Страна Р Сергей Варченко babr24.com

Татьяна Мантатова: неукротимая жажда власти

История восхождения Татьяны Мантатовой (урожденной Ханхалаевой) к вершинам власти в Республике Бурятия вполне достойна целого учебника. Именно в нем можно подробно изложить всю историю клана Ханхалаевых, весь путь к деньгам и к политике - сначала на площадь Советов, а потом и на Большую Димитровку. И Татьяна Евгеньевна в этом учебнике будет занимать пусть и достойное, но далеко не главное место.

Расскажем подробнее.

Евгений Ханхалаев, папа и вечный начальник

Почему Евгений Ханхалаев родился в городе Оха на Сахалине, история умалчивает. Если верить некоторым интервью, отец Ханхалаева по имени Казак был видным руководителем в сфере торговли. Каким образом он оказался на Сахалине, а оттуда через пару лет переехал в Туву (еще большую «дыру» по сравнению с Сахалином), нигде не говорится.

В одном из интервью Ханхалаев рассказывал, что «отца в Туву направила партия, так как молодой республике, только вошедшей в состав СССР, требовались опытные кадры». Однако в 1950 году Казак Ханхалаев вместе с только что родившимся Евгением был еще на Сахалине, а Тува вошла в состав СССР в 1944 году. Мягко говоря, не вяжется.

К тому же партийные органы в СССР не имели никакого отношения к торговле. Зато торговых работников щедро ссылали в места заключения за малейшую провинность.

Впрочем, бог с ним, с СССР. Так или иначе, но юный Евгений Ханхалаев оказался в конце концов в Иркутске, где и окончил политехнический институт по специальности инженер-механик. Отметим, кстати, что Евгений Казакович умудрился элегантно «откосить» от армии, что по бурятским понятиям, мягко говоря, не комильфо.

Для понимания дальнейшего следует сказать, что Казак Ханхалаев был родом из Эхирит-Булагатского района Иркутской области. То есть принадлежит к мощному клану западных бурят. Помолчим для ясности.

Сразу по окончании вуза Евгений Казакович резко пошел вверх по карьерной лестнице. Уже через год после окончания института он был старшим инженером, а еще через четыре года стал секретарем комитета комсомола «ЗеяГЭСстрой» и начальником штаба Всесоюзной Ударной комсомольской стройки Зейской ГЭС. По современным понятиям это уровень примерно замруководителя комитета Госдумы.

С тех пор наш герой так и работал начальником. В 1986 году он переехал в Улан-Удэ, где занимался вопросами строительства.

А потом случился 1991 год. К счастью для Евгения Ханхалаева, он не занимал ключевых постов в партийных органах, а строители тогда мало кого интересовали. Обошлось без потерь.

Большие бурятские деньги

Вынесенная в подзаголовок фраза могла бы показаться некоторым читателям оксюмороном. Ведь Бурятия всегда была регионом с очень скромными доходами и небольшим бюджетом. Фраза «большие деньги» вряд ли может быть применима к республике.

Но в умелых руках даже отсутствие денег становится деньгами. Такие умелые руки, вернее, хорошие связи, оказались у Евгения Ханхалаева.

Мы думаем, что рано или поздно кто-то из историков расскажет все подробности тех «лихих 90-х» в Бурятии. Мы же пока приоткроем небольшую страницу.

В официальной биографии Евгения Ханхалаева есть две строчки. Между ними — шесть лет.

«С 1992 года – президент Акционерного общества МТД «Ариг УС».

В 1998 году назначен заместителем председателя Правительства Республики Бурятия.»

Все знают «Ариг УС» как телерадиокомпанию. Но МДТ — это «Межрегиональный торговый дом». Бывший гидростроитель и комсомольский секретарь в одночасье превратился в процветающего постперестроечного бизнесмена, готового купить и продать всё и вся.

Впрочем, не совсем в одночасье. Еще на закате СССР, Евгений Ханхалаев, на тот момент заместитель управляющего треста «Жилгражданстрой» (занимающегося, как понятно из названия, всем жилищным строительством в Бурятии), организовал частную фирмочку «Строитель». Форма собственности у «Строителя» была «арендное предприятие», что означало, что трудовой коллектив берет в аренду часть или все государственное предприятие. В начале 90-х это казалось новым, перспективным и необычным. Однако со временем, и достаточно скоро, выяснилось,что аренду платят из своих карманов работники предприятия, а вот доходы получает начальство. То есть конкретный Евгений Ханхалаев.

