Страна Р Анастасия Харитонова veved.ru

Сопредседатель профсоюза медиков: «Работодателю проще затравить недовольных, чем решать системные проблемы». Андрей Коновал рассуждает о том, что происходит с медициной в России

Медработники и другие трудящиеся в сфере здравоохранения сталкиваются с несправедливостью на каждом шагу — их запугивают, незаконно увольняют или понижают в должности, чтобы сэкономить на оплате их труда. Из-за этого они бояться отстаивать свои права, а кто-то, не справившись с травлей, кончает с собой. Об этих и других проблемах «Вечерним ведомостям» рассказал сопредседатель профсоюза «Действие» Андрей Коновал.

Чем занимается профсоюз «Действие»

Основные проблемы, которыми мы занимаемся, не менялись с момента создания профсоюза в 2012 году — это недостаточно высокий, а часто и просто унизительный уровень заработной платы, огромные трудовые нагрузки, переработки. Отдельно стоит тема произвола работодателей в отношении сотрудников, нарушение их человеческого достоинства, права на защиту своих трудовых прав, а также тема незаконных дисциплинарных взысканий, увольнений — всё это довольно широко распространено в здравоохранении.

Направления работы у нас разные. Это, во-первых, юридическое направление в виде консультирования работников здравоохранения, курирование, иногда даже ведение судебных дел, составление обращений в надзорные органы — прокуратуру, Государственную трудовую инспекцию. При этом мы не считаем это направление основным и единственным, потому что, с нашей точки зрения, чисто юридическими методами изменить баланс сил в пользу работников невозможно.

Работники являются более слабой стороной в конфликте с работодателем, который обладает подавляющим превосходством в финансовых и административных ресурсах. Он, в отличие от работников, имеет также полный доступ к информации, связанной с организацией трудовых отношений, и даже к личным данным сотрудников. Объективно, поэтому юридическое направление должно дополняться коллективными действиями – уличными и производственными акциями. К сожалению, сегодняшняя правоприменительная тактика все более ограничивает эти возможности, и мы вынуждены все-таки смещать акцент на юридические методы.

Медработников травят и запугивают? — выдерживают не все

Ко всем прочим проблемам тесно примыкает тема буллинга, травли, к которой нередко прибегает работодатель. Можно вспомнить известную, нашумевшую в конце прошлого года историю суицида двух медсестёр Сургутской травматологической больницы, которые с интервалом в один месяц повесились одна за другой. По информации от коллег и членов семьи, они могли не выдержать травли. Они не были членами нашего профсоюза, наш профсоюз возник там уже после этого случая.

Самим же активистам, лидерам нашей профсоюзной организации приходится демонстрировать крайнюю степень личного мужества, стрессоустойчивости в противостоянии с новой волной травли. Но в рядах профсоюза, имея за спиной не только юридическую и информационную поддержку организации, но и моральную поддержку товарищей – десятков и сотен активистов по всей стране – выстоять проще.

Несколько месяцев назад из разных регионов пришли известия ещё о трех суицидах медработников и все они, по доступной нам информации, могли быть связаны с произволом работодателя на рабочих местах. Травля — это одна из серьёзных проблем, которая, как мне кажется, нуждается в особом законодательном оформлении как вид неправового давления, избирательного дисциплинарного преследования и дискриминации работников с использованием административного ресурса.

В здравоохранении эта проблема сильно распространена, поскольку этому способствует сама структура организации и финансирования медицинских учреждений. Система находится в режиме жёсткого недостатка ресурсов, и это приводит к тому, что руководство и чиновники стремится переложить груз системных проблем на рядовых работников, а тех, кто пытается апеллировать к трудовому законодательству, к человеческому достоинству, тех проще затравить, заставив уволиться, чем решать эти проблемы.

Производственные акции и законотворчество как средство борьбы

В предыдущие годы наши активисты иногда прибегали к такому виду производственных акций как «работа по правилам» или, как ее еще называют, «итальянская забастовка».

Конечно, это никакая забастовка ни по масштабам, ни по формам, а скорее, символическая акция, призванная привлечь внимание общественности, органов власти, надзорных органов, СМИ, населения как нарушениям трудовых прав медработников, так и к нарушению федеральных норм организации медицинской помощи.

При этом используются весьма мягкие методы, полностью соответствующие трудовому законодательству - например, отказ группы работников от работы по совместительству, то есть выше ставки, выше предусмотренной законом нормы рабочего времени.

При этом участники акции, как правило, заблаговременно предупреждают и региональную власть, и надзорные органы, и самого работодателя о планируемой акции, чтобы побудить их заранее обратить внимание на имеющиеся проблемы, пойти на тот диалог, на который они в обычном режиме не готовы идти, отделываясь отписками.

Как правило, чиновники предпочитают начать решать вопросы еще до «часа икс» и непосредственно до самой «итальянки» дело не доходит.

Следует понимать, что сама по себе «работа по правилам» это лишь элемент более широкой профсоюзной кампании, которая включает в себя и юридические действия (жалобы в надзорные органы, судебные иски) и информационное сопровождение и, при необходимости, акции солидарности – например, организацию сбора средств в поддержку активистов, лишившихся из-за длительного отказа от совместительства части доходов.

Есть у нас и деятельность в законотворческой сфере. Мы направляем свои предложения по изменению законов депутатам Госдумы - например, введение специальной уголовной ответственности за нападение на медицинских работников по аналогии с нападением на представителей власти. С момента создания профсоюза мы выступали за введение единой отраслевой системы оплаты труда в здравоохранении, за введение чётких нормативов труда при оказании медицинской помощи, что очень важно и для работников и для пациентов.

