Технологии Дмитрий ТРАВИН, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге rosbalt.ru

Почему нами активно манипулируют

Распространенное сегодня манипулирование сознанием людей мы связываем обычно с отсутствием демократии. В демократическом обществе, мол, граждане имеют доступ к различным источникам информации, а потому могут довольно точно определить, что есть что в политике или в экономике. Однако на самом деле проблема гораздо серьезнее.

Почему нами активно манипулируют.

Право граждан прислушиваться к мнению оппозиции и к альтернативным масс-медиа действительно в значительной степени помогает бороться с манипулированием, однако не устраняет его полностью.

Гражданин Знайкин и обыватель Незнайкин

Допустим, есть два избирателя – Знайкин и Незнайкин. Первый голосует, руководствуясь только тем, что он точно знает, тогда как второй, прежде чем опустить в урну бюллетень, стремится составить общую картину жизни в стране и в мире, используя любые доступные ему источники.

Если Знайкин вчера потерял работу, то завтра он проголосует за оппозицию. Если Знайкин вдруг обнаружил, что цены в магазинах растут быстрее его доходов, он пошлет к черту власть, при которой подобное творится. Если Знайкин не может войти в дом, поскольку трубу прорвало и окрестности залило горячей водой, он обвинит в этом президента, правительство и губернатора, а также парламентское большинство, сформированное победителями прошлых выборов.

Что же касается Незнайкина, то он перед выборами будет серьезно размышлять. Включит телевизор, засядет в интернет и обложится газетами. Он порадуется присоединению Крыма, а также обнаружит, что снижение уровня жизни связано с не зависящими от властей причинами – допустим, с падением цен на нефть. Более того, он проанализирует предвыборную программу оппозиции на предмет ее реалистичности и, возможно, придет к выводу, что та не заслуживает поддержки. В итоге Незнайкин может проголосовать за нынешнюю власть даже несмотря на снижение уровня жизни и царящий вокруг бардак.

Можно ли манипулировать избирателем Знайкиным? Вряд ли. Разве что оппозиция специально прорвет трубу перед его домом накануне выборов.

Можно ли манипулировать избирателем Незнайкиным? Запросто. Поскольку он руководствуется на выборах тем, чего не знает из личного опыта, и тем, что не имеет непосредственного отношения к его личной жизни. Незнайкина можно порадовать успехами отечественной космонавтики в освоении Луны, на которой он никогда сам не побывает и которая никак не влияет на размер его зарплаты. Незнайкина можно возмутить, продемонстрировав по TV аморальный облик оппозиционного кандидата, хотя проверить информацию наш герой не сможет из-за того, что лично с этим политиком не знаком.

В общем, избиратель Знайкин – гроза недобросовестных политиков, тогда как избиратель Незнайкин – спасение для жуликов и воров, прорвавшихся во власть. И нам кажется, что будущее страны за такими, как ответственный гражданин Знайкин, а всяких зомбированных Незнайкиных должно становиться все меньше.

Гражданин Незнайкин и обыватель Знайкин

Увы, в реальной жизни не так все просто. На самом деле Незнайкин – наше будущее, а Знайкин – далекое прошлое. И к этому придется приспосабливаться.

Человек, принимающий решения, основываясь лишь на том, что может сам увидеть и пощупать, – это крестьянин традиционного общества, где жизнь зависит почти полностью от собранного урожая. Собрал – выжил, не собрал – помер. Все прочее – от лукавого. Ни интриги при королевском дворе, ни результаты походов крестоносцев, ни даже торговая политика соседнего города не влияют на способность крестьянина растить хлеб. А если и влияют (когда интриги приводят к разорительной войне), наш герой все равно печальных последствий предотвратить не может. Он выбирает разве что сельского старосту, и это возможно делать, полностью основываясь на "стратегии Знайкина", поскольку каждый человек в сельской общине – как на ладони.

В более сложном, модернизирующемся обществе на простого человека постоянно влияет то, о чем он узнает лишь через прессу. Жизнь самого простого заводского рабочего больше зависит от конъюнктуры рынка, чем от его личных усилий и даже от усилий капиталиста. Нет спроса на производимый им товар – самый лучший труженик останется без работы. И если такой труженик живет в условиях демократии, он должен голосовать, учитывая явления, которые нельзя "пощупать" и о которых можно узнать лишь из СМИ.

