Страна Р Ирина Тумакова novayagazeta.ru

Петербург заняли ихтамнеты

Оцепления по выходным, запертый Невский проспект и оранжевый забор перед Зимним. Кто отдает силовикам приказы перекрывать город?

К выходным, как и за неделю до этого, в центр Петербурга снова начали стягиваться люди в форме, автобусы Росгвардии с запасом посадочных мест и фирменные, уже привычные в городе ярко-оранжевые заборы. Пошел слух, что так силовики готовятся к анонсированной штабом Алексея Навального прогулке с сердечками, выложенными с помощью фонариков.

Масштаб этой подготовки можно оценить по ситуации, в которой оказался Российский педагогический университет имени Герцена (РГПУ). Беда вуза в том, что находится он не просто в центре Петербурга, а на набережной Мойки, рядом с Невским проспектом. И как раз 14 февраля там проходит этап олимпиады по математике для школьников: 350 детей (с 6-го по 8-й классы) вынуждены будут к 9 утра пробираться к зданию на Мойке, а после 17 часов захотят вернуться домой. Чтобы юные математики оказались на олимпиаде, а не в автозаке, им раздали по экземпляру письма, подтверждающего цель прохода по Невскому, от проректора РГПУ на имя начальника ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти. «С разъяснением, что это можно предъявить в случае чего», — написал в фейсбуке депутат петербургского парламента Борис Вишневский, публикуя скан письма.

— Скоро мы все должны будем ходить по центру Петербурга с подтверждением цели, зачем мы тут идем, — добавил он в разговоре с «Новой». — Я понимаю, что РГПУ не в чем обвинять, они просто хотят защитить детей. Но это характеризует обстановку, в которой мы теперь живем, и паранойю, охватившую власть.

Еще раньше, в четверг, 11 февраля, вице-губернатор Петербурга Александр Бельский, курирующий внутреннюю политику, в эфире питерской «Фонтанки» вдруг заявил: «Я не вижу в том, что люди зажигают фонарики, ничего плохого». Фраза, которую стали цитировать вне контекста, произвела фурор: Смольный объявил о поддержке акции в честь Навального!

— Глупости какие! — возмутился вице-губернатор в разговоре с «Новой» и повторил: — Я сказал, что не вижу ничего плохого в том, что люди зажигают фонарики. Я не высказывался в поддержку Навального, не надо так интерпретировать. 

На самом деле вице-губернатор отделяет фонарики в честь Навального от фонариков в День всех влюбленных, «достаточно популярный и известный праздник», который некто хочет «приделать себе» и «использовать в своих целях». 

„Словом, к действиям вверенного населения в день 14 февраля петербургские власти отнеслись с большим подозрением.
Правда, не очень понятно, каких событий ожидают силовики в центре города.
 
Специфика исторической части Петербурга такова, что в закрытых со всех сторон дворах-колодцах можно ходить с фонарями, свечами, газовыми горелками и любой другой светотехникой до посинения — этого все равно не заметит никто, кроме обитателей дворов. Или специально пришедших посмотреть на это омоновцев. Разве что руководил спецоперацией кто-то совсем не знакомый с особенностями Петербурга. Или поддержки Навального ждали от тех, кто засел непосредственно на Дворцовой — в Зимнем или в здании Главного штаба. 

Все это Петербург видел и неделю назад, в субботу и воскресенье 6–7 февраля. Тогда отряды людей, одетых в форму полиции и Росгвардии, буквально парализовали жизнь в центре города, перекрыв все выезды на Невский проспект и оцепив центр своими заборами и автозаками. Невский невозможно было перейти даже пешком. 

Это были первые выходные после акций в поддержку Навального, прошедших 23 и 31 января. Но теперь бессовестные демонстранты повели себя еще хуже: они вообще не явились. И все эти несчастные в шлемах, с заборами и автозаками, проторчав на морозе двое суток, ушли восвояси несолоно хлебавши. 

— Центр был перекрыт, это нарушило планы огромного числа людей, — замечает Борис Вишневский. — При этом никаких публичных акций никто не планировал, никакой оперативной необходимости в перекрытиях не было. И неизвестно, кто должен нести за это ответственность: полиция кивает на администрацию, администрация — на полицию, полпредство — на тех и на других. Ни одна организация, включая запрещенные в Российской Федерации, не взяла на себя ответственность за эти перекрытия. Никто!

„Получается, что неизвестные лица то ли купили в военторге форму полиции, то ли неизвестный позвонил полиции и представился помощником Патрушева?

Хочется сказать: автора — на сцену. 

Вице-губернатор Бельский в разговоре с «Новой» косвенно подтвердил, что оцепление устроили, видимо, полицейские. 

