Страна Р novayagazeta.ru

Гапонята. От конопли к политическим провокациям: секретные свидетели в деле «Сети»* и «Нового величия»

10 февраля Приволжский окружной военный суд приговорил фигурантов запрещенной в России организации «Сеть» Дмитрия Пчелинцева, Илью Шакурского, Василия Куксова, Михаила Кулькова, Максима Иванкина, Андрея Чернова и Армана Сагынбаева к срокам заключения от 6 до 18 лет.

Тройка судей признала их виновными в создании террористического сообщества и подготовке к насильственному свержению конституционного строя.

Ключевыми свидетелями у обвинения были именно секретные свидетели. Один из них — Влад Добровольский, он же Влад Гресько. В 2016 году он связался с Шакурским в соцсетях, разговорились о страйкбольной игре, противостоянии антифа и неонацистов. В ходе общения свидетель делился с Шакурским информацией о якобы готовящихся нападениях нацистов, провоцировал на разговоры о возможности насильственных действий против правоохранителей и постоянно просил о встрече. «Также он сообщил мне, что некоторые неонацисты поддерживают тесные отношения с сотрудниками отдела по борьбе с экстремизмом, которые, в свою очередь, не препятствуют организации мероприятий неонацистов», — писал Шакурский в своем официальном заявлении в правоохранительные органы.

Летом 2017 года Добровольский рассказал ему, что хочет переходить к радикальным действиям и сделать бомбу. После этого Шакурский прервал с ним общение.
В материалах уголовного дела «Сети» Гресько-Добровольский уже появится с вымышленными анкетными данными — Владимир Ильич Кабанов, а в суде будет давать показания из секретной комнаты с измененным голосом. Хотя уже всем участникам процесса было известно, кто там прячется.

«Новая» узнала, что Гресько проходил ключевым свидетелем еще в одном деле — о незаконном хранении оружия, которое в 2015 году тоже расследовало УФСБ по Пензенской области. О ценном свидетеле спецслужб известно, что в Пензе его часто видели в «околофутбольной» тусовке, известен он как сторонник неонацистских взглядов.

В суде Кабанов, он же Гресько, он же Добровольский, настаивал на том, что не внедрялся в антифашистскую среду по заданию спецслужб, а его самого просто вызвали на допрос в ФСБ. Причем допрашивали его спустя полгода после возбуждения уголовного дела, когда уже прошли допросы всех обвиняемых и свидетелей. На своем допросе Гресько просил скрыть его имя в деле. «Угроз не поступало, но я все равно опасаюсь. <…> Они [участники «Сети»] говорили о страшных вещах, что будут убивать полицейских», — пояснил в суде Кабанов причину своих опасений.

Все встречи с Шакурским Гресько тайно записывал, и эти материалы стали одним из ключевых доказательств обвинения. На вопрос адвокатов, как эти файлы попали в руки ФСБ, Кабанов ничего не смог объяснить и продолжал отрицать, что он агент спецслужб.
В суде эксперты заявили, что аудиозаписи имеют признаки монтажа. Подавляющее большинство фонограмм не являются оригинальными. «А их неоригинальность — это один из признаков модификации и монтажа», — указал в своем заключении фоновидеоскопист Герман Зубов.

Шакурский также вел запись своих разговоров с Добровольским на смартфон и хранил файлы с их перепиской. В апреле 2018 года он подавал заявление на имя старшего следователя пензенского УФСБ Валерия Токарева о том, что Добровольский провоцировал его на радикальные действия. Однако проверять заявление Шакурского следователь не стал, переписка из дела пропала, а все данные на телефоне были стерты.

