Страна Р

БИЗНЕСМЕНЫ ВЗБУНТОВАЛИСЬ

Чубайс, Шохин, Мордашов: "Так больше продолжаться не может"<br>

Премьер-министр России Михаил Фрадков провел Заседание Совета по конкурентоспособности и предпринимательству. Смысл заседания этого самого совета был вполне рутинным: Фрадков полагал обсудить программу социально-экономического развития страны до 2008 года, которую написало министерство Грефа. То есть министры и предприниматели должны были поговорить и разойтись, после чего Фрадков бы поставил очередную галочку в графе «обсуждение программы удвоения ВВП с бизнесменами». Ну, а сами бизнесмены отправились бы по своим делам, довольные тем, что с ним все еще о чем-то говорят.

Однако вышло все совсем не рутинно. Попросту говоря, вышел большой скандал. Бизнесмены взбунтовались. Все началось с выступления председателя Координационного совета предпринимательских союзов России Александра Шохина. Он прямо заявил, что нет никакого смысла обсуждать написанную МЭРТом стратегию, ибо сегодня из-за действий государства по налоговому администрированию российский рынок превратился в минное поле.

Следующий ход сделал Анатолий Чубайс, произнесший пламенную речь на ту же тему. "Что вообще происходит в отношении бизнеса и государства? Это вопрос доверия. Оно может упасть в разы. Такой сложности ситуации, как сегодня, в нашей стране не было за последние 15 лет. Если не учитывать этого фактора, ни одна программа не сработает. Я хочу задать в этом зале вопрос: у кого есть налоговые претензии за 2001 год? Думаю, что треть зала поднимет руки. Или же за 2002-й, или за 2003-й? Я только воспроизвожу логику моих коллег, которые не думают о программе. А думают о том, что они должны заплатить по налоговым претензиям, которые превышают все их годовые отчетности. Программа прекрасна. А жизнь что нам показала?!"

Фрадков попытался замять дискуссию, однако Чубайса и Шохина поддержал глава "Северстали" Алексей Мордашов. Он очень жестко высказался по тому же налоговому администрированию, однако на этом не остановился и потребовал записать в среднесрочной программе приоритет реформы судебной системы, решения которой по отношению к бизнесу он назвал "дикими". "Все же знают, что одни и те же судьи выносят одни и те же решения, никто с этим ничего не делает. Может быть, пора принять решение об их отстранении?". В качестве мер, которые могли бы укрепить доверие бизнесменов к власти, он предложил обязать суды публиковать вынесенные вердикты на своих сайтах, а также принять административные меры в отношении массовых злоупотреблений в сфере налогового администрирования.

В ответ на эти заявления ни Фрадков, ни другие присутствующие на заседании министры (в том числе и Кудрин, курирующий налоговые органы) ничего особенно внятного не сказали. И уж тем более они не стали ничего обещать (Кудрин весьма туманно намекнул на возможность в середине февраля "уточнения некоторых налоговых позиций").

Сам по себе случившейся бунт – действительно сенсация. В последнее время люди бизнеса всячески показывали: преподанный ЮКОСу урок не прошел для них даром и они безмерно благодарны власти и лично Владимиру Владимировичу Путину, что они все еще при своем бизнесе. И вот вдруг вместо приятных во всех отношениях разговоров об удвоении ВВП, стратегии развития отраслей и прочих абстракциях бизнесмены заговорили о том, что их действительно волнует. О налогах, о том, что правила игры постоянно меняются, что суды решительно никем не воспринимаются как орган решения спорных вопросов на основании закона.

А потому первый вопрос, который возникает в связи с этим бунтом: что это их так вставило?

Может, пример пенсионеров, которые заставили власть спешно капитулировать на всем фронте борьбы за монетизацию льгот, сподвиг их на такой шаг? Наверное, не без этого, но бизнесмены, в общем, понимают, что, в отличие от пенсионеров, которым нечего терять, кроме того, что у них и так отобрали в результате монетизации, им как раз терять очень даже есть что. Так что должны быть причины и посерьезнее, чем желание не отстать от дедушек и бабушек в их гражданском порыве. Что же это за причины?

Да они, собственно, и были названы самими выступающими. Сохранение нынешней политики налогового администрирования (читай – отношения власти к бизнесу) превращает любой бизнес в лотерею, ввергая экономику в хаос. В связи с этим страх вступить в конфликт с властью и потерять бизнес становится все менее актуальным – если все будет так продолжаться и дальше, то бизнес может развалиться и без всякого прямого конфликта с властью.

Когда задним числом выдвигаются налоговые претензии по уже принятым отчетам, когда любое положение налогового кодекса трактуется налоговыми органами и судами столь своеобразно, что даже аудиторы компаний «большой четверки» специально вносят в договоры пункт, что не несут никакой ответственности за эти трактовки, когда судебные разбирательства превращаются в пустую формальность, – это и есть хаос, который легко пожрет любой самый крепкий бизнес в два счета.

Фрадков пытался свести все к привычным схемам отношений нынешней власти и бизнеса, но когда он спросил: "От кого должны прозвучать эти заявления, гарантии собственности?" - то услышал неожиданно жесткий ответ Чубайса "Никакие высказывания ни на что не повлияют. Нужны действия!". Так больше продолжаться не может. Ни Фрадков, ни даже Путин никакими словами и заверениями уже никого не успокоят и тем более ничего не изменят. Но, и это тоже очень показательно, все содержательные выступления бунтовщиков касались критики существующего положения. На вопрос же «что делать?» ответа, по большому счету, не последовало. (Предложения Мордашова – вполне разумные, но маргинальные, они годятся как одни из мер в ряду множества других). Бизнес-элита не имеет конкретной программы выхода из нынешнего кризиса, она даже общих положений этой программы не в состоянии сформулировать.

Власть, может, и сама уже понимает, какую кашу заварила, и готова начать устранять последствия своих же действий в последние два года, но если она опять останется одна, если не получит поддержки от общества и бизнес-элиты, то ничего не получится. Хаос будет разрастаться. Причем поддержка, о которой идет речь, – это не клятвы в верности и не общие рассуждения о том, что такое хорошо и что такое плохо, а конкретный план действий. "Никакие высказывания ни на что не повлияют. Нужны действия!"

Андрей Громов, www.globalrus.ru

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}