Технологии Валентин ПОЛУЭКТОВ, избирательный технолог izbass.ru

ТЕХНОЛОГИИ КАНДИДАТОВ-ДВОЙНИКОВ

REGIONS.RU , 8 февраля 2005 г., 19:08

Челябинск. На должность мэра претендуют три Вячеслава Михайловича Тарасова.
На должность главы Челябинска претендуют три Вячеслава Михайловича Тарасова.

Действующий мэр Вячеслав Михайлович Тарасов уже зарегистрировался в качестве кандидата. На минувшей неделе в городскую избирательную комиссию заглянул Василий Середонин, изменивший свои личные "реквизиты" в паспорте "Вячеслав Михайлович Тарасов", он получил пакет документов, необходимый для участия в выборах за кресло мэра. А сегодня военный пенсионер из Нижнего Тагила Вячеслав Михайлович Тарасов уведомил избирательную комиссию о том, что становится 6 претендентом на место главы Челябинска. Собранные им документы оказались безупречными и не вызвали никаких нареканий со стороны комиссии, сообщает ИА "Новый регион" (Пермь) .

Все претенденты на должность главы города в выборных бюллетенях будут располагаться в алфавитном порядке, поэтому у всех трех Тарасовых будут одинаковые шансы, если, кончено, все из них дойдут до финишной прямой.

1. Двойники наступают

Это информационное сообщение появилось 8 февраля. А еще через два дня в челябинский горизбирком притащил свои бумаги для регистрации еще один однофамилец мэра – теперь уже четверо Тарасовых претендуют на одно кресло. И тут же документы на регистрацию кандидатом в мэры поступили от некоего временно неработающего Сумина, однофамильца губернатора. Ясно, что против мэра используют гаубичную артиллерию, что в дело включились профессионалы. Ясно, что это люди творческие. Предъявить на выборах мэра двойника губернатора – это что-то новенькое в технологии лже-кандидатов, такого вроде у нас еще не было…

Несмотря на свою бородатость и изученность, технология двойников продолжает свое победное шествие по необъятному электоральному полю России, повергая в уныние многих нерадивых соискателей на выборные должности. Приведу наиболее убийственный, ставший уже классикой, пример из недавней практики наших свободных выборов. Апрель 2004 год, выборы губернатора Алтайского края, противоборство действующего главы администрации А.Сурикова и «аншлаговского» юмориста М.Евдокимова. По прогнозам Суриков, поддерживаемый буквально всеми партиями и самим Президентом, должен был легко победить в первом туре. Однако до заветного рубежа (50%+1 голос) ему не хватило всего 1,8% голосов. Не хватило той самой малости, которую фактически украл у него кандидат-двойник (2,5% голосов), в жизни ничего из себя не представляющий – железнодорожный стрелочник из Ростовской области. В результате губернатор уступил свое кресло юмористу. И произошло это потому, что его команда понятия не имела, как отбиваться от двойника.

Между тем, технология двойников не такая уж замысловатая штука, чтобы не научиться эффективно бороться с ней. Самое главное, если против вас выставили двойника – не бездействовать. Не надо думать, что избиратели все поймут и правильно отреагируют. Мол, они же должны проникнуться негодованием к тому, кто их нагло обманывает?

Должны. Но не проникнутся. Потому что их всю жизнь кто-то обманывает, они к этому привыкли, относятся индифферентно, и чтобы наших граждан потянуло на оранжевые шарфики, их надо очень и очень сильно растормошить.

А значит, в случае выставления против вас двойников надо немедленно действовать – действовать активно и грамотно. Давайте поговорим, как.

2. Виды двойников

Существует три основных вида двойников.

2.1. Двойник-тихоня. Этот вариант технологии наиболее распространен – наверное, потому что он самый простой в реализации. Однофамилец «заказанного» кандидата здесь выставляется с единственной целью: присутствие в избирательном бюллетене. Двойнику не надо выступать в прессе, ходить на встречи и пр. Сиди себе тихо и жди дня выборов - потому и «тихоня». Считается, что появление в бюллетене двойника способно запутать избирателей, позволяет растащить голоса базового электората «заказанного» кандидата. И это действительно так, алтайский случай я только что приводил в качестве примера.

