Страна Р Андрей Гусельников ura.news

Зачем экс-духовник Поклонской строит храм с 25-этажный дом?

«Это форпост, чтобы крестить русских и китайцев». Репортаж из обители, где изгоняют бесов.

«Суперхрам» под Екатеринбургом высотой 77 метров на устах у всех горожан. Один из самых больших в России храмов, Святой Софии, собрался строить схиигумен Сергий — личность еще более интересная, чем его задумка. Сергий — духовник многих российских VIP, в том числе ранее наставлял депутата Госдумы Наталью Поклонскую. Впервые он дал интервью светскому СМИ — «URA.RU» — на месте будущего собора. Зачем ему храм на 37 тысяч человек и в чем секрет могущества самого харизматичного уральского старца?

Среднеуральский женский монастырь под Екатеринбургом «Спорительница хлебов» — культовое место: сюда едут люди со всей страны. Кто-то — за утешением, кто-то — за исцелением от недугов, но все — пообщаться с отцом Сергием (Романовым), которого считают своим духовным отцом многие политики и бизнесмены (например, его духовным чадом называли депутата Госдумы Наталью Поклонскую).

Как правило, журналистов в монастыре не жалуют: сестры встречают радушно, но отказываются общаться на камеру, а сам отец Сергий почти никогда не дает интервью. Однако для «URA.RU» старец сделал исключение. Схиигумен подтвердил намерение построить собор, который за масштабы уже окрестили «суперхрамом». «Когда праздники, мы в наши храмы уже не вмещаемся, — объяснил старец. — На Крещение у нас в купель окунулось 1800 человек, 1150 — причастились. Так что это воля народа».

«Народная стройка»

Отец Сергий припомнил историю, как дед Сергея Носова (экс-мэра Нижнего Тагила, ныне — губернатора Магаданской области, строивший в годы войны Магнитогорский металлургический комбинат сообщил Сталину, что народ просит построить церковь. «Все испугались, что его сошлют, но Сталин сказал: «Раз народ просит — стройте!» — пересказал Сергий.

«Вождя народов» отец Сергий сравнил с князем Дмитрием Донским, который с молитвенной поддержкой чудотворца Сергия Радонежского одержал победу над татаро-монголами в Куликовской битве.

«Сталин тоже победил „Челубея“ в образе Гитлера, и пусть Китай не забывает, что с Божьей помощью они освобождены русскими от японского вторжения, — заявил старец. — Наш храм — это форпост, чтобы крестить 37 тысяч русских и китайцев».

Прокомментировал отец Сергий и появившуюся в прессе вслед за эскизами храма информацию о том, что он будет строиться на фермерской земле (ранее СМИ не раз писали о конфликте монахов с соседом-фермером Сергеем Крековым). «Мы будем строить не на землях сельхозназначения, а рядом с домом Крекова, — заявил