В названии «МТД» есть слово «межрегиональный». И оно там не просто так. Ханхалаев — мастер спорта по боксу. Им он стал еще во время учебы в иркутском Политехе. И на всю жизнь остался связан с иркутскими боксерами. Бокс — прекрасный спорт, однако всем известно, что именно боксеры стали основой многочисленных и жестоких организованных преступных группировок по всей стране как раз в 90-е.

Именно иркутские боксеры, кинувшиеся в полукриминальный строительный бизнес, стали партнерами Евгения Ханхалаева. Напомним, что начало девяностых было временем обвального дефицита и массового расхищения остатков социалистической собственности. Те, кто имел к ней доступ, имели все. Ханхалаев имел.

Немалую помощь в бизнесе Ханхалаеву оказывали и оказывают по сей день иркутские буряты. Особенно те, кто также преуспел и в бизнесе, и в других сферах.

Торговля всем и вся

МТД «Ариг УС» занимался именно что всем: торговлей стройматериалами, оборудованием, нефтепродуктами, товарами широкого потребления, созданием сетей магазинов розничной торговли. Сам Евгений Ханхалаев в одном из интервью того времени, старательно впоследствии удаленном со всех ресурсов, гордо называл свою компанию «финансово-промышленной корпорацией».

Вот только слово «промышленная» там было явно лишним. В лучших традициях того времени, «Ариг УС» выискивал разоряющиеся предприятия по всей территории Сибири, готовые за бесценок отдавать производимые им товары, скупал их как можно дешевле и затем продавал по так называемым «договорным ценам».

Нельзя не признать, что у Евгения Ханхалаева и его подельников были хватка и фантазия. Например, именно они родили гениальную идею под названием «Сервис на дорогах». Дело в том, что в начале 90-х государство обладало монополией на нефтепродукты, и соответственно сеть автозаправочных станций была исключительно государственной. Ханхалаев предложил организовать в Бурятии собственную сеть частных автозаправок с ценами гарантированно ниже государственных. А за это попросил самую малость: отдать ему Сульфатскую нефтебазу со всем ее заправками, и склады воинской части для хранения нефтерподуктов.

Примерно такой же фокус «Ариг УС» провернул и с поставками зерна — фуражного и посевного. Компания продавала их чуть дешевле, чем государство — но просила за это в собственность серьезные объекты недвижимости.

Следующим шагом Ханхалаева стала скупка активов предприятий. Схема тоже была умной. Выискивалось предприятие, имеющее долги, и ему делалось недвусмысленное предложение: «Ариг УС» выкупает контрольный пакет акций, но эти деньги идут на выплату кредитов. А «Ариг УС» получает полный контроль над предприятием.

Первым делом Ханхалаев прибрал таким способом к рукам родное предприятие «Жилгражданстрой», следом пришла очередь «Бурятферммаша». Было бы лишним говорить, что в ход шли не только уговоры, но и более конкретные методы убеждения. Как говорится, боксеры это умеют.

Есть информация, что зачастую предприятия загонялись в долги по известным схемам — по договоренности с их тогдашним руководством, либо путем кредитования через свои же дочерние фирмы с последующим банкротством. Дела минувшие, конечно, и сроки давности по ним давно прошли — но образ Евгения Ханхалаева они рисуют вполне достоверный.

Самым показательным способом «прихватизации» предприятий стала история с Бурятским обществом инвалидов. В свое время Госимущество передало БОИ два предприятия - «Химчистка» и «Блеск». Общество инвалидов по каким-то причинам не смогло оперативно расширить производство, и тогда «Ариг УС» предложил так называемое «партнерство». Быстренько создали совместное ТОО «Услуги», затем вывели из него дочернее предприятие «Интех», которому передали всю недвижимость и самое ценное оборудование. И — вуаля. Инвалиды остались ни с чем, а «Ариг УС» - с еще одним прибыльным производством. И такие схемы плодились как кролики.

Все выше и выше

Как показывает исторический опыт, история подобных бизнес-взлетов заканчивается или очень хорошо, или очень плохо.