2.2. Двойник-провокатор. Очень неприятный вариант лже-кандидата. Здесь наряду со статистической функцией присутствия в избирательном бюллетене двойник осуществляет активную роль разрушителя положительного образа «заказанного» кандидата. Фамилия-то у них одинаковая, и злоупотребляя этим, двойник заставляет «работать» фамилию таким образом, чтобы вызвать к ней стойкое неприятие со стороны избирателей. Например, наняв отмороженных панков и вручив им мегафоны, двойник отправляет их вести агитацию поздно вечером во дворы крупноэтажных жилых домов, при этом через мегафоны навязчиво выкрикивается общая фамилия - кто там будет разбираться, чья она конкретно! Или в привязке к общей фамилии изготавливаются и распространяются агитматериалы, которые выставляют «заказанного» кандидата в дурацком свете, а то и того хуже. Прочитав их, люди думают вовсе не о том, за кого проголосовать, а где бы взять пистолет. Причем, такие материалы распространяются вполне официально, с предварительной регистрацией в избиркоме.

2.3. «Свой» двойник. Третий вариант двойников стоит обиняком в ряду технологий лже-кандидатов. Потому что в данном случае двойника выставляют не конкуренты, а сам кандидат. То есть, получается, что кандидат как бы сам себя «заказывает».

Зачем? А затем, чтобы привлечь внимание к своей персоне.

Чаще всего так поступают «нулевые», т.е. никому не известные кандидаты - в целях первичной раскрутки. Выставление двойника как явление скандальное служит неплохим информационным поводом: фамилия кандидата начинает звучать, по крайней мере, к ней на какое-то время будет приковано внимание СМИ. Это достаточно дешевый и быстрый способ раскрутки, иногда его успевают использовать практически бесплатно, в период сбора подписей.

Кроме того, с помощью выставления «своего» двойника можно попытаться разыграть имидж преследуемого властями (недоброжелателями, мафией и пр.) политика. К такому приему может прибегнуть и достаточно раскрученный кандидат - с целью мобилизации базового электората, который в результате должен подняться на защиту своего кандидата. Иногда это срабатывает.

О «своём» двойнике рассказывать, пожалуй, больше нечего, всё и так понятно. А вот о двойниках, выставляемых соперниками, есть смысл поговорить чуть подробнее

3. Реализация технологии двойников

Обычно заказчиком технологии является кто-то из соперников неугодного («заказанного») кандидата. Однако, возможен заказчик со стороны, т.е. человек, лично не участвующий в выборной гонке, но кровно заинтересованный в том, чтобы неугодный кандидат не прошел.

Технология двойников всегда реализуется в режиме спецпроекта, для работы над ним под кандидата-двойника создается специальный штаб. Суть и мероприятия проекта держат в строгой тайне от посторонних, в том числе и от сотрудников основного штаба (т.е. штаба кандидата-заказчика). Помимо заказчика лишь руководитель основного штаба да еще один-два его сотрудника могут быть в курсе дела.

Понятно, что спецпроект направляется из основного штаба. Но никаких внешних признаков связи двух штабов не должно просматриваться. Штабная документация по проекту ведется с грифом «секретно». О том, что двойник не является самостоятельной фигурой, в его окружении может знать только начальник штаба и никто больше. Встречи представителей взаимодействующих штабов должны осуществляться с соблюдением принципов конспирации, на нейтральной территории.

Создание штаба под двойника – не прихоть политтехнологов, а настоятельная необходимость. Штатная численность и размеры затрат на кампанию двойника обусловлены целями проекта.

Весь штаб двойника-тихони обычно состоит из комнаты с контактным телефоном и двух-трех сотрудников – номинального начальника, юриста и офис-секретаря. Их основная задача – надувать щеки перед журналистами и обеспечивать своевременную отработку процедур по так называемым обязательным датам, т.е. выполнять предписания избирательного законодательства, связанные со сроками тех или иных обязательных мероприятий (заявка на участие в выборах, сдача залога, жеребьевка по СМИ, сдача финотчетов в избирком, и т.д.).