Но на одном Кабанове ФСБ не остановилась:

по делу проходил целый набор секретных свидетелей с «зоологическими» псевдонимами: Дмитрий Волков, Игорь Зайцев и Василий Лисин. Все они — заключенные пензенского СИЗО.
Согласно протоколу допроса (материалы находятся в распоряжении редакции), в разное время сталкивались в изоляторе с фигурантами дела «Сети» Пчелинцевым и Куксовым. Так, Лисин утверждал, что, когда он якобы находился с Куксовым в одной камере, тот вел с ним разговоры об анархистах и подготовке к беспорядкам в России. «Застал разруху в 90-е и не хотел повторения анархии», — пояснял Лисин.

Куксов в суде вспомнил этого бывшего сокамерника, которому сейчас примерно 25 лет, то есть в 90-е он был ребенком. И что, собственно, он мог «хлебнуть» в те годы? — недоумевал Куксов.

Другой секретный свидетель — Волков — якобы сидел с Пчелинцевым в одной камере в начале февраля 2018 года. «Дмитрий пояснил, что на него завели дело и почему-то считают террористом. Хотя взрывать простых людей он не собирался, а менты и военные — это не люди, поскольку защищают путинский режим и сами готовы открыть огонь по приказу олигархов в мирный народ», — рассказал на допросе Волков. Он подчеркнул, что антифашист ему угрожал: «Если я посмею кому-либо что-то рассказать, то меня ликвидируют». Пчелинцев настаивал, что никогда не встречался с Волковым, поскольку в то время содержался в одиночной камере.

Еще один свидетель — Зайцев — с уверенностью утверждал, что сталкивался в СИЗО с Пчелинцевым и Куксовым. Но не смог назвать размеры камеры в изоляторе.

 
«Дмитрий мне пояснил, что в будущем не будет никаких религий, люди будут жить свободно и равно, не станет государств и границ, отменят деньги, а всем будет управлять компьютер. Он рассказал мне о своем желании полететь колонизировать Марс
в будущем, поскольку на Земле капиталисты не дают развиваться таким, как он», — говорил на следствии Зайцев.

Собственно, утверждения секретных свидетелей про «разруху в 90-е» и «колонизацию Марса» военные судьи полностью приняли на веру. Они использовали их показания и сомнительные аудиозаписи Гресько в качестве допустимых, эти сведения и легли в основу приговора.

Дело «Нового величия» во многом стало резонансным благодаря тому, что это, по сути, была одна провокация секретного свидетеля Руслана Д. И эта провокация стоила некоторым фигурантам дела свободы. 6 августа Люблинский суд Москвы признал виновными Руслана Костыленкова, Петра Карамзина, Дмитрия Полетаева, Вячеслава Крюкова, Анну Павликову, Марию Дубовик и Максима Рощина в создании экстремистского сообщества. Им назначили сроки от 4 лет условно до 7,5 года реального заключения. Аналогичное дело в отношении Павла Ребровского рассмотрели отдельно, и его приговорили к шести годам колонии.

Все фигуранты дела уверены, что создателем движения был провокатор, который представлялся им как Руслан Данилов (секретный свидетель по делу проходит под вымышленным именем Александр Константинов), его показания и легли в основу уголовного дела. По словам осужденных, он был самым активным членом движения.

Именно Данилов предложил создать подразделения внутри «Нового величия», организовывал регулярные встречи, писал политические документы, готовил листовки, занимался арендой помещения на «Братиславской», вел протоколы собрания, предлагал проводить тренировки с оружием.
Естественно, все фигуранты дела видели и непосредственно были знакомы с Даниловым. Тем более его фото находятся в свободном доступе в интернете. Уже только поэтому засекречивание свидетеля было бессмысленным шагом следствия.

По словам Данилова-Константинова, он познакомился с участниками дела в Telegram-чате: «Меня добавили в чат 13 ноября 2017 года. На первом заседании [«Нового величия»] я присутствовал 24 ноября». Год назад во время допроса в суде Руслан Д. говорил, что посещал собрания и вступил в «Новое величие», потому что у него есть хобби: «ходить по собраниям разных организаций» и «коллекционировать некоторые виды людей».

