябрьские выборы могут быть вовсе не такими демократическими, какими их хотела бы видеть оппозиция. Поправка к конституции, изменяющая порядок избрания главы государства, должна быть принята парламентом, а в его недрах родилась идея: кандидатов в президенты может быть три-четыре, и каждый из них должен быть утвержден законодательным собранием. Учитывая то, что парламент контролирует правящая Национально-демократическая партия, это означало, что все кандидаты будут представлять власть и сами выборы превратятся в формальность. Кроме того, оппозиционная печать предположила, что за "демократической инициативой" Хосни Мубарака кроется желание осуществить передачу власти сыну президента 42-летнему Гамалю Мубараку, депутату парламента и главе политсовета правящей партии.

Оппозиция в поисках лидера

Появление слабой надежды на проведение альтернативных выборов президента необычайно воодушевило оппозицию. А подозрение, что власти могут эту надежду отнять, вывело тысячи людей на улицы. Демонстрации, по большей части студенческие, начавшиеся несколько недель назад в Каире и Александрии, распространились по всей стране.

Несмотря на то что никаких поправок к статьям конституции, описывающим порядок избрания президента, еще не принято, общественность вовсю начала готовиться к сентябрьским выборам. Газета "Аль-Кахира аль-яум" ("Каир сегодня") даже провела опрос среди читателей, кого бы они хотели видеть следующим президентом. Победил политический тяжеловес Амр Муса, долгие годы возглавлявший МИД Египта, а с 2001 года работающий генсеком Лиги арабских государств. По слухам, его перевод в эту международную организацию был именно почетной ссылкой. Окружение президента обеспокоила растущая популярность министра – последней каплей для властей стало появление на египетских музыкальных станциях хита "Я ненавижу Израиль, а люблю Амра Мусу". Однако сам Амр Муса, опытный и осторожный политик, до сих пор никак не обозначил своих президентских амбиций.

Среди лидеров египетских оппозиционных партий немало тех, кто хотел бы поучаствовать в выборах, однако все они далеко не так популярны, чтобы на равных конкурировать с Хосни Мубараком или его преемником.

"Лицом" египетской оппозиции в последние месяцы стал депутат Айман Нур, лидер недавно еще неизвестной партии "Аль-Гад" ("Завтра"). Ему пиар сделали сами египетские власти. В феврале Айману Нуру было предъявлено обвинение в подделке документов, представленных им в минюст для регистрации своей партии. Дело, по уверениям властей, было вовсе не политическим, а уголовным – оппозиционер был арестован и шесть недель провел за решеткой. Находясь под стражей, он через жену распространил заявление о том, что намерен баллотироваться в президенты. Судьбой Аймана Нура заинтересовались США, госсекретарь Кондолиза Райс выражала египетскому МИДу протест в связи с его арестом. В Каире около здания суда прошла демонстрация в защиту Аймана Нура. В результате он был отпущен под залог – и на свободу вышел уже символом борьбы с режимом. Властям пришлось применить новый способ борьбы с ним: по городам распространяются листовки, утверждающие, что "Айман Нур – американский шпион, сын Мадлен Олбрайт и любовник Кондолизы Райс". Суд над ним состоится в июне.

Сам Айман Нур открыто заявляет, что у него нет шансов победить Хосни Мубарака на выборах, однако он все равно намерен включиться в борьбу. Кроме него о своих президентских амбициях заявили еще два политика – известная феминистка Наваль Саадауи и бывший депутат парламента, выступающий за мир с Израилем Мухаммед Фарид Хасанейн. Впрочем, они тоже не имеют особых шансов на победу.

Лидеры крупнейших оппозиционных партий пока не заявляли о своем намерении бросить вызов Хосни Мубараку. Однако египетские оппозиционеры уже образовали народное движение "Кифая" ("Хватит"), которое и занимается организацией антипрезидентских митингов. Более того, лидеры "Кифаи" открыто заявляют, что на них повлияли бархатные революции, происшедшие на Украине и в Ливане, и они стремятся осуществить такую же и в Египте.

"Зеленые" готовы

Впрочем, основной оппозиционной силой в Египте являются вовсе не политические партии. По влиянию, оказываемому на умы египтян, с Хосни Мубараком может сравниться только движение "Братья-мусульмане". Официально оно находится под запретом, однако фактически действует как общественная организация, не становясь партией. Именно "Братья-мусульмане" имеют вторую по величине (после правящей партии) фракцию в египетском парламенте. Все члены этой организации избирались как независимые кандидаты, поскольку открыто декларировать свою принадлежность к запрещенному движению не имеют права.

Долгие годы "Братья-мусульмане" вели полуподпольное существование, однако неделю назад они впервые вышли на улицу и провели собственную демонстрацию. Активисты движения хотели собраться около здания парламента, однако полиция заранее перекрыла площадь и арестовала 50 лидеров движения накануне манифестации. В результате вместо одной демонстрации состоялись сразу три: три группы "братьев-мусульман" по 3-5 тыс. каждая собрались на трех крупнейших площадях Каира – Рамзес, Тахрир и Сейеда Зейнаб. Требовали они того же, чего хочет и светская оппозиция: отмены чрезвычайного положения и проведения свободных демократических президентских выборов. Самая же массовая демонстрация вчера состоялась около здания крупнейшего в мире мусульманского университета "Аль-Азхар" – там собрались исламисты, не примкнувшие к "Братьям-мусульманам", но, вне всякого сомнения, разделяющие их воззрения.

Лидеры "Братьев-мусульман" пока не делают опрометчивых заявлений. Второй человек в движении Мухаммед Хабиб сказал даже, что "братья" готовы поддержать кандидатуру Гамаля Мубарака на предстоящих выборах – но только при условии, что выборы будут честными и открытыми. Очевидно, наученные долгими годами гонений "Братья-мусульмане" выжидают, примет ли парламент нужные им поправки к конституции. В любом случае ближе к сентябрю движение наверняка активизируется, ведь только у него есть реальная возможность собрать в Каире "майдан", который положил бы начало "зеленой революции".

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}