А вот под двойника-провокатора вполне возможно потребуется разворачивать штабную структуру, соизмеримую с основным штабом. Ведь ему иногда приходится вести полномасштабную негативную кампанию против «заказанного» кандидата - вплоть до дня голосования. Еще раз подчеркнем – тут все зависит от целей, которые ставятся перед двойником.

Технологии двойников реализуются в несколько этапов.

На первом этапе происходит подбор двойника. Прежде всего его ищут по адресной базе. Попасть на полного тезку «заказанного» кандидата удается редко, поэтому хорошим результатом поиска считается урезанный формат – когда совпадают имя и фамилия или когда при общей фамилии одинаковые инициалы. Двойника-тихоню стараются подобрать таким образом, чтобы в бюллетене он стоял перед «заказанным» кандидатом («заказанный» Петров Николай Андреевич, а двойник - Петров Николай Алексеевич или Петров Андрей Николаевич).

Когда с именами-отчествами не получается, в дело идут просто однофамильцы. Но и тут PR-технологи стараются подойти нестандартно – против одного «заказанного» кандидата подбирают двух или трех однофамильцев, так, чтобы в бюллетене «заказанный» оказался затёртым между остальными.

• По-моему, на Брянщине несколько лет назад в этом деле побили рекорд: против одного «заказанного» кандидата выставили сразу трех двойников. Рекорд, однако, продержался недолго. Питерцы на выборах своего Законодательного собрания тут же повторили это невероятное достижение. А чтобы никто не сомневался в их лидерстве на ниве черных технологий, одновременно с тройней Андреевых там против другого кандидата славянина С. Миронова (нынешнего спикера Совета Федерации) выдвинули двух однофамильцев, но один из них оказался чернокожим портовым грузчиком (или как сейчас принято говорить, афророссиянином).

Впрочем, может, было все наоборот: сначала питерцы родили тройню, а потом брянцы. Точно не берусь утверждать. Но насчет того, что пиарщики северной столицы всем нос утерли с негром Мироновым – это точно. •

Для двойника-провокатора требования к подбору кандидатуры ужесточаются – человек должен быть морально готов к тому, что его могут дернуть в избирком, что его будет «доставать» милиция и журналистская братва, что ему возможно придется быть участником судебного процесса. Впрочем, чаще всего, руководители проекта ограждают двойника от ненужных хлопот – за него по генеральной доверенности действуют грамотные юристы.

Все чаще при подборе двойников манипуляторы используют прием, именуемый клонированием (или гримировкой). Чтобы было понятно, о чем речь, приведу три конкретных примера из отечественной избирательной практики.

2002 г., Псков. В сентябре на довыборах в городскую думу против очевидного лидера предстоящей гонки, гендиректора местной фирмы «Псков-Металл» Анатолия Владимировича Тиханова команда соперника выдвинула сельского забулдыгу Анатолия Валентиновича Тиханова. Причем, «Валентинович» тоже был заявлен как руководитель фирмы «Псков-Металл», только зарегистрированной не в Пскове, как положено, а в Москве, и всего неделю назад.

2002 г., Нижний Новгород, выборы мэра. Против одного из основных кандидатов, депутата Госдумы Булавинова Вадима Евгеньевича, выставляется его полный тезка. Каково же было удивление общественности, когда стало известно, что еще две недели назад тезка Булавинова был никому не известным деревенским пареньком Озеровым Сергеем Викторовичем. И что за это время он не только успел официально, через ЗАГС, сменить фамилию, имя и отчество, но и получить жилье в областном центре, в доме, принадлежащем мэрии Нижнего.

2005 г., Челябинск, выборы мэра. Ну и, наконец, строчка из сообщения REGIONS.RU , с которого мы начали разговор о двойниках. Повторимся: «На минувшей неделе в городскую избирательную комиссию заглянул Василий Середонин, изменивший свои личные "реквизиты" в паспорте "Вячеслав Михайлович Тарасов"». Не очень складно сказал журналист, но вполне понятно, что в Челябинске противники Тарасова решили повторить нижегородский трюк, уговорив человека сменить свои именные реквизиты, чтобы на возмездной почве навредить местному мэру. Посмотрим, что у них из этого выйдет.

