Путин: за и против

К. С. КАРОЛЬ ("Le Nouvel Observateur")
"ДОБРЫЙ ЦАРЬ" ВЛАДИМИР
Разбогатев на экспорте углеводородных энергоносителей, Россия оздоровила свои финансовые отношения с внешним миром. Но не экономику, в которой мафиозные группировки сильны как никогда.
Борис ВИШНЕВСКИЙ
ПОЧЕТНЫЙ ПРЕЗИДЕНТ РФ
Питерский парламент признал наконец заслуги Владимира Путина.
Йорг Р. МЕТТКЕ ("Spiegel")
ДОРОГА ПУТИНА В XIX ВЕК
Президент пополнил свое авторитарное государство новым наблюдательным и представительным органом российского гражданского общества: собранный по советскому образцу элитный клуб призван высказывать свое мнение в политике – однако в праве выносить решения ему отказано.
Смена элит – процесс, последние несколько лет фиксируемый российскими политологами и социологами. И действительно, многие из тех, кто определяли политическую, экономическую, культурную жизнь в России в 90-х годах прошлого века, были отстранены от власти, продали свой бизнес, оказались в эмиграции, внешней либо внутренней. Идеологические расхождения с нынешней властью тому виной или некие универсальные социальные законы, действующие в любой стране при любом режиме, - фактом остается то, что целый ряд знаковых фигур недавнего времени ныне лишен возможности активного участия в общественных процессах.
"Путин защищает те энергетические компании, в которых у него есть собственные интересы. Европа плохо понимает мотивацию и психологию Путина. Это бизнесмен, а не политик", – утверждает директор Института национальной стратегии.
Алексей РОЩИН
СОЛДАТЫ КРЕМЛЯ
Кем станет депутат после того, как уже запущенный процесс окончательно завершится? Никем. Всего лишь патроном в бесконечной партийной обойме!
Сильви КОФМАНН, Натали НУГАЙРЕД ("Le Monde")
ГЕНРИ КИССИНДЖЕР: НЕМЕДЛЕННЫЙ УХОД ИЗ ИРАКА БУДЕТ "КОШМАРОМ ДЛЯ ВСЕХ"
Бывший государственный секретарь США высказывает свою точку зрения на ситуацию вокруг Ирана, проблему ухода американских войск из Ирака, отношения между Вашингтоном и Москвой и общий курс администрации Джорджа Буша.
Александр ГОЛЬЦ
А ТЕПЕРЬ ФРЕЙД…
Встречаясь неделю назад с руководителями РТР Владимир Путин, вспомнив, очевидно, известный анекдот, так определил шкалу государственных приоритетов и ценностей: «В современном мире мощь государства определяется, прежде всего, экономической мощью. А потом как производная – социальным состоянием, социальной политикой и оборонной политикой. Это все производные. Если нет возможности, по-простому сказать, если нет денег – что ж, в магазин не пойдешь, ничего не купишь: ни пушку, ни ракету, ни лекарства. Поэтому экономика – в основе всего: сначала – Карл Маркс, а потом – Фрейд и другие прочие». И вот как только из-за галопирующих нефтяных цен Кремлю показалось, что с экономикой уже все в порядке, как из всех щелей попер старик Фрейд.
Ровно десять лет назад российская политическая практика обогатилась доселе невиданной интригой – внутри властной элиты произошел исторический раскол: некоторые приближенные Бориса Ельцина (эта группировка ассоциируется с именем руководителя службы безопасности президента Александра Коржакова) настаивали на отмене президентских выборов под любым предлогом ради сохранения власти. Понятно, что такое развитие событий предполагало сворачивание демократических процессов. Другая часть ельцинского окружения во главе с Анатолием Чубайсом категорически возражала против подобного, фактически, силового решения проблемы. Заручившись поддержкой наиболее влиятельных магнатов, «либеральное» крыло администрации навязывало президенту свой сценарий – в оставшееся время мобилизовать все ресурсы и идти на выборы во что бы то ни стало.
Ежи Марек НОВАКОВСКИЙ ("Wprost", Польша)
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ХОЛОДНАЯ ВОЙНА
'Договор Путина-Шредера' звучит агрессивнее, чем 'пакт Молотова-Риббентропа'.
Редакция ("The Economist")
ИГРА В ОПАСНУЮ ИГРУ
Алармистская риторика президента Путина. Рост насилия со стороны националистов на улицах России. Если ли здесь связь?
Александр РЫКЛИН
ПРИГЛАШЕНИЕ НА РЕФЕРЕНДУМ
По формальным признакам очередное президентское обращение к своему парламенту можно охарактеризовать как популистско-милитаристское.
Леонид РАДЗИХОВСКИЙ
НЕФТЕГАЗОВАЯ ГОРДЫНЯ И АУТИЗМ ВЛАСТИ
Внутри страны Путин слышит только эхо. Такова акустика Кремля – да и всей «русской равнины». Все ему подвластно – спины гнутся, нефтедоллары бегут реками. Это – катастрофа. ОБРАТНОЙ СВЯЗИ С МИРОМ – НЕТ. Но хочется надеяться на лучшее. А лучшее тут одно: не трагическое, а мелкое, дробное столкновение с реальностью. Но об какую же реальность может удариться Путин? Раз внутри страны пока – ни об какую, то остается одно – «заграница нам поможет». Вот она и помогает – как может.
Александр ГОЛЬЦ
ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ СЕРДИТСЯ…
А Путина, тем не менее, распирает от раздражения. Подозреваю, что дело здесь в том, что самое любимое путинское детище — пресловутая властная вертикаль, — будучи окончательно достроенной, оказалась совершенно неработоспособной. И выяснилось это при первой же попытке российской власти сделать подведомственному народу хоть что-то хорошее. Это я о пресловутых национальных проектах.