Страна Р

КАК ПРИОБРЕСТИ СОБСТВЕННОСТЬ ПО-РУССКИ: 'МОЛИТЕСЬ ЗА ХАНА И ЕГО СЕМЕЙСТВО'

Недавно Совет Федерации совершил принципиальный поступок: одобрил закон о безвозмездной передаче в собственность религиозным организациям земельных участков. Подобный аттракцион неслыханной щедрости и более похожий не на рыночную, а на социалистическую экономику ход подвиг историка Евгения Понасенкова потщиться и разобраться: кому же мы все-таки сделали такой подарок?<br>

Начну с того, что за одобрение законопроекта высказалось 136 сенаторов, а 5 - воздержались. Попутно молясь за души этих пяти несчастных, которых, несомненно, ожидает участь "цыплят жаренных и пареных" на адском гриле, я хочу заметить, что для среднего возраста заседающих в верхней палате мужей и вдов такая сознательность по столь антисоветскому вопросу есть вещь замечательная. Напомню: РФ есть государство светское и вдобавок потащившееся в 1991 году по шоссе строительства рыночной экономики, где, пардон, что поминаю всуе, но все должно действовать по принципу товар-деньги-товар. Ну, ладно, ведь должны же быть какие-то национальные традиции. Так, в России любят говорить: "А почему бы и не отдать, раз хороший человек". А действительно: чего все в деньгах-то мерить? Хорошо, попробуем пристальнее присмотреться к тем, кому мы безвозмездно отдаем такой солидный куш.

В новейшей истории России церковь стала играть заметную роль: бывшие комсорги и инженеры бросились креститься и обвешивать свои машины крестами и иконками (правда, они не всегда берегут уши этих святых, врубая в кабине какую-нибудь "высокодуховную" музыку), все крупные криминальные воротилы непременно посещают церковь, а бывшие научные атеисты устроились преподавать религию. Сообщество священников не уступает своей пастве: вновь принявшие сан выходцы из практически тех же профессий отстроили себе особняки, запаслись несколькими мобильными телефонами и оседлали железных коней самых последних заграничных марок.

Но "Золотой век" православия в России относится, как это ни покажется странным, ко временам татаро-монгольского ига: именно поработители освободили от повинностей и налогов все находящееся под властью духовенства. "Яса Чингисхана" предоставляла православной церкви защиту от податей в обмен на обещание молиться за хана и его семейство. В итоге церковные богатства росли с космической скоростью. Особенно повезло монастырям. В четырнадцатом веке монахи выстроили столько же монастырей, сколько было создано на Руси за предшествующие четыре века. Позже, уже после свержения "ненавистного ига", монастыри стали первыми, кто стал настоятельно требовать от власти грамот на прикрепление крестьян к земле. Дело в том, что к 16-17 векам монастырское землевладение стало обгонять боярское. К примеру, Троице-Сергеевский монастырь имел 100 тысяч крестьянских душ, которые обрабатывали землю на принадлежащих ему землях. В середине семнадцатого века одна патриархия владела 35 тысячами крепостных. Все это стало возможным только благодаря некоему компромиссу с властью светской. Так, историк Анатоль Леруа-Болье еще в конце девятнадцатого века писал: "В восточном православии церковное устройство имеет склонность брать себе за основу устройство политическое, а границы церквей, как правило, совпадают с границами государства. Православные церкви в зависимости от ситуации приспосабливаются к самым разнородным режимам".

Теперь немного свидетельств.

Антиклерикальную риторику Пушкина, Гоголя, Некрасова, Толстого и Есенина все вроде бы помнят, учебники по историческому "материализьму" (транскрипция Никиты Сергеевича) - тоже. Официальные источники и оценки нравственного и образовательного уровня отечественных церковников нас в данном случае не сильно интересуют (упомянутое голосование как раз из таких). Поэтому обратимся ко взгляду на проблему человека стороннего, весьма проницательного, знакомого с различными религиями и религиозными конфессиями, а главное, имевшего возможность изучить ситуацию, так сказать, из первых рук и без заранее сложившихся стереотипов. Я имею в виду английского посланника при дворе Ивана Грозного Джаилза Флетчера. Подчеркну, что применительно к тому "классическому" и "незапятнанному" мобильными телефонами и сиренами периоду мы не располагаем никакими другими критическими источниками (другой "эксперт", иностранец Герберштейн, этой темы специально не касался).