На подобранных по базе данных людей собирается установочная информация, с тем, чтобы было понятно, к кому из них можно подступиться с деликатным предложением - дать согласие баллотироваться в качестве двойника.

Предложение это в самом деле деликатное, и если действовать неосмотрительно, запросто можно схлопотать по морде. Поэтому обычно двойников подыскивают среди соответствующего контингента – т.е. среди людей нуждающихся, опустившихся, маргиналов.

Еще одна особенность рассматриваемой технологии, проявившаяся относительно недавно. Если раньше двойников подбирали преимущественно из местных, то теперь все чаще стараются импортировать их из других регионов, особенно если двойник выставляется против властных кандидатов. Понятно почему – властные кандидаты в чужом регионе уже не такие властные, и провести нейтрализацию двойника на чужой территории гораздо сложнее.

Второй этап - вербовочный. Находят подходы к двойнику, охмуряют, предлагая обычно неплохую по местным меркам цену. В большинстве известных нам случаев гонорар двойников колебался в пределах от двух до десяти тысяч долларов.

В отношении двойника-клона этот этап весьма хлопотный и расходный, так как связан с рядом формальностей по изменению анкетных данных человека, с неизбежным посвящением посторонних лиц в суть авантюры. Их молчание тоже оплачивается. Но при наличии наличности – разве это проблемы?

Второй этап заканчивается регистрацией двойника в качестве кандидата на вожделенную выборную должность.

На третьем этапе идет рутинная (в штабе «тихони») или PR-творческая (в штабе «провокатора») работа.

При этом главная забота заказчика в отношении тихого двойника сводится к тому, чтобы его не перекупили, не перевербовали, чтобы тихоня вдруг не стал выступать с разоблачениями, чтобы он благополучно отработал до дня выборов. Решая эту задачу, двойника иногда сразу после регистрации и до окончания выборной кампании прячут где-нибудь в санатории у теплого моря. Сиди себе с удочкой, пивко посасывай, и не кажи носа возле дома у откоса.

Проблема перевербовки остро стоит и в отношении двойника-провокатора. Его тоже целесообразно хорошенько спрятать от глаз любопытной общественности. Но все же здесь эта проблема не главная. Здесь главное в другом: в отличие от тихони, о существовании которого чем позже узнает избиратель, тем лучше, провокатор должен быть все время на слуху. Он должен будоражить, запутывать избирателей все время капать им на мозги. Он, как уже было сказано выше, намеренно злоупотребляет положением однофамильца, чтобы вызвать отторжение фамилии.

Организаторы аферы иногда рискуют, и не транспортируют двойника в дальние края, оставляют его под рукой. В этих случаях приходится прилично тратиться на его охрану и недопущение к нему посторонних.

4. Противодействие технологии двойников

Вообще-то странно, что технология двойников всё еще живет. Куда смотрит законодатель - ведь налицо явное мошенничество?! Причем, это ни какие-то там безобидные манипуляции карточных шулеров или рыночных наперсточников, это гораздо серьезнее. Технология двойников по сути - преступное деяние, наносящее существенный вред процессу формирования власти в стране, не позволяющее гражданам выбирать себе в руководители порядочных людей.

Именно так по идее должен трактовать закон данную избирательную технологию. Должен, но не трактует. И проходимцы от пиара бессовестно пользуются прорехами в нашем законодательстве.

Поэтому против грязной технологии приходится бороться, в основном, технологическими, а не правовыми методами, и тоже, к сожалению, не всегда корректными. Но других способов, увы, пока нет.

Повторюсь. Если против вас выставили двойника - не замечать этого нельзя. Тактика «собака лает – караван идет», т.е. тактика нереагирования на столь гадкий выпад конкурентов, часто очень правильная в избирательных кампаниях, здесь не подходит. Надо иметь в виду: само по себе присутствие двойника в избирательном бюллетене способно отнять 5-7, а иногда и все 10 процентов ваших кровных голосов.

Впрочем, эти доводы я привожу применительно к тихим двойникам. Двойника-провокатора попробуй не заметить! Он вас так достанет, что каждую ночь сниться начнет. И если вы его не обезвредите, он отымет у вас не только голоса, но и здоровье. Ведь нервные клетки, как известно, не восстанавливаются.

