Страна Р Павел Луспекаев konkretno.ru

«Слезай с дрог, дедуля, я – Ильин»

В Ленинградской области совершают «ритуальный переворот». Впервые в России управлять даже самыми дальними погостами, где катафалком служат допотопные дроги, намерены централизованно – с высот губернской власти. Зачинателем погребального коллапса следует назвать Михаила Ильина, куратора этой сферы в региональном правительстве.

Генеральский размах

Областные ритуальщики уже обсуждают, как будет работать на практике областной закон, который послушно приняли депутаты через несколько дней после назначения Ильина вице-губернатором по безопасности. Законодательная новация закрепила передачу основных полномочий в погребальной сфере с муниципального уровня на региональный.

То есть, все могильщики, даже в глухом медвежьем углу, где и сегодня хоронят по старинке, на сельском кладбище и без гранитных обелисков, должны замыкаться на щеголеватых менеджеров с удостоверениями какого-нибудь казенного учреждения с громким названием.

Вроде бы, мысль не самая плохая. Порядок навести. Всех поставить в строй. Ну там: «Равняйсь!», и каждый так, чтобы правое ухо выше левого, подбородок приподнят и взгляд на грудь четвёртого справа. Всё, как положено, и генерал Ильин впереди, хоть полицейский, но в лампасах. Да и замыкаться ритуальная сфера в Ленинградской области будет на комитет по правопорядку и безопасности, во главе которого стоит тоже человек в эполетах – Вячеслав Рябцев, но уже с чекистскими корнями.

В Санкт-Петербурге ритуалка выстроена почти так же, правда – не столь феерично. Действует под эгидой не силовиков, а экономического ведомства. И всем всё известно – тарифы, правила, реестры. Но разница между Северной столицей и 47 регионом по ритуальной части огромна. В городе 88 кладбищ, абсолютное большинство к тому же закрыты для погребения, а в области – по открытым данным, 848 общественных погостов и ещё 641 воинское захоронение.

Правда, по осени и в Северной столице была предпринята сомнительная попытка перекроить ритуальную сферу. В Смольный малопонятным образом пробрался Сергей Смирнов, получив статус спецпредставителя губернатора по делам кладбищ. Он тоже резво взялся за дело, получив соответствующее напутствие от лидера кровавой «банды санитаров» Павла Беляева.

Редкие всполохи возможной перекройки случаются в городе и сейчас. Видимо, Смирнову нужно оправдывать своё спецпредставительство или же завидки берут от областных генеральских подходов.

Однако если все петербургские кладбища при желании можно объехать с инспекторской проверкой за несколько дней, то в 47 регионе на такой вояж и месяца не хватит. Тем не менее, Михаил Ильин уже принялся внедрять механизм эффективного переустройства моргов и погостов – с запада на восток на полтыщи вёрст, и севера на юг 320 километров.

Размах, однако. По сравнению с ним даже предстоящий благотворительный марафон с гробами по маршруту Санкт-Петербург – Москва, под началом шоумена Стаса Барецкого, который собирается популяризировать ритуальный бизнес «как чистый и светлый», выглядит тускло, будто лампада у надгробья.
Будете хорошо копать – выдадим полицейский свисток…

Пока Барецкий собирает гробы и сторонников для предстоящего забега, в правительстве Ленинградской области, видимо, морщат лбы, формируя новую управленческую структуру.

Не исключено, для реализации масштабной задачи генерал Ильин призовёт людей ему понятных и проверенных – из родной полиции. Там и к покойникам привычны, и понятия знают. Не зря же высоко отзывается об организаторских талантах вице-губернатора похоронный деятель с криминальным прошлым Бройлер.

Кладбищенские войны во Всеволожском районе, где бесчинствуют «бройлеровцы», идут не первый год. Шли они и в пору, когда Ильин был главным полицейским начальником в Ленинградской области. Хоронили без закона и внесения в реестры, захватывали погосты, открыто противостояли местным властям. Но только стражи правопорядка почему-то вели себя часто так, будто окривели на оба глаза. Не слишком изменилась обстановка к лучшему с приходом Михаила Ильина в областное правительство.

Конечно, если силовикам дадут команду, а под Новый год поощрит наиболее активных из них, например, памятными подарками какой-нибудь влиятельный банк, то зачистят Всеволожский район от похоронного хулиганья до самых дальних могил. Так это район – к Санкт-Петербургу примыкающий. Понятно, что любая жёсткая централизация однозначно приведёт к положительному результату в Ломоносовском, отчасти Тосненском и Выборгском районах. Ну ещё в Гатчинском, если не забираться далеко за деревенские околицы. По крайней мере, здесь деньги водятся.

А как быть с отдалёнными территориями? Управлять ими из центра сложно. Неспроста ведь четыре года назад Александр Дрозденко решил провести в 47 регионе административную реформу. Она, в соответствии с намерениями губернатора, предполагала разделение Ленинградской области на пять самостоятельных округов, в каждом из которых должно было появиться представительство регионального правительства – Санкт-Петербург, Волхов, Выборг, Кингисепп и Тихвин.

Но только одно дело – взирать на карту области в кабинете на третьем этаже правительственного здания на Суворовском проспекте, и другое – административно переделить субъект федерации. К тому же в апреле 2021 года официальной столицей 47 региона стал город Гатчина – Александр Дрозденко подписал закон о внесении изменений в областной Устав. Стало быть, заявленного разделения на округа теперь не предвидится. А вице-губернатор Ильин, похоже, собирается пойти дальше своего непосредственного начальника, взяв под контроль самые дальние выселки.

Ну какие стандарты можно внедрить на полузаброшенном сельском кладбище, где хоронят по старинке, хорошо ещё внося имена умерших в надлежащие документы. Лопата да бутылка водки в благодарность за подготовленное место упокоения.

Так и видится: приезжает в деревеньку у границы с Вологодчиной генерал с пристальным взглядом. Смотрит – а к местному погосту телега едва тащится, возница собой не ладен, лошадёнка тощая. «Слезай с дрог, дедуля! – говори, – я – Ильин». А тот прищурится, почещет клокастую бороду: «Да ты, мил человек, здесь не генеральствуй, лучше подсоби гроб опустить»…

Если не обращать внимание на золотое шитье, то есть более насущный вопрос. Похоронная отрасль Ленинградской области – это тысячи людей, трудоустроенных в муниципальные специализированные службы, не говоря уже о разных ИП. Новый закон вроде их не закрывает, но полномочия уже отобрал. Тысячи работников пока не понимают, что ждёт их в будущем. Хотя, если рассуждать цинично, конец у всех один, но наверху собираются произвести реформу, почище той, что подразумевала разделение 47 региона на пять самостоятельных округов.

Чем обернётся генеральский размах? Ну возьмут брутальные мужчины с правоохранным прошлым под легальную опеку наиболее оживлённые (если так можно сказать о кладбищах) объекты, откроют под флагом влиятельного банка унифицированные похоронные дома вокруг Санкт-Петербурга, переместят примерно 2 млрд рублей ежегодно на другие счета и в другие карманы, а наиболее прилежным могильщикам выдадут полицейский свисток, не иначе. И разлетится над областью свист почище соловьиного…

Наверное, вице-губернатор Ильин уже присмотрел себе просторный кабинет в столичной Гатчине? Не всё же самому погосты инспектировать, растолковывая местным, что его система позволит «уходить от бумажек, потому что все выдают разные». Интересно, это генерал о чём?

 

Опубликовано: 24 мая 2021 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}