У Евгения Ханхалаева было всё хорошо с мозгами, поэтому он точно знал, что для дальнейшего выживания нужны всего две вещи: «крыша» и связи.

Работал ли Ханхалаев с бандитами в 90-е? Мы не будем утверждать наверняка. Но мы точно знаем, что ни одно эффективно работающее торговое предприятие того времени не обошлось без бандитской «крыши».

Правда, в истории с «Ариг УС» история была чуточку иной. Как таковых бандитов в стиле «Бригады» в Бурятии в то время было немного. У Бурятии свой менталитет, и в качестве «крыши» там всегда выступали силовики. А вот с силовиками у Ханхалаевых все было хорошо. Потому что — смотрите начало статьи. Там, где слова «Помолчим для ясности».

Понятно, что всё стоит денег. И считается, что именно «Ариг УС» стал первой ласточкой в деле взаимовыгодного сотрудничества между бизнесом и людьми в погонах. Первые получали защиту и протекцию, вторые — солидную надбавку к зарплате. Обойдемся пока без фамилий, хотя мы их хорошо знаем. Да и не только мы.

С такой «крышей» о судьбе бизнеса можно было не беспокоиться. Деньги делали деньги, а Евгений Ханхалаев на всякий случай решил занять одно из ключевых мест в республике.

Евгений Казакович был хорошо знаком с Леонидом Потаповым, который с 1991 года был председателем Верховного Совета Бурятии, а в 1994 году стал первым президентом Бурятии. Махровый коммунистический функционер, Потапов отлично сошелся с не менее махровым коммерсантом Ханхалаевым. Именно здесь сработал старый принцип «рука руку моет». Мыли качественно — так качественно, что республика нищала, а Ханхалаев богател. Потапов тоже не оставался в накладе: не знаем, какие суммы составляли его «внебюджетные доходы», но то, что именно структуры Ханлалаева финансировали все его выборы — это научный факт.

И в 1998 году Евгения Ханхалаева назначили зампредом правительства Бурятии.

Следует понимать, что такое должность зампреда в Бурятии. Это человек, которые не светится на экранах телеканалов и не дает интервью в СМИ. Это человек, который рулит закулисной политикой и денежными потоками. Именно это и нужно было Ханхалаеву. Это он и получил. Тогда же он стал депутатом Народного Хурала, откуда не выходил четыре созыва.

Заметим, что Евгений Ханхалаев — без сомнений, гениальный управленец. И совершенно неизвестно, как стал бы действовать на его месте любой другой человек. Мы хотим лишь сказать, что в основе финансового благополучия семьи Ханхалаевых — очень мутные доходы из 90-х.

А что же Татьяна Евгеньевна?

Мы как-то забыли о героине нашего повествования. И не напрасно.

У Евгения Ханхалаева — две дочери. Сыновей нет. Дело передавать некому.

А денег много. И это проблема.

Именно поэтому во все ключевые активы Евгений Ханхалаев уже давно ставит свою старшую дочь, Наталью. Вот только беда в том, что бизнес не особо ее интересует. Наталья Ханхалаева (по мужу Мантатова) — нормальная бурятская женщина, которой интересна семья, путешествия, общение и немного работа. Для души.

Собственно, особой необходимости заниматься бизнесом у нее тоже нет. Десятки компаний, принадлежащих семье, дают стабильный доход, угрожать бизнесу никто не угрожает, все коммуникации наведены, все руки пожаты. Как говорят в этих кругах, «всё ровно». Остается только приглядывать за наемными управленцами в перерывах между Мальдивами и Бали.

История с ее младшей сестрой несколько иная.

Татьяна всю жизнь была в тени. В тени старшей сестры, в тени великого отца. В тени большого бизнеса. На положении любимой, младшей, но всегда отстраняемой от всех дел. Это не могло не сформировать серьезные комплексы. И с самого детства Татьяна была вынуждена доказывать, что она тоже что-то из себя представляет.

Если Наталья Мантатова была всегда всем довольна — жизнью, мужем, положением и доходами — то у Татьяны с этим всегда были проблемы. Тут, конечно, нужно профессиональное мнение психоаналитика — но и без него понятно, что у барышни комплекс на комплексе сидит и погоняет всей ее жизнью.