Контрдействия против технологии двойников тоже потребуют разработки спецпроекта. И желательно, чтобы эта работа велась отдельной группой, с элементами конспирации, чтобы связи группы со штабом без нужды не светились, чтобы несанкционированной утечки информации о действии группы не было.

Работу в случае появления двойника следует вести по трем направлениям.

4.1. Воздействие на избирателей, на общественное мнение.

Как только ваш двойник обозначился, сразу же – прежде всего через СМИ – следует «открывать глаза» избирателям: вот как вас дурят, вот как вас не уважают. Не допустите прихода к власти проходимцев!

Нужно подготовить несколько зажигательных, будоражащих обращений к избирателям по данной схеме. Чтобы люди, прочитав или услышав их, чувствовали себя жутко оскорбленными, чтобы они прониклись опасностью прихода к власти мерзавцев. Надо подвести их к тому, а то и напрямую указать, кто стоит за махинаторами, чего добиваются эти люди.

Только не испортите дела, поручив подготовку текста обращения абы кому. Подыщите талантливого журналиста, публициста, подыщите человека, который может писать проникновенно, который найдет нужные слова, чтобы зажечь в сердцах людей протест против несправедливости. Бездушный серый текст о «незаконных действиях» лучше не использовать, он не сработает. Вспомните Януковича, изо дня в день гундосившего про нарушения конституции и законов Украины. Кого это встрепенуло!

Важно также, чтобы с подобными обращениями к избирателям выступали люди, к мнению которых прислушиваются - социологи называют таких людей лидерами общественного мнения (ЛОМ). И отнеситесь к этому серьезно, вплоть до организации тренингов с ЛОМами, если им предстоит выступать перед аудиторией.

Самому же пострадавшему кандидату и засветившимся членам его команды инициативно выступать на тему двойников не рекомендуется, публично об этом они могут говорить, только отвечая на прямые вопросы по теме. Надо помнить, что самому кандидату нельзя плакаться перед избирателями: ай! меня обижают! защитите! Если ты плачешься перед теми, кого должен защищать, кто ж за тебя проголосует?!

Если же кандидату всё же приходится отвечать аудитории на вопрос о двойниках - ни слова в жалобном тоне! В его ответе должны звучать пренебрежительно-снисходительные нотки: мол, непонятно, на что рассчитывают мои противники, неужели думают, что люди не разберутся, кто есть кто, неужели думают, что это им сойдет с рук. Тут не надо жалеть слов на реверансы в сторону «мудрого избирателя».

• Очень важна в борьбе с технологией двойников позиция руководителей избирательных комиссий. И пользуясь случаям, обращаемся к ним. Принесли вам на регистрацию документы двойника - если в них все грамотно, никуда не денешься, надо регистрировать. Но почему бы председателю комиссии в таких случаях не обратиться через СМИ напрямую к избирателям? Не надо никого изобличать, не надо говорить, что этот настоящий, а этот клонированный. Тем более, что далеко не всегда можно сразу разобраться, кто есть кто на самом деле. Но оповестить избирателей о появлении двойников надо. Обратиться к их разуму, попросить задуматься, кто и зачем выставляет двойников – тоже.

Грамотные, взвешенные обращения председателей избирательных комиссий к избирателям против использования явно мошеннических приемов значительно поубавило бы пыл черных пиарщиков.

Приходится лишь изумляться: почему избиркомы бездействуют? Что, разве обеспечение честных выборов не входит в их прерогативу? Боятся обвинения в необъективности? Но это же отговорка. Неужели трудно составить такой текст обращения, чтобы председателя нельзя было обвинить в пристрастности к кому-либо из кандидатов-однофамильцев? •

Целенаправленная и тонкая работа в направлении воздействия на общественное мнение нередко заканчивается успехом. Двойник начинает действовать на избирателей как красная тряпка на быка. Нечистоплотная атака на «заказанного» кандидата стимулирует избирателей на активный протест: значительно повышается явка, люди голосуют за обиженного, против несправедливости.

