Технологии

АНАТОМИЯ РЕФЕРЕНДУМА

Народ Белоруссии сказал "да" своему президенту - ему позволили избираться на третий срок. Почти все российские издания бурно обсуждали выборные технологии официального Минска, приходя к неутешительным выводам: "всенародную поддержку" в соседней республике обеспечивают "грязные" технологии. Официозные же российские издания убеждены в другом - белорусский народ сознательно выбрал экономическую, политическую и социальную стабильность. Что происходит в Белоруссии с точки зрения PR? Насколько активно и "чисто" использовались политтехнологии при проведении референдума? Мнения Станислава Раткевича, Алексея Трубецкого, Сергея Некрасова.

Станислав Радкевич, руководитель департамента аналитики "Никколо М":

- Официальная реакция в любой нормальной стране всегда будет такая: надо же соблюсти приличия международного "политеса".

Референдум - это вообще достаточно несовершенный инструмент для выяснения отношения граждан к тому или иному вопросу. Выносимый на референдум вопрос всегда должен быть простым, на который существует только два варианта ответа "да" или "нет". Но ведь есть еще много промежуточных позиций. Как между черным и белым существует еще много оттенков серого, причем большинство всегда составляют сторонники этого "серого".

Приведу один пример: в апреле 1991 года проводился референдум, на котором ставился вопрос "Хотите ли вы сохранить СССР?" Украина ответила "да". Однако в конце декабря того же года на Украине был проведен референдум с вопросом "Хотите ли вы "незалежну" Украину", и украинцы снова ответили - "да".

Вопрос на белорусском референдуме был вообще сформулирован некорректно, нельзя упоминать имени конкретного человека, потому что это не выборы, и люди должны не оказывать доверие (выражать недоверие) одному человеку, а решать вопрос о том, менять ли им вообще формат президентства. Или представьте себе референдум о доверии Адольфу Гитлеру году в 1939-м. Безусловно, он бы получил доверие германского народа.

Кроме того, в стране, где основные СМИ находятся под полным контролем государства, результаты референдума абсолютно прогнозируемы. Если провести такой референдум у нас, то Путин тоже без проблем получит право оставаться президентом еще на один срок.

Давно уже политический режим в Белоруссии с большой натяжкой может называться демократическим. Потому что демократии в режиме ровно столько, сколько в ней выборов. В целом это была акция, не имеющая ничего общего с современными демократическими институтами. Это был скорее инструмент из арсенала авторитарных режимов - инструмент манипулирования общественным мнением.

Чтобы референдум был механизмом демократизации общества, нужно его проводить по-другому. Например, в Швейцарии проводятся референдумы в кантонах, но на них решаются не глобальные, а вполне конкретные вопросы. И все это происходит в условиях свободной прессы и развитой политической системы, гораздо более, нежели наша, застрахованной от обмана. Да и то швейцарцы никогда не упускают случая пнуть свою прямую демократию и указать на ее недостатки.

Алексей Трубецкой, президент информационно-аналитического центра "Новоком":

- В Белоруссии PR-технологии, в современном смысле этого слова не использовались. Была хорошо известная с советских времен пропаганда и агитация. С опорой на хорошо известный уже в нынешние времена административный ресурс. При этом я вообще не понимаю темы обсуждения, потому что неизвестно, сколько людей реально приняло участие в референдуме. Мне кажется, что там было нечто, похожее на игру в наперстки, а это уже не PR, не агитация, а нечто третье - известное правоохранительным органам.

Сергей Некрасов, главный аналитик компании "ИМА-консалтинг":

- Прежде всего, о результатах референдума. По данным независимых соцопросов, за продление полномочий Лукашенко готовы были голосовать от 41 до 48% участников выборов. Учитывая, с какой неохотой респонденты соглашаются отвечать на вопросы (в Белоруссии особенно), можно предположить, что выборка была смещенной: доля сторонников открытости и свобод, желающих, чтобы их голос был услышан, среди согласившихся отвечать оказалась заметно больше. По-видимому, в действительности доля проголосовавших "за" была выше 50%. Так что ставить под сомнение победу Лукашенко нет оснований.

Другой вопрос, как относиться к объявленным цифрам. Здесь есть два аспекта: моральный и политический. С точки зрения моральной то, что делалось в Белоруссии в рамках подготовки к референдуму и выборам депутатов, принять невозможно. Я имею в виду ограничения на агитацию для противников референдума и независимых кандидатов, опубликованные в СМИ сведения о манипуляциях с избирательными списками и бюллетенями, а также избиения после референдума участников оппозиционных митингов и подвернувшихся под руку журналистов.

С точки зрения политической, все эти моральные соображения совершенно не важны. Вопрос в том, готовы ли вы немедленно начать борьбу против Лукашенко и принять на себя все связанные с этим политические риски. Или вы предпочтете признать очевидный факт - поддержку белорусского лидера значительной частью белорусского народа, - и, исходя из этого, строить с ним свои отношения?

Сегодня главным элементом политических технологий в Белоруссии и вокруг нее стали цифры. Официальный результат референдума: 79% - "за". Для Лукашенко это элемент технологии подавления инакомыслия, еще один "слой асфальта" на окружающем политическом пространстве. Для стран Запада - это повод заявить о массовых нарушениях в ходе выборов и продолжить политическую изоляцию Белоруссии.

Вряд ли Россия заинтересована в том, чтобы западная технология, ориентированная на массовые народные выступления и разрушение существующего государства, была реализована. А поскольку собственных оригинальных технологий у России нет, россиянам поневоле приходится играть в команде Лукашенко.

Любовь Шарий, www.politcom.ru

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}