Технологии Сергей Подосёнов nsn.fm

Стимул к анонимности: Эксперты о регулировании анонимайзеров и VPN

Эксперты рассказали НСН, почему очередное закручивание гаек в интернет-сфере окажется неэффективным.

С сегодняшнего дня работающие в России поисковые системы, анонимайзеры и VPN-сервисы обязаны ограничивать доступ пользователей к запрещенным Роскомнадзором ресурсам. В противном случае они сами окажутся в черном списке цензурного ведомства.

Как это устроено

Согласно поправкам в закон об информации, утвержденным в конце июля Владимиром Путиным, отныне главным условием работы поисковиков, анонимайзеров и VPN-сервисов в нашей стране будет участие в федеральной государственной информационной системе (ФГИС), после присоединения к которой законопослушные интернет-ресурсы будут обязаны в трехдневный срок закрыть доступ к запрещенным сайтам и прекратить выдачу ссылок на них.

«Появляется еще одна блокировка – VPN. «Анонимайзеры» – такого слова там нет. VPN (virtual private networks) – это зашифрованный канал между пользователем и VPN-сервером, который выполняет функцию proxy-сервера, то есть пропускает трафик пользователя через себя, и другие видят, будто он работает из той точки, где находится proxy-сервер, а не где он находится в действительности. В соответствии с новым законом можно будет заблокировать программное обеспечение VPN-сервисов, заблокировать распространение таких программ на территории России. Власти попросят магазины приложений Google, Apple и Microsoft изъять их на территории России. Это взаимодействие отработано», - пояснил НСН суть изменений директор по эксплуатации «Акадо телеком» Михаил Медриш.

Процедурную сторону вопроса НСН разъяснил руководитель проекта «Роскомсвобода» Артём Козлюк.

«Сначала эти сервисы выявляют ФСБ и МВД, после чего пересылают соответствующую информацию в Роскомнадзор. Уже он начинает выявлять владельцев этих сервисов, писать им уведомления о подключении к ФГИС. На это им дается 30 рабочих дней. Если соответствующие ресурсы откажутся фильтровать трафик своих клиентов по реестру запрещенных сайтов, то они сами будут в него внесены», - сказал общественник. По его словам, первую информацию о таких блокировках можно ожидать не ранее середины декабря.

Впервые идея запретить анонимайзеры и прокси-серверы, используемые для доступа к блокированным сайтам, пришла в голову тогдашнего зампреда комитета по информационным технологиям Госдумы, либерал-демократа Вадима Деньгина еще в 2013 году. Но в те вегетарианские времена она была признана то ли неактуальной, то ли нереализуемой, и законопроект положили под сукно до лучших дней.

Настали они летом этого года. Нетрудно понять почему. С одной стороны, Россия в 2017 году и Россия в 2013-ом – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. С другой - стало совершенно понятно, что все усилия Роскомнадзора по зачистке информационного поля в глобальной паутине отличаются крайней низким КПД. Любознательные россияне как получали так называемую «экстремистскую» или просто неудобную для власти информацию из альтернативных источников, так и продолжают это делать, несмотря на все черные списки и блокировки сайтов.  

Поэтому еще в конце прошлого года началась негласная кампания по закрытию анонимайзеров и других средств обхода блокировок интернет-сайтов. В ноябре-декабре Роскомнадзор внес в список запрещенных  ресурсов почти три десятка таких порталов.

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев тогда назвал действия ведомства «мракобесием» и в беседе с НСН выразил надежду, что оно вскоре пройдет.

«Невозможно вылечить общество с помощь таких запретов, - подчеркивал тогда Мариничев. - Инструменты доступа блокировать неправомерно, потому что они не осуществляют противоправных действий сами по себе».

У чиновников, видимо, было иное мнение на этот счет. Однако тогда им еще требовалась санкция суда. Решение для обхода этой правовой условности, как водится, предложили депутаты Госдумы, на этот раз от «Единой России», «Справедливой России» и КПРФ, которые в июне этого года внесли требуемый законопроект. Теперь он не встретил никаких препятствий на пути к превращению в федеральный закон и стал таковым в конце июля, после подписи главы государства.

«Любое государство следит за тем, чтобы его законы исполнялись. Нет ничего необычного в том, что Госдума и законодатели стремятся обеспечить исполнение законопроекта о процедуре обхода запрещенных средств», - комментировал НСН внесение законопроекта советник президента по вопросам интернета Герман Клименко в июне. Тем не менее, сейчас, когда он вступил в действие, от комментариев Клименко предпочел воздержаться

«Я не комментирую эту историю. Не моя территория», - лаконично изрек советник президента.

Почему это не будет работать

Дмитрий Мариничев оказался более словоохотлив: «Данный закон достаточно жестко регулирует доступ российских граждан к информации. Фактически, это вторжение в частную жизнь, потому что VPN, как вы помните, переводится «виртуальная частная сеть».

Еще жестче высказался интернет-эксперт Антон Меркуров: «Это не закон, потому что он нарушает Конституцию. Писали его люди не очень компетентные, и работать он не будет. Это попытка закручивания гаек, которая будет работать очень точечно и нанесет очередной вред российскому интернету. Никакой практической пользы от него нет!».

«Правоприменение опять будет происходить в ручном режиме. Появилось еще одно основание для блокировок ресурсов. Это чревато тем, что у нас однажды потеряется сетевая связность, и интернет будет работать крайне медленно, - предупредила в беседе с НСН директор по стратегическим проектам Института исследований интернета Ирина Левова. - Технически это непонятно как будет работать. Многие поставщики VPN уже завили, что будут обходить этот запрет».

Почему технически закон малоэффективен, НСН растолковал Михаил Медриш.

«Все запрещенные программы будут доступны за пределами России. Можно также настроить частный канал VPN, и тогда, конечно, никакой блокировки не будет», - пояснил эксперт.

По мнению Артёма Козлюка, пользу от нового закона получат только те VPN-сервисы, которые откажутся выполнять требования Роскомнадзора, потому что к ним начнут перетекать пользователи ресурсов, которые согласились фильтровать трафик.

«Рынок весьма конкурентен. В сети работают десятки и сотни тысяч анонимайзеров и VPN-провайдеров. «Яндекс» и Opera согласились работать с Роскомнадзором и сейчас тестируют ФГИС. Однако в их браузеры встроены механизмы обхода блокировок. Вот, можно будет посмотреть, отключат ли они эти инструменты. В таком случае пользователи будут уходить к тем сервисам, которые обеспечивают более свободный доступ в интернет, в первую очередь, в Tor», - сказал собеседник НСН.

Сейчас анонимным браузером Tor, согласно его статистике, пользуются примерно 300 тысяч россиян. Примерно до середины 2013 года он для жителей нашей страны практически не существовал. Количество пользователей ограничивалось несколькими десятками тысяч. Но все изменилось 1 августа 2013 года, когда в России вступил в силу закон о блокировке сайтов с пиратским контентом. В считанные дни число российских пользователей Tor подскочило до 150 тысяч человек.

После начала событий на Украине к любителям дарового контента присоединились те, кто желал получать новости не только от подконтрольных государству СМИ. Новый пик в 200 тысяч пользователей приходится на май 2014 года, когда резко обострилась ситуация в Донбассе: были образованы ДНР и ЛНР, начались бои за аэропорт Донецка. До конца 2015 года поиск более взвешенной информации по Украине оставался одним из основных стимулов для использования анонимного браузера. Новый, абсолютный на сегодня максимум в 400 тысяч пользователей был достигнут в конце 2015 года, на фоне резкого обострения отношений России и Турции из-за сирийского конфликта, апофеозом которого стало уничтожение российского бомбардировщика Су-24. Наконец, в этом году новым стимулом прироста пользовательской базы Tor в России стал закон о блокировке анонимайзеров.

P.S. 

Напомним, что в настоящее время, по данным альтернативного браузера Tor, Россия находится на третьем месте в мире по использованию анонимного доступа в интернет.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}