В качестве примера опять обратимся к Пскову-2002, к избирательной кампании Анатолия Тиханова (см .выше), против которого вызывающе грубо работал его конкурент – панки с мегафонами это из той кампании. В результате грамотной работы по изобличению манипуляторов, избиратели буквально стеной встали на защиту «настоящего» Тиханова. Даже после того, как двойника удалось снять по суду, праведный гнев народа требовал выхода. Люди в протестном раже повалили на участки. И хотя в целом довыборы в гордуму с треском провалились (на шести из семи участков явка не превысила 8%) на тихановском участке № 7 явка оказалась феноменальной для этих выборов – 34%!. В результате – триумфальная победа Тиханова.

4.2.Воздействие на противника.

Чего больше всего боится конкурент, выставивший против вас двойника? Чтобы того не перекупили, чтобы двойник не «раскололся», чтобы не стал изобличать заказчика в нечестном ведении избирательной кампании.

Вот и надо серьёзно беспокоить противника на этом направлении, надо своими контрдействиями все время держать его в напряжении, чтобы противник видел вашу нацеленность на поиск, установление контактов и на перевербовку двойника.

Конкурент, выдвигая двойника, решил испытать ваши нервы. Что ж, вы имеете моральное право ответить тем же. Даже если у вас нет средств на перекупку двойника, даже если вы на самом деле не собираетесь этого делать – изображайте процесс. Если контрдействия будут активными, конкуренту придется мобилизовать дополнительные ресурсы (денежные, людские, временные), чтобы не допустить провала своих планов. Он будет нервничать, а значит, допускать ошибки.

С чего начинать контрдействия?

Обязательно отыщите «гнездо» двойника – адрес, по которому он фактически живет или жил до того, как его завербовали. Часто для этого ничего особенного делать не надо - спасибо системе советской прописки, наши люди в основном проживают там, где прописаны. В избиркоме же прописка всех кандидатов фиксируется.

Если конкурент сделал глупость и не спровадил двойника в теплые края, ваш СМЕРШ должен обложить его со всех сторон: добиваться встреч с самим, с родственниками, соседями, собирать о них всевозможную информацию. Надо «бурно» работать в направлении мнимой или настоящей перевербовки двойника, над получением информации, которую можно использовать против двойника и его хозяина.

Если двойника спрятали, подобную работу всё равно следует проводить. Почему, собственно, переговоры с двойником нельзя вести через родственников и друзей? Подключите к процессу психолога, путь он подскажет, на какие струны этих людей лучше давить. Пусть информация о ваших действиях по перевербовке идет к противнику через них. Пусть противник нервничает…

Кроме того, можно пошевелить нервы противника простыми, но действенными PR-акциями. Заранее предупреждаю, что речь пойдет о не совсем корректных технологиях. Но, в конце концов, не мы же с вами затеяли эту войну.

Итак, о некорректной контрпропагандистской акции. Ваш противник пытается вывести двойника из зоны общественного внимания, старается, чтобы ни родственники, ни соседи не знали, что их Петя вдруг пошел во власть. А вы, наоборот, привлеките к нему всеобщее внимание. Например, можно от имени двойника направить обращение к соседям, сослуживцам и прочим избирателям с просьбой прислать ему на домашний адрес деньги для пополнения кандидатского фонда. Можно пообещать вернуть вдвойне. Затем ему вполне официально, в ответ на «обращение», по почте посылается несколько денежных переводов, и тут же организуется утечка информации о неправомерном формировании избирательного фонда. Таким образом, создается повод для разборки в избиркоме. Потребуйте личного присутствия «провинившегося» на заседании комиссии. Засветите скандал в СМИ. Пусть ваш оппонент поволнуется. Пусть напряжется, пусть бросит дополнительные ресурсы на погашение скандала.

К слову, любой скандал о манипуляторах вам на руку. Им - нет. Провоцируйте скандалы, изобличающие двойника и его хозяев. Только с умом, на острие разоблачительства не обязательно вылезать самому, пусть за вас это делают другие. Найдите толковых исполнителей.