— Что касается правоохранительного блока — я не знаю: вполне возможно, что они обладали какой-то оперативной информацией. 
На полицию указывает и ответ Петербургского метрополитена на запрос портала «Закс.ру»: 6 февраля 2021 года вестибюли двух станций метро были закрыты «по требованию ГУ МВД» в целях «обеспечения безопасности пассажирских перевозок». 

Формально, согласно статье 16 Закона «О полиции», полицейские имеют право «по решению руководителя территориального органа» устроить «оцепление (блокирование) участков местности». В перечне обстоятельств, при которых полицейским это разрешено, есть мероприятия «по предупреждению и пресечению массовых беспорядков и иных действий, нарушающих права и свободы граждан». Но штаб Навального беспорядков на те выходные не планировал, более того — просил единомышленников остаться дома. Разве что «оперативная информация», о которой говорит вице-губернатор Бельский, указывала на кого-то другого, например — сторонников власти, а полиция пресекла безобразие. 

В Законе «О Росгвардии» (статья 13) тоже сказано, что «военнослужащие (сотрудники) войск национальной гвардии вправе производить оцепление (блокирование) участков местности (акватории)». Перечень обстоятельств слово в слово повторяет статью Закона «О полиции». Только последний пункт гласит, что росгвардейцы все-таки занимают город не по собственной инициативе, а по решению должностного лица, назначенного «руководителем уполномоченного федерального органа исполнительной власти по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел». Проще говоря — губернатором или главой одного из его комитетов по согласованию с начальником ГУ МВД. Обычно при этом руководят маневрами полицейские, а росгвардейцы переходят к ним в оперативное подчинение. 

ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти в ответе на запрос петербургского портала «Закс.ру» отказалось признать, что перекрытия были инициативой полиции: «Решения о введении указанных в Вашем запросе ограничений движения органами внутренних дел Петербурга не принималось». 
 
Еще в конце января глава пресс-службы ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти Вячеслав Степченко утверждал, что полицейские и заборов по городу не расставляют. «Ни разу не видел полицейского с ограждением», — сказал он. Вскоре штаб Навального опубликовал фото с человеком в форме, несущим фрагмент металлического забора. 

Но улицы-то 6 и 7 февраля оцеплены были, с этим не поспоришь, это видел пятимиллионный город. И стояли там люди в форме. Вдобавок неизвестные завладели не только автозаками с символикой «Росгвардии», но и снегоуборочной техникой, которую использовали не по профилю — для перекрытия улиц. 

Здесь есть несколько вариантов разгадки. Во-первых, это могли быть полицейские, которым почему-то хотелось развлечься на Невском проспекте. Тогда им надо срочно предъявить обвинение по статье 286 УК РФ о превышении должностных полномочий (с учетом «применения оружия или специальных средств» — до 10 лет колонии) или, на худой конец, по статье 330 УК РФ о самоуправстве (до пяти лет). 

Другой вариант — полицейскими действительно «решения не принималось», как сказано в их ответе на запрос, они вышли во исполнение решения какого-то другого органа власти. Губернатор Беглов ответственности за такое решение на себя не взял. Как объяснил «Новой» депутат Вишневский, инициировать перекрытие транспортных коммуникаций в городе мог или комитет Смольного по вопросам законности и правопорядка, или комитет по благоустройству, или комитет по транспорту. Портал «Закс.ру» разослал им запросы — и не получил пока ни одного ответа.

В-третьих, это могли быть злоумышленники, переодетые в полицейских и росгвардейцев. Тогда их действия могут квалифицироваться по статье 20.18 КоАП РФ (блокирование транспортных коммуникаций). Борис Вишневский считает, что наказывать негодяев надо даже строже — по Уголовному кодексу. 

— В понедельник, 8 февраля, я обратился в ГУ МВД по Санкт-Петербургу с просьбой возбудить уголовное дело по 267 статье УК РФ («Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения». — И. Т. ), — рассказал «Новой» Вишневский. — Пусть следствие выяснит, кто это сделал, почему, зачем это было надо. Я не так наивен, чтобы предполагать, что полиция и Смольный поддержат возбуждение уголовных дел против самих себя. Но по результатам проверки я, может быть, хотя бы выясню, кто велел перекрыть. 

И вот по прошествии недели, перед выходными, в центре Петербурга снова появились металлоконструкции и люди в форме, а в Сети — свежие фото, запечатлевшие их. Ближе к вечеру пятницы выяснилось, что силовиков собрали на Дворцовой, чтобы награждать. Спикер питерского парламента Вячеслав Макаров решил именно в это время и в этом месте срочно вручить им грамоты «за личный вклад в охрану общественного порядка и безопасности города». Награжденным, судя по всему, так понравилось, что они на площади остались — и с утра субботы сами стали искать, кого б из прохожих тоже «наградить», только уже дубинками.

Появились новости о спорадических задержаниях на Дворцовой площади. 

 

Опубликовано: 13 февраля 2021 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}