Технологии «Газета.Ru» gazeta.ru

ГЛУХОНЕМОЙ PR

Система государственного PR постепенно деградирует из-за нежелания граждан знать хоть что-то о работе органов власти.

Система государственного PR постепенно деградирует.

Назначение артиста Игоря Угольникова председателем телерадиовещательной организации Союза России и Белоруссии является прекрасным доказательством того, что в «стране победившего PR», как иногда называют путинскую Россию, пресловутым связям с общественностью уделяется ничтожно малое внимание. О важности российско-белорусского союза произнесено бесчисленное количество речей и тостов. Интеграционные переговоры были начаты еще в 1994 году. Сформированы некие надгосударственные органы и структуры, одной их которых как раз и является ТРО Союза России и Белоруссии. И вот руководителем этой ТРО назначается человек, ассоциирующийся в массовом сознании с исполнением комедийных ролей, участием в развлекательных телешоу и клипах. Одним решением ставится под сомнение многолетний труд государственных мужей двух стран.

Вполне возможно при этом, что Игорь Угольников, начинавший как артист развлекательного жанра, с тех пор прославился как организатор производства телепродукции, завоевал авторитет в профессиональном сообществе и его приглашение на должность председателя ТРО Союза России и Белоруссии – шаг логичный и разумный. Именно это обоснование и должны были бы предложить обществу лица, ответственные за объединение двух стран. Этого пока не произошло.

Возможно, и не произойдет, потому что задавать вопросы, собственно, и некому

Логику принятия государственных решений по любым вопросам в России никогда нельзя было назвать хоть сколько-нибудь прозрачной. У общества не было и нет привычки спрашивать с начальства, а у власти, соответственно, нет привычки отчитываться перед гражданами. Взаимный отказ от обязательств сопровождался, однако, соблюдением определенных условностей. Власть, как правило, считала необходимым так или иначе объяснить логику своих действий. Так, например, в советские времена решение ЦК КПСС о снятии первого секретаря обкома некой области могло быть подтверждено фельетоном или даже критической статьей в партийной печати, из которых гражданам становилось ясно, что данное кадровое решение вызвано тем, что снятое ответственное лицо совершенно зарвалось. Отсутствие фельетона свидетельствовало о том, что решение не было следствием скандала. Также и назначение обязательно сопровождалось как минимум публикацией биографических данных, позволявших хотя бы примерно оценить адекватность кадрового решения. Соответственно, необходимая пропагандистская составляющая заранее проговаривалась и заранее выстраивалась. Делалось это не из альтруизма, а от того, что общество пусть вяло, но проявляло интерес к происходящему.

Cегодня равнодушие населения к малым и большим государственным решениям, прямо или косвенно влияющим на его жизнь, нарастает с каждым днем. Отсутствие запроса на информацию позволяет системе государственного PR чувствовать себя все более свободно. Расслабленность постепенно ведет к развалу.

Когда Владимир Путин поминает падение авторитета государственных структур, то это в том числе и оценка итогов деятельности тех, кто из месяца в месяц исправно получает деньги за их промоушн.

Система PR работает сравнительно эффективно, когда речь идет о кампаниях федерального масштаба. Делается это так. Сначала на достаточно высоком уровне принимается решение уделить особое внимание некоему вопросу. Потом среди профильных организаций проводится тендер на проведение PR-кампании. Победитель готовит проект исходя из того, что чем больше акция, тем больше шансов получить следующий подряд. Страсть к гигантомании и большим проектам чревата не только значительными расходами, но и потерей интереса к повседневной работе. На нее не остается ни времени, ни сил, ни, главное, желания. Заниматься освещением частностей ставят тех, кто не смог отвоевать значительный участок работ.

К тому же нет оснований полагать, что масштабные проекты способствуют наработке должного опыта и приобретению технологий, которые могут использоваться в дальнейшем. Когда в 1992 году Анатолий Чубайс нанимал иностранных консультантов для промоушна российской приватизации, это можно было объяснить тем, что в России нет соответствующего уровня специалистов. Приглашение в 2006 году американской фирмы для создания позитивного имиджа России, видимо, должно свидетельствовать о том, что специалистов должной квалификации по-прежнему нет. Или им не слишком доверяют.

На самом деле дело вовсе не во владении технологиями, а в отсутствии практики установления общественных связей.

Русский PR и их public relations уже давно две разные профессии, два разных вида спорта.

Полноценный public relations возможен только в обществе, которое заинтересовано в получении достоверной информации о деятельности как государственных, так и частных структур. Органы власти просто вынуждены тратить на это силы и средства, а также оценивать подлинную эффективность проведенной работы В противном случае это русский PR, беспощадный к смете и бессмысленный по итогам своей работы.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}