Именно поэтому, из бешеной потребности доказывать свою состоятельность, Татьяна всегда была «отличницей» в худшем смысле этого слова. Отличницей в школе, отличницей на юридическом факультете. Прекрасно защитила кандидатскую по очень сложной теме. Доказала всем, что она не просто юрист, а блестящий преподаватель — став за четыре года заведующей кафедрой в БГУ. Карьера, к которой многие идут десятилетиями.

При этом Татьяна Мантатова не стеснялась на полную катушку использовать все возможности семьи. Одна только фамилия ее отца открывала очень многие двери, которые для всех остальных были закрыты навсегда. Деньги открывали другие двери. А возможности телекомпании «Ариг УС» - третьи.

Именно амбиции привели Татьяну Мантатову в кресло директора «Ариг УС». Быть пусть и заведующей кафедрой — это означало иметь успех и репутацию лишь внутри вуза. И даже если это крупнейший вуз республики — все равно это только вуз. Выше завкафедрой путь ей был закрыт - стать деканом юридического факультета в обозримом будущем ей не светило. Там работают уже другие силы — силы внутреннего мира юридической «мафии». К тому же декан — это много работы. И мало возможностей покрасоваться.

А вот директор телекомпании — это всегда на виду. Это возможность быть в кадре. Это возможность на равных разговаривать со всеми — вплоть до главы республики. И именно поэтому Татьяна Мантатова продержалась на этом посту почти десять лет.

Депутат, сенатор и царица морская

В 2013 году отец по ее просьбе сделал ее депутатом Народного Хурала. Именно сделал. Фамилия, деньги и ручная телекомпания делают чудеса. Без этих трех компонентов рядовая юристка не стала бы депутатом никогда.

История же с сенаторством достойна в нашем будущем учебнике отдельной главы.

Очевидно, что к 2017 году главе республики Вячеславу Наговицыну, у которого были очередные выборы, была позарез нужна лояльность главного независимого телеканала республики. Чем «купить» лояльность «Ариг УС», было непонятно. Но точно не деньгами — их у семьи Ханхалаевых было больше, чем нужно. А вот у Татьяны Мантатовой были амбиции.

И Наговицын пошел ва банк. Он вынудил сенатора Арнольда Тулохонова, уважаемого ученого и большого авторитета в республике, сложить полномочия сенатора Совета Федерации. Шаг само по себе беспрецедентный, который говорит многое и о самом Наговицыне, и о Тулохонове, который безропотно согласился. Очевидно, в обмен на некие «плюшки». И Татьяна Мантатова моментально получила статус сенатора.3

Мантатову за ручку привели в сенат и передали под покровительство старого друга Наговицына — сенатора Александра Варфоломеева. Варфоломеев, как известно, пользуется большим расположением Валентины Матвиенко — потому что умеет дарить цветы, улыбаться и отвешивать комплименты. Суть российской политики во всей красе. Татьяну Мантатову посадили в кресло, еще не остывшее после Тулохонова, показали, какие кнопки нажимать, и вежливо попросили не открывать рот. Во избежание.

Вячеслав Наговицын, как известно, вылетел с поста губернатора еще до выборов. В качестве утешительного пряника ему дали кресло сенатора — от которого пришлось освободить Мантатову. Но полгода Мантатова все-таки провела в Сенате — что позволило ей, снова включив три составляющие успеха, оказаться в Хурале.

В 2020 году она продавила свое избрание вице-спикером Хурала. Сделать это было нетрудно: желающих ссориться с Евгением Ханхалаевым, его покровителями и, главное, становиться объектом пристального негативного внимания со стороны «Ариг УС», никто из депутатов не захотел.

Новая цель Татьяны Мантатовой — кресло спикера Хурала в новом созыве. При всех ее амбициях, она трезво оценивает свой политический уровень. В Госдуму ей не допрыгать точно — по крайней мере в ближайшие шесть-семь лет. А вот крепко сесть в Хурал и подмять под себя всех депутатов — реально.

Правда, всегда стоит помнить о судьбе той самой сказочной старухи, которая захотела стать владычицей морской.

 

Опубликовано: 21 декабря 2021 г

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке и размещении материалов о специальной операции на Украине все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», «войной» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

** Компания Meta и принадлежащие ей соцсети Facebook и Instagram признаны экстремистскими, их деятельность запрещена в России.

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}