После того как свидетель сделал свое «секретное дело», вместе с заявлением он передал в полицию переписку участников «Нового величия» в чате Telegram. Как указывает защита, указанные файлы представляют собой компоновку содержания чата с внесенными в него изменениями, все записи, совершенные от имени подсудимых, содержат не только их никнеймы, но и их настоящие имена, фамилии и даты рождения. В оригинальной версии чата такие данные невозможно прочесть.

Как стало известно в суде, Руслан Д. поручил третьему лицу — «нашел на сайте «Авито» — сделать копию и выгрузку сообщений из переписки участников «Нового величия» и сам же проговорился, что это третье лицо внесло в чат изменения. Причем неизвестно, кто и в какой момент вносил эти изменения.

Примечательно, что в чате участники рассуждали, как им себя обезопасить, чтобы к ним не внедрился какой-нибудь «эшник». По иронии судьбы, именно эта переписка оказалась в руках «провокатора», а в чате действительно «сидели» оперативники из Центра по противодействию экстремизму. Как минимум двое — Максим Расторгуев и Юрий Испанцев. Они рассказывали в суде, что были внедрены в группу по заданию органов еще до возбуждения уголовного дела.

В ходе следствия стало известно, что офис на «Братиславской» был напичкан скрытыми видеокамерами и микрофонами.
В частности, Расторгуев в своих показаниях на следствии свидетельствовал, что участие в сообществе Руслана Д. — часть оперативно-разыскного мероприятия — «оперативное внедрение». Получается, что правоохранители заранее знали об этих собраниях.

Впрочем, Испанцев настаивал, что проверкой оперативной информации он не занимался и участвовал непосредственно как «субъект оперативного внедрения». «Я сотрудник, который был внедрен. Решение о моем участии было принято не мной. Я лишь исполнитель», — объяснял Испанцев.

При этом оперативники в суде подтвердили, что скрытую запись вели в рамках ОРМ. Они оговорились, что за участниками «Нового величия» началась слежка в декабре 2017 года, но в материалах отсутствуют записи за тот месяц.

Фигуранты дела считают, что наличие видеозаписей за тот период может дискредитировать Руслана Д.
Во-первых, он приходил на встречи с рюкзаком и доставал оттуда написанный им устав движения.
Во-вторых, предлагал участникам провокационные вещи: купить взрывчатку и оружие.
Как выяснили адвокаты осужденных, Руслан Д. раскрыл себя, когда переводил деньги за аренду помещения на «Братиславской». По сведениям защиты, секретный свидетель пользовался паспортом на имя Руслана Данилова, и этот документ он использовал для прикрытия. Существовал негласный план, что после того, как он обратится в полицию с заявлением, его данные будут засекречены. Но случился промах — транзакции были совершены с банковской карты на имя Родиона Зелинского. Тогда он и раскрыл свое реальное имя, считают адвокаты.

В суде это подтвердила свидетельница Юлия Куницина, которая сдавала помещение для собраний, она представила суду выписки из Сбербанка. По ее словам, в декабре 2017 года Руслан связался с ней и предложил встретиться.

Он показал ей журналистское удостоверение, объяснив, что ему нужно помещение, чтобы «создать какой-то журнал, и для этого им нужно тихое место».
Причем сумма аренды, которую платил Данилов, значительно превышала собираемый размер так называемых «членских взносов» «Нового величия». Вместе с этим он пользовался помещением не только в дату проведения собраний, но и в иные дни. Что он там делал и с кем там находился? Откуда у него были деньги на аренду? В этих вопросах суд не стал разбираться, как и не обратил внимания на тот факт, что на свидетеля Куницину оказывали давление сотрудники спецслужб, которые просили ее не рассказывать следователю и судье, кто оплачивал аренду офиса и каким образом ей поступали денежные средства.

 

Опубликовано: 22 ноября 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}