В 2019 году, казалось, дело сдвинулось, в сфере здравоохранения было много стихийных выступлений, коллективных действий. Наш профсоюз в то время проводил более десяти кампаний, получивших резонанс на федеральном уровне, в том числе коллективные действия сотрудников скорой помощи.

Тогда осенью руководство приняло решение о необходимости введения новой отраслевой системы оплаты труда в здравоохранении, то есть система оплаты труда медработников, которая регулируется непосредственно федеральным центром.

Сейчас это отсутствует, в каждом регионе власти сами отвечают за систему оплаты труда, могут спустить это на уровень исключительно медицинских учреждений, отграничившись рекомендацией. В результате у нас зарплаты между различными субъектами по одним и тем же должностям медицинских работников могут различаться в 5–10 раз, а иногда они существенно различаются даже внутри одного региона.

Например, в Смоленской области сегодня в одном райцентре должностной оклад фельдшера СМП составлять 8 тысяч рублей, а в другом – 16 тысяч.

Решение о создании единой отраслевой системы оплаты труда было принято на уровне высшего руководства страны осенью 2019 года, были даны соответствующие поручения Президента России, но они до сих пор не выполнены. Сначала правительство само себе сдвинуло сроки в связи с пандемией Covid-19, сейчас реализация отложена вообще до 2025 года.

Мы, со своей стороны, вносили конкретные предложения в разрабатываемый правительством проект, готовим сейчас обращение к руководству страны о недопустимости новой отсрочки, о тех рисках, которые она за собой несет. Мы опасаемся, что проблема кадрового дефицита в здравоохранении из-за этого в ближайшее время выйдет на новый уровень.

Из медсестёр в уборщицы — зачем платить больше?

Ещё одна крупная проблема, которую мы поднимаем, это вопрос трудовых прав младшего медицинского персонала, а также права самих пациентов на доступную и качественную помощь, входящую в трудовые функции младшего медперсонала.

За годы исполнения майских указов количество санитарок и младших медсестёр по уходу за пациентами было снижено с 700 тысяч до 300 тысяч, то есть более, чем в два раза. По большей части они были просто переведены в уборщицы, чтобы не повышать им зарплату в соответствии с майскими указами.

При этом за ними сохранилось — иногда частично, а иногда и полностью, выполнение функций младшего медперсонала, что, конечно, нарушает их трудовые права — они лишаются существенных гарантий и льгот, а также права на повышение зарплаты в соответствии с майскими указами. При этом часть из них были просто уволены из-за сокращений, и это сильно сказывается на уровне ухода за пациентами.

Очень острая тема — это водители скорой помощи, порядка 50 тысяч работников в масштабах страны. Система оплаты их труда, как и у медицинского персонала, не регулируется на федеральном уровне, но в отличие от медиков на них не распространяются и майские указы, то есть нет этого фактора, способствующего росту дохода. У них и меньше возможностей, чем у медработников, для получения «ковидных» выплат в условиях пандемии. Оклады водителей смешные, зачастую просто унизительные, и конечно, требуется их повышение, это очень важная тема. Сейчас мы готовим общероссийскую кампанию по этому поводу.

«Работники не верят в солидарность и коллективное действие»

Конечно, эту борьбу вести непросто, потому что система сопротивляется. Проблема состоит и в психологии основной массы работников, которые не верят в солидарность, не верят в коллективное действие, и испытывают дефицит доверия к тем лидерам, активистам, которые поднимают эти вопросы.

Существует опасность ответных административных действий со стороны работодателя, запугивания, есть страх потерять работу или испортить отношения с начальством, и это, на самом деле, основная проблема, с которой сталкиваются все профсоюзы — неверие людей в то, что можно коллективно отстоять свои интересы в открытом конфликте с начальством.

Вторая проблема — недостатки в законодательстве, которые бы позволили профсоюзам более эффективно защищать своих членов. Не столько даже недостатки в законодательстве, сколько проблемы в существующей правоприменительной практике. Нередко это и равнодушие к вопросам защиты активистов, реализации профсоюзных прав со стороны надзорных органов, хотя мы видим и обратные примеры.

Ситуацию можно и нужно менять, всё, что для этого нужно, — объединиться

Все эти сложности существуют, но, надо сказать, наш профсоюз имеет серьёзный положительный опыт и в защите активистов, и в развитии профсоюзных структур. В 2020 году мы провели съезд, на котором зафиксировали общероссийский статус нашего профсоюза вместо межрегионального, поскольку он действует более чем в половине субъектов Российской Федерации.

Правда, мы столкнулись с сопротивлением регистрации нового статуса, пришлось пойти на длительный судебный процесс по итогам которого, уже после кассации, апелляционная инстанция — Московский городской суд - подтвердила нашу правоту и решение сегодня вступило в законную силу..

Сейчас наш профсоюз насчитывает порядка 5 тысяч человек и, конечно, с одной стороны, это не так плохо в сравнении с общей ситуацией в независимом профсоюзном движении в большинстве других отраслей.

Но если мы сравним количество наших членов с двумя миллионами медицинских работников по всей стране, то, надо понимать, что мы, в самом начале пути, и инертность здесь является основной причиной. Но даже этими усилиями нам удаётся серьёзно менять ситуацию на уровне регионов и на уровне отдельных учреждений в пользу как минимум части работников.

Наша позиция и активность, в том числе, оказывают влияние на принятие управленческих решений на федеральном уровне. При этом, можно представить, насколько бы выросла эффективность наших действий, если бы к нам завтра присоединилось хотя бы 10 процентов работников здравоохранения.

Опубликовано: 4 августа 2022

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке и размещении материалов о специальной операции на Украине все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», «войной» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

** Компания Meta и принадлежащие ей соцсети Facebook и Instagram признаны экстремистскими, их деятельность запрещена в России.

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}