Страна Р

ВЕЛИКОДЕРЖАВНЫЙ ОПТИМИЗМ

Россия надеется стать супердержавой с помощью Сирии<br>

Сегодня в Москву с государственным визитом прибывает президент Сирии Башар Асад. В России давно на подобные встречи не возлагали столь больших надежд, как сейчас. По замыслу российской дипломатии именно молодой сирийский лидер поможет Москве занять подобающее место на Ближнем Востоке и через это вернуть статус супердержавы. По данным Ъ, на первых порах это обойдется России почти в $10 млрд. Именно такую сумму Кремль готов списать из 13-миллиардного сирийского долга.

Проблемный партнер

Степень заинтересованности России в укреплении отношений с Сирией призван продемонстрировать уровень визита Башара Асада – государственный визит, согласно протоколу, можно совершить лишь один раз. Однако, если разработанный в Кремле план сработает, можно с уверенностью прогнозировать, что в качестве официального гостя господин Асад приезжает в Москву далеко не в последний раз.

Сирия никогда не была простым партнером для союзников. А Москве дружба с Дамаском всегда еще и влетала в копеечку. От СССР Дамаск, как один из форпостов советского влияния на Ближнем Востоке, получал многомиллиардные вливания в экономику. Сирийская армия была оснащена последними образцами советской военной техники, а местные специалисты проходили обучение в военных вузах бывшего СССР. Однако, несмотря на это, Дамаск проиграл все арабо-израильские войны, растратив силы на противостояние с Израилем, и в конце концов вовсе отказался платить Москве по огромным долгам.

Все это время Запад, в первую очередь США, регулярно обвинял Сирию в отсутствии демократии, нарушении прав человека и поддержке международного терроризма. Какое-то время эти обвинения не выходили за рамки обычных дипломатических меморандумов. Тем более что после смерти Хафеза Асада в июне 2000 года и прихода к власти его сына Башара Запад заговорил о неких демократических реформах, которые готовит новый сирийский лидер, получивший образование хирурга-офтальмолога в Великобритании. Однако время шло, а изменений так и не было. С падением режима Саддама Хусейна в Ираке и оккупацией этой соседней с Сирией страны время для Дамаска побежало еще быстрее. Главным стало обвинение Сирии в поддержке международного терроризма, что сейчас фактически означает смертный приговор.

Последний скандал вокруг Сирии, в котором оказалась замешана и Россия, разгорелся менее двух недель назад. Тогда СМИ сообщили о готовящихся к подписанию контрактах о поставках в Сирию российских оперативно-тактических ракетных комплексов "Искандер-Э" и переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) "Игла" (см. Ъ от 12, 13 и 14 января). Это привело к резкому охлаждению отношений России с Израилем. С осуждением позиции Москвы выступили США, пригрозившие санкциями российским предприятиям, замешанным в сделке с Сирией. Звучали опасения, что ПЗРК попадут к террористам из палестинских группировок, действующих на израильской территории, и в результате под угрозой окажется все воздушное сообщение в Израиле. На упреки в необдуманности такого шага Москва с одной стороны отвечала опровержениями, с другой – клятвенными заверениями в том, что сотрудничество с Сирией ни в коей мере не нарушает каких-либо международных норм и ограничений. Впрочем, подготовка контрактов, по данным Ъ, была все-таки приостановлена.

Совпадение интересов

Тем не менее угроза санкций по отношению к российским оборонным предприятиям не сравнима с тем, чем рискуют сейчас власти Сирии. Президент США Джордж Буш вовсе не отказался от своего плана по демократизации региона "Большой Ближний Восток". Причем Белый дом не скрывает, что выполнение плана подразумевает не только политические методы воздействия. После оккупации Ирака в такое верится без особых усилий. На фоне постоянно звучащей из Вашингтона антисирийской риторики складывается впечатление: следующим должен стать режим Башара Асада.

Дамаск срочно занялся поисками влиятельного покровителя. Первоначально ставка делалась на Евросоюз. Тем более что его лидеры в лице Франции и Германии в ходе иракского кризиса продемонстрировали свое резкое неприятие американской идеи демократизации силовыми методами. Однако скоро выяснилось, что нищая Сирия вовсе не богатый нефтью Ирак и ломать копья из-за спокойствия Дамаска в Европе никто не собирается. Китай все еще далек от того, чтобы играть заметную роль на Ближнем Востоке. Оставалась Россия. И тут оказалось, что Дамаск нужен Москве не меньше, чем Москва Дамаску.