Вот что он вспоминает: "Будучи сами невеждами во всем, они стараются всеми средствами воспрепятствовать распространению просвещения, как бы опасаясь, чтобы не обнаружилось их собственное невежество. И нечестие. По этой причине они уверили царей, что всякий успех в образовании может произвести переворот в государстве, следовательно, должен быть опасным для их власти. В этом случае они правы, потому что человеку разумному и мыслящему, еще более возвышенному познаниями и свободным воспитанием, в высшей степени трудно переносить принудительный образ правления. Несколько лет назад привезли из Польши в Москву типографский станок и буквы, и здесь была основана типография с позволения самого царя и к его величайшему удовольствию. Но вскоре дом ночью подожгли, и станок с буквами совершенно сгорел, о чем, как полагают, постаралось духовенство… Священники суть люди совершенно необразованные… Монашествующих у них бесчисленное множество, гораздо более, нежели в других государствах. Каждый город и значительная часть всей страны ими наполнена, ибо они умели сделать, что все лучшие и приятнейшие места в государстве заняты обителями. Число монахов тем более значительно, что они размножаются не только от суеверия жителей. Но и потому, что монашеская жизнь наиболее отстранена от притеснений и поборов, падающих на простой народ, что и заставляет многих надевать монашескую рясу, как лучшую броню против таких нападений. Кроме лиц, поступающих в это звание по доброй воле, есть и такие, которых принуждают постричься вследствие какой-то опалы. Кроме того, что монахи владеют поместьями (весьма значительными), они самые оборотистые купцы во всем государстве и торгуют всякого рода товарами".

На "дикость и необразованность" православных священников обращали внимание многие путешественники (еще раз повторю, что многочисленные свидетельства отечественных классиков я просто не привожу). Так, Олеарий изумлялся тому, что "служители культа совсем не знают "Отче наш"", а Вармунд, побывавший в Московии в семнадцатом веке, так и не смог выбить из одного высокого иерарха имени св. Николая: его так и не вспомнили.

Я бы не хотел, чтобы сложилось впечатление, будто только православные священники столь убоги в своих поступках и характерах, но то, что образовательный уровень их неизмеримо ниже выпускников духовных заведений Западной Европы - это факт бесспорный. А по поводу "нравственного облика", к примеру, католической конфессии - так я вам могу привести хотя бы такие показательные случаи: священники отказались исповедовать умирающего Моцарта, потому что он был франкмасоном, затем долго не позволяли предавать земле тело Паганини, считая, что он заключил сделку с дьяволом (слишком уж он виртуозно играл). И это если уже не вспоминать про охоту на ведьм. Примеров может быть масса.

В завершение необходимо сказать, что решение Совета Федерации по вопросу о земельной собственности церкви означает откат в прошлое: я напомню, что, как вы хорошо знаете из школьных учебников истории, процесс секуляризации (обращения церковной собственности в светскую) был одним из главных компонентов истории Европы эпохи позднего средневековья и всего нового времени; в России секуляризация также произошла, правда, как и все прочее, с большим опозданием. И вот теперь мы вновь откинуты на несколько столетий в прошлое. Мы, вообще, в последнее время все как-то стремимся в прошлое и, между прочим, совсем уже стали забывать, что церкви взрывали и в лагерях производили расстрелы именно те, кто воспитывались на законе божьем в церковно-приходских школах, а вовсе не те, кто изучал светские дисциплины в университетах (их как раз расстреливали).

"Коммерсантъ-Власть"

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}