Если вы точно знаете, кто выставил против вас двойника, можно организовать листовочную атаку непосредственно на заказчика с разоблачениями. Атака ведется от имени двойника (мол, осознал и раздумал вам помогать) или от имени его близких. Причем, не факт, что придется действовать нелегально. Вполне возможно, что среди окружения двойника найдутся люди, которые искренне возмущены вашим конкурентом, заставившим их Петю пойти на сделку с совестью, и готовы выступить с изобличениями вполне официально. Можно не сомневаться: вашему конкуренту все это очень не понравится, он будет нервничать, ведь двойник привлек к себе ненужное внимание.

Разумеется, во всех подобных случаях надо просчитать последствия атаки, и использовать её только в выгодных для себя ситуациях.

И еще одно заключительное замечание. Работая нелегальными методами против двойника, которого выставили против вас негодяи, имейте в виду жесткое правило избирательного законодательства: если вас застукают на нелегальщине, запросто снимут с дистанции. Смягчающим вину обстоятельством тот факт, что не вы затеяли войну, что вы только отвечали на нападение, во внимание могут не принять.

Так что будьте аккуратны в своих контрпропагандистских атаках.

Заканчивая фрагмент о воздействии на противника, хотелось бы обратить внимание потенциального «заказанного» кандидата на то, что усилия вашей команды в данном направлении не должны стать самоцелью. Надо понимать, что в ситуации с двойниками гораздо важнее не столько деморализовать оппонирующих вам махинаторов (хотя это очень важно!), сколько сделать их причастность в манипуляциях с двойником достоянием гласности. То есть мы опять возвращаемся к воздействию на общественное мнение – только «зарядив» людей неприятием махинаторов, можно рассчитывать на успех ваших контпропагандистских планов.

4.3. Снятие двойников по суду.

Это наиболее проблемное направление контрдействий. Проблемное – потому что на сегодня мы имеем несовершенное, а порой и просто глупое избирательное законодательство, которое никак не стимулирует честного отношения к выборам, и в котором среди оснований для отмены регистрации кандидатов нет позиции «применение манипулятивных технологий». Проблемное – еще и потому, что на сегодня мы имеем никуда не годную, полностью коррумпированную судебную систему, а потому у кандидатов, позволивших себе нанять дорогостоящих пиарщиков, реализующих технологию двойников, хватит денег и на судей.

И тем не менее, было бы неправильно не пытаться с помощью суда бить по рукам рвущихся к власти проходимцев. И на старуху бывает проруха – а потому, в практике пусть редко, но встречаются справедливые судебные решения по снятию двойников с предвыборной гонки.

Выше, когда мы говорили о клонировании двойников, упоминались Псков (двойник Тиханова) и Нижний Новгород (двойник Булавинова). Оба клонированных двойника были сняты с дистанции по суду примерно в одно и то же время (сентябрь 2002 г.) и оба – по схожим правовым основаниям.

Заинтересованный читатель сможет ознакомиться с решением Псковского городского суда подробно – мы публикуем это решение в приложении к данной статье. Здесь же приведем и подчеркнем те нормы права, которые оба суда положили в обоснование своего решения.

1 - Ст. 32 Конституции РФ, п. 2: Граждане РФ имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

2 - Ст. 17 Конституции РФ, п. 3: Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

3 - Ст.10 ГК РФ «Пределы осуществления гражданских прав», п. 1: Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотреблением правом в иных формах.

4 - Ст. 19 ГК РФ «Имя гражданина»

п. 4: Приобретение прав и обязанностей под имением другого лица не допускаются.

п. 5: Вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени, подлежит возмещению в соответствии с настоящим Кодексом.

Логика принятия решения судами понятна: технология двойников препятствует конституционному праву «заказанного» кандидата быть избранным, а сам «двойник» как технология, направленная не на реализацию права кандидата-двойника быть избранным, а на причинение вреда (неизбрание) другому кандидату, должно немедленно пресекаться, ибо по ГК РФ подобные вещи не допускаются.

Единственный способ недопущения противоправных действий со стороны двойника – отстранение его от участия в избирательной гонке. Другого не дано.

Железная логика, основанная на праве.

Следует отметить, однако, возникающую в связи с решениями псковского и нижегородского судов правовую коллизию. Считается, что статья 76 «Основания для аннулирования, отмены регистрации кандидата, списка кандидатов» из Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» дает исчерпывающий список оснований для снятия кандидата. И как бы само собой получается, что «железная логика, основанная на праве» вроде бы и не совсем правовая.