Российские внешнеполитические амбиции давно достигли размеров советских. Однако реально подтвердить притязания на статус супердержавы Москва до сих пор не в состоянии. Скорее наоборот, серия провалов на международной арене продемонстрировала реальное положение дел. Тем не менее, по мнению околокремлевских аналитиков, шанс занять место в клубе избранных у России все-таки есть. Необходима малость: надо разрешить какой-нибудь застарелый международный кризис. Как известно, главным из подобных узлов является ближневосточный. Его-то Кремль и надеется разрубить при помощи Сирии.

Используя страх сирийских властей перед возможным американским вторжением, Москва рассчитывает по образцу советских времен привязать Дамаск к собственному ВПК. В частности, в рамках российско-сирийской программы военно-технических связей на 2004-2008 годы планируется переоснастить противовоздушную оборону Сирии. При этом помимо роли создателя ракетного "зонтика" над Сирией Москва предполагает занять место патрона Дамаска на международной арене, став единственным и незаменимым другом Башара Асада. В первую очередь Москва намерена примерить на себя роль главного патрона прямого сирийско-израильского диалога. Вкупе с существующим палестинским рычагом влияние на Сирию даст России реальный шанс вернуться на Ближний Восток в качестве реального игрока, а не статиста.

Оплата по таксе

В то же время дружба с режимом Башара Асада может изрядно испортить реноме России на международной арене. Тесные контакты с государством, обвиняемым в поддержке международного терроризма,– сомнительный способ вернуть былое влияние и уважение. Однако этот аспект также учтен в стратегической разработке Москвы. Сближение с Сирией Россия представит не как стремление к укреплению собственных позиций, а как желание разрешить целый комплекс мировых проблем.

Во-первых, это уже упомянутое участие Москвы в сирийско-израильском, а через него и ливано-израильском урегулировании. По данным Ъ, в намеченной к подписанию в ходе нынешнего визита совместной декларации о дальнейшем углублении отношений дружбы и сотрудничества содержится сенсационный пункт о согласии Сирии на переговоры с Израилем без каких-либо предварительных условий. Во-вторых, Москва возьмет на себя роль контролера за сирийскими военными программами, с тем чтобы не допустить производства оружия массового уничтожения. Пассаж о нераспространении запрещенного оружия также нашел свое место в совместной декларации. В-третьих, сближаясь с Дамаском, Москва может внести и свой вклад в борьбу с терроризмом, убедив сирийцев, по крайней мере, сократить поддержку исламских экстремистов на юге Ливана. В-четвертых, благодаря российскому влиянию Сирия выведет часть своих войск из Ливана, выполнив тем самым резолюцию Совета безопасности ООН #1559. Это, кстати, спасает Дамаск от грозящих ему международных санкций. Впрочем, в Москве резонно опасаются, что полный уход Сирии из Ливана сильно подорвет позиции Дамаска на переговорах о мире с Израилем, прежде всего о судьбе Голанских высот. Так что уход из Ливана будет носить частичный характер. Наконец, есть и еще один любопытный момент. Сближение с сирийцами может вывести Москву на прямые контакты с центрами исламского экстремизма. По мнению некоторых аналитиков, при таком раскладе Россия смогла бы решить различные вопросы, в том числе и связанные с Чечней.

Разумеется, все эти грандиозные планы могут быть реализованы только с помощью самого Дамаска. Однако одного страха сирийцев перед американским вторжением для полноценной дружбы маловато. Здесь и вспомнили про сирийский долг, накопившийся в прошлом веке. В середине января в Москве прошли закрытые переговоры министра финансов России Алексея Кудрина с его сирийским коллегой Мухаммедом аль-Хусейном. По информации Ъ, в ходе драматического обсуждения удалось согласовать сумму долга – $13,4 млрд. Однако выплачивать эти долги Дамаску не придется. По обоюдному согласию $9,78 млрд из этой суммы подлежат списанию. Для возвращения статуса великой державы деньги не такие уж и большие.

Александр Ъ-РЕУТОВ, www.kommersant.ru

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}