Страна Р fontanka.ru

«Вам не сказали? Она умерла» и «Спасибо огромное»: рассказы из «красных зон» ковидных больниц Петербурга

Мама позвонила из «красной «зоны и вскоре перестала выходить на связь, а дочери не сказали, что её не стало. Папу выписали домой с 53 процентами поражения легких — места заканчивались.

Новая серия рассказов читателей «Фонтанки» о ковидных больницах.

Какая обстановка складывается в больницах Северной столицы на фоне предупреждений губернатора о локдауне, какие истории скрываются за сухими цифрами статистики «86 умерли», «3734 заболели»? Читайте в подборке из первых уст.

С каждой новой итерацией рубрики истории становятся все более драматичными. Но цели очернить систему здравоохранения и труд врачей мы не ставим. И всегда ищем положительный опыт. Он просто встречается реже.

Ксения, потеряла маму в «Заре»:

— Мама, 69 лет, ушла в «Зарю» с поражением легких 25%. Через четыре дня ее не стало. Я знала, что она — в группе риска, и умоляла врача скорой отвезти на КТ, её со скрипом взяли. Сатурация была 97%. Но я выревела, чтобы ее забрали, так очень за нее переживала. Теперь ругаю себя.

Она чувствовала себя не очень хорошо, в последний раз позвонила, фоном я слышала голос медбрата, который кричал, что вставать с катетером нельзя. Она сказала: «Они на меня орут», и звонок прервался. А когда я через несколько дней дозвонилась до заведующего, он сказал: «Вам что, не сообщили? Она умерла». А мне даже не позвонили... Я писала кучу писем, чтобы они рассказали, что произошло, но обратной связи не было. Через какое-то время сама вновь дозвонилась до заведующего, он сказал: «Видит Бог, сделали все что смогли... сердце остановилось, все было быстро».

Марина, дождалась отца из Мариинской больницы:

— Заболел папа, 60 лет. Месяц лежал в Мариинской больнице с 80% поражения. В минувшую среду его выписали домой с 53%! Врачи, можно сказать, вытащили с того света, правда, ещё точные диагнозы ставить рано — состояние средней тяжести. В целом в больнице все хорошо, только нет реабилитации. По идее, в его состоянии ещё не выписывают, но в «красной зоне» мест мало, а других зон теперь и нету, поэтому домой поехал, наблюдается у терапевта. Из последствий — сильная одышка, слабость, иногда невысокая температура.

Светлана, лечится в платной палате Мариинской больницы:

— Лежу в Мариинской больнице с поражением 76% c 27 ноября. Все ничего, люди в коридорах не ночуют. Но без конца нервотрёпка с палатами: поступила в одну, потом перевели в двухместную — платно, чтоб не дергал меня больше никто. Так вчера ночью какую-то даму привезли с отделения, где нет кислорода, просто впихнули третьей и забрали у моей соседки кислород. Отобрали! Она плакала всю ночь, ей 68 лет, и у неё сахарный диабет. Утром сатурация 87%. Кое-как убрали блатную тетку из нашей же оплачиваемой палаты... Вот такое отношение. Для своих кислород выдернут, и живи дальше, как хочешь. Меня не тронули — побоялись, видимо, так как большой процент поражения.

Алиса, попала в «Зарю» и довольна:

— Лечусь в «красной зоне» в пансионате «Заря» в Репино. Попала чудом, не прорваться в больницу, но мне очень повезло. Заселили быстро, вежливо, положили в двухместную палату — белье новое, постель в идеальном состоянии, каждый день моют, убирают, протирают, даже на батарее пыли нет. Кормят замечательно, разнообразно, пьем финскую водичку. Капельницы ставят, лекарства дают, следят за показаниями постоянно. В палате всегда медсестры, врачи, анализы, каждые два дня полный набор сдаем, на КТ возят. Отдельно мое восхищение персоналу: видно, что их мало, они бегают, а не ходят, не снимают свои костюмы — даже в туалет за сутки сходить нельзя. Они — и медработники, и уборщики, и дворники, и носильщики, и администраторы — делают все, ни от чего не отнекиваются.
 
Скажу банально, но! Дорогие друзья, берегите себя и своих близких! Так болеть очень страшно, врагу не пожелаешь! Если попадаете в «красную зону», думайте о ближнем, о тех, кто за вами ухаживает. Люди работают на износ. Уважайте других, поддерживайте, улыбайтесь!

Андрей, знакомства и коронавирус привели в Боткина:

— Третью неделю в Боткинской больнице. Поступил в тяжелом состоянии, с поражением 50%. Помогли знакомства. По обстановке тяжело судить, мы находимся в отдельных боксах. Из них выходить нельзя, но у меня в боксе, конечно, очень круто. Я тут, можно сказать, в ВИПе: телевизор, свой холодильник, душ и так далее. Врачи превосходные, не знаю, справился ли бы я без их помощи?! И даже еда достаточно сносная, не ресторан или домашняя, но рацион не беден, иногда даже вкусно.

По поводу лечения — я не доктор, и процедура мне, естественно, неизвестна, но уколы, капельницы, плазмофорез и КТ — в полном объёме. Персонал доброжелателен и даже юморит и поддерживает, что немаловажно, особенно на начальных стадиях, когда очень тяжело и страшно. Берегите себя. Коронавирус — это совсем не весело, как оказалось.

 

Опубликовано: 9 декабря 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}