Что тут поделаешь? Среди наших законодателей слишком мало профессиональных юристов. А когда законы пишут сапожники, правовые коллизии неизбежны. Именно поэтому и псковский и нижегородский суды сочли необходимым подкрепить свои железные доводы ссылками на другие, по сути гораздо менее существенные проступки двойников, но которые как-то прописаны в замысловатых лабиринтах избирательного законодательства.

В заключение отметим ещё, что судебные перспективы борьбы с тихоней и провокатором разные. Провокатора легче подвести под ст. 10 ГК РФ. Тихоню (особенно, если это совсем тихоня) по этому основанию не снимешь, потому что доказать злонамеренность невозможно. Однако если тихоня клонированный, то сам факт смены анкетных реквизитов двойника прямо упирается в ст.10 ГК. Можно пробовать снимать, но всё равно лучше «подкопить» другие факты, позволяющие увидеть в двойнике системного нарушителя.

Одним словом, судебная борьба даже с явным мошенничеством на российских выборах – пока занятие проблемное. Предупреждаем заранее.

5. Фантом как разновидность технологии лже-кандидатов.

Избирательная технология «фантом», несмотря на широкое применение на российских выборах всех уровней, пока мало исследована и описана. Суть технологии – некорректное, мошенническое, но тем не менее санкционированное, т.е. не противоречащее закону, использование в агитационных целях чужого бренда. Поясню на примере, чтобы было понятнее, о чем речь.

• В агитационных материалах Сидорова из Глухоманска, претендующего на мэрское кресло, появляется неожиданный мотив: «Алла Пугачева: Я знаю, что такое Сидоров, это человек - способный свернуть горы!». Понятно, что целенаправленно используется личностный бренд известной певицы. Понятно, сама Алла Борисовна об этом даже не подозревает. Но певице нечего волноваться, потому что звонкая агитационная фраза принадлежит не ей, а её тезке из Глухоманска (совпадение фамилии и имени), состоящей в числе доверенных лиц Сидорова. Юридически чисто, но по сути - мошенничество. Вот что такое фантом. •

Судя по информации из Челябинска, там тоже выкатывают на передний край борьбы с мэром (или борьбы за мэра – пока трудно сказать точно) фантом по фамилии Сумин. К сведению, Петр Иванович Сумин – популярный среди населения губернатор Челябинской области. Александр Васильевич Сумин, очередной кандидат в мэры областного центра – никому неведомый сорокатрехлетний безработный.

Похоже, что от имени Сумина кого-то собираются громко поддерживать или сильно мочить. Хотя скорее - и то и другое одновременно. А еще, возможно, манипуляторы рассчитывают таким образом оттянуть толику голосов от действующего мэра.

Пока, как сообщают информационные агентства, безработный Сумин не представил в горизбирком ни подписей, ни залога. Но время еще есть. И понятно, что вряд ли странная идея баллотироваться в мэры пришла в безработную голову самостоятельно. За Александром Васильевичем наверняка стоят и чужие кошельки и чужие хорошо оплачиваемые мозги.

Ну что за напасть!

Неужели до тех, кто продолжает тащить технологии лже-кандидатов на свет, не доходит, что пора прекращать пилить сук, на котором сидишь! Что общественное мнение по поводу подобных трюков на грани взрыва. Что уже завтра из недр народа зазвучат настоятельные требования закрыть все эти выборы к чертовой матери!

Что тогда будем делать, господа политтехнологи? Обижаться на Путина, который якобы возрождает тоталитаризм? Неужели не понятно, что мы сами провоцируем власть на жесткие меры к тому, чтобы сохранить у людей хоть какое-то желание ходить на выборы? И если завтра в Думу будет внесена поправка к закону, отменяющая свободное выдвижение кандидатов на любых выборах, с передачей данной функции исключительно партиям, то это будет справедливой и очень мягкой реакцией государства на наши выкрутасы.

Вы этого добиваетесь? Вам очень хочется положить свои и наши зубы на полку?



Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}