Дальше – больше. Когда общество становится сложнее, наша жизнь оказывается в зависимости от государственной политики (скажем, от протекционизма). При дальнейшем усложнении мы начинаем учитывать борьбу групп влияния (скажем, аграрное лобби может вытянуть из бюджета средства, лишив финансирования работников культуры). А в современном мире простому человеку приходится думать и о внешней политике, поскольку переворот в нефтедобывающей стране влияет на цены и потрясает, таким образом, мировую экономику.

Избиратель, который не принимает все это во внимание, запросто может сделать выбор, противоречащий его интересам. Скажем, наш "искушенный" Знайкин всегда проголосует против реформаторов, поскольку реформы на первых порах, как правило, усложняют жизнь. Но зато он поддержит любую клептократию, разворовывающую ресурсы страны, если жулики и воры делятся с народом долей богатств, растущих по объективным причинам (например, потому что растут цены на нефть, которой богата страна, где живет Знайкин).

Трагедия этого "реалиста" в том, что он делает глупости, хотя власть имущие им даже не манипулируют. Ошибка "встроена" в его поведение, поскольку оно соответствует реалиям далекого прошлого, а не современной жизни.

Незнайкин же – это настоящий, ответственный гражданин, неравнодушный к своему демократическому выбору. Он понимает, насколько сложен мир XXI века, и всеми силами пытается быть наравне с эпохой. Он хочет оценить все события, влияющие на его жизнь, а не только те, которые можно "пощупать". И в этом – трагедия нашего героя, поскольку между ним и событием встает информационная система, с которой очень трудно совладать. Причем в XXI веке эта система становится столь сложной, что может запутать любого.

Что может познать Незнайкин

Первое, с чем столкнется наш ответственный Незнайкин, – это объективно существующее искажение информации. В суперсложном мире XXI века, где мы стремимся собрать как можно больше фактов, вероятность искажения намного больше, чем в прошлых столетиях.

Скажем, лет двести назад нетрудно было узнать из газет, кто начал очередную войну, поскольку ее тогда официально объявляли противнику. Но уже с началом Второй мировой все было не так просто, поскольку Адольф Гитлер имитировал агрессивные антигерманские действия поляков, чтобы получить безоговорочную поддержку своих Незнайкиных. А ныне, если международный конфликт возникает вследствие теракта, то поди разберись, совершили ли его террористы, или, скажем, спецслужбы специально создали повод для вторжения войск своей страны в другое государство, террористов, якобы, укрывающее.

В экономике подобных примеров объективного искажения информации – пруд пруди. Нам кажется, будто цены на нефть растут под воздействием роста спроса со стороны предприятий, нуждающихся в топливе, и населения, которому требуется бензин, но на самом деле, возможно, причина – в спекуляциях, спровоцированных нестабильностью на Ближнем Востоке. Ошибочно оценивший ситуацию Незнайкин полагает, будто конца нефтяному изобилию не будет. Он голосует за увеличение социальных расходов и за вложение средств стабфонда в строительство дорог. А когда цены падают и в госбюджете образуется дыра, бюджетник Незнайкин остается без зарплаты. Хотел как лучше, а вышло…

От искажения информации демократия не защищает. Здесь что Россия, что Америка, что Буркина-Фасо страдают одинаково. В какой-то мере может помочь экономико-политическая грамотность населения (поэтому важна гуманитаризация любого образования!), но и это – не панацея.

Второе, с чем столкнется наш честный Незнайкин, желающий познать мир, — это осознанное стремление масс-медиа представить упрощенную картину этого мира.

Пресса дает читателю в основном то, что он хочет читать. А уж TV точно не станет тратить деньги на сюжет, который посмотрят единицы. Поэтому, например, журналисты много внимания уделяют скандалам и очень мало – информированию о новых технологиях, трансформирующих экономику. И вот мы вдруг обнаруживаем, что пока весь мир обсуждал длину ног юной фотомодели и цену ударной ноги популярного футболиста, бизнес занимался таким скучным делом, как инвестирование в добычу сланцевых нефти и газа. Успехи добытчиков проспал даже "Газпром", озабоченный последние годы в основном добычей легионеров для клуба "Зенит". Что уж тут говорить о простом Незнайкине, потребляющем лишь ту информацию, которая есть в массовых изданиях и программах.

С этой проблемой демократия тоже не справится. Даже самые демократические СМИ нуждаются в рекламе, а значит, в тиражах и зрителях. Пока сам Незнайкин предъявляет спрос на сплетни, а не на знания, он сплетни и будет получать. Стать квалифицированным избирателем – немалый труд. К нему не всякий способен.

Наконец, третий фактор, влияющий на восприятие информации, – это осознанное манипулирование сознанием избирателя, в котором заинтересована любая власть. Манипулирование есть и в России, и в Америке, и, наверное, даже в Буркина-Фасо.

Суть манипулирования в том, что нам выдают за факт некую липу, фактом не являющуюся. А ты пойди проверь! Ведь бедняга Незнайкин не то что сам никогда не доберется до каждой горячей точки, про которую ему вещают, но, даже обзвонив всех друзей и знакомых, нисколько не приблизится к истине, поскольку те тоже получают информацию лишь через СМИ.

Вот с этой проблемой демократия в большей или меньшей степени позволяет справиться. Россия в XXI веке отличается от демократических стран не тем, что у них власть состоит сплошь из ангелов, готовых уступить свои посты достойным представителям оппозиции. Власть имущие по своим замашкам всюду примерно одинаковы: и при авторитаризме, и при демократии. Но при демократии трудно так монополизировать доступ большей части избирателей к информации, как это сделано у нас благодаря государственному контролю над телеканалами.

Наш отечественный Незнайкин ничуть не хуже американского или французского. Не глупее и не ленивее. Но для того, чтобы познать мир, он должен в среднем проделывать гораздо более сложную работу, прочесывая интернет, тогда как в демократических странах различная информация и различные оценки фактов, как правило, излагаются в ведущих СМИ, ориентированных на массового читателя и зрителя. Зарубежному Незнайкину, чтобы уйти от манипулирования, достаточно переключить канал, тогда как нашему надо сначала понять в принципе, что его нахально дурят, а потом уйти от зомбоящика к каким-нибудь альтернативным источникам информации. В итоге у нас процент тех, кто подвергается манипулированию, значительно выше, а следовательно, мы из любого кризиса будем демократическим путем выходить значительно дольше.

Что никогда не узнает Знайкин

С проблемами Незнайкина мы, вроде, разобрались, но при этом совсем забыли о Знайкине. Он же, тем временем, не дремал, а, как умел, пытался вписаться в модернизированное общество. Реальный Знайкин в XXI веке смотрит, конечно, не только на то, как изменяется толщина его кошелька при различных властях. Он волей-неволей вынужден принимать во внимание некоторые события, происходящие за пределами его собственного мирка. Но, поскольку он полагает, что хорошо знает жизнь, то вообще не стремится искать объяснения сложных проблем. У него существуют определенные житейские установки, и он участвует в выборах, как правило, вообще не собирая никакой новой информации, а заранее зная, кто прав, кто не прав.

Знайкин XXI века примет решение не потому, что ему промыл мозги зомбоящик, а потому, что он и без зомбоящика считает, например, необходимым поддерживать как можно более низкие цены на товары. Раз дешевый продукт хорош для его кошелька, значит, поддерживать следует те политические силы, которые предлагают государственное регулирование цен, а лучше – жесткую их фиксацию на максимально низком уровне. Если же олигархи с этим не согласны, то следует, по мнению Знайкина, национализировать предприятия и поставить директоров, которые цены будут держать низкими, а зарплаты высокими.

Иными словами, Знайкин – предубежденный избиратель. "Зомбоящик" может с таким справиться лишь в том случае, если упадет ему на голову. Но это уже не вопрос манипулирования сознанием, а проблема отделения сознания от бытия вплоть до летального исхода.

Интересно, что на проблему предубежденности голосующего обывателя обратил внимание американский ученый Брайан Каплан в книге "Миф о рациональном избирателе" (с подзаголовком "Почему демократии выбирают плохую политику"). Уже из подзаголовка следует, что данная проблема характерна и для авторитарной России, и для демократических Штатов. В США, как и у нас, многие люди выступают за госрегулирование цен и протекционизм, хотя для экономики такая политика губительна.

В общем, демократия способна прочистить далеко не все мозги, запутавшиеся в сложном современном мире. Однако даже то противостояние манипулированию, которое она способна осуществить, может сделать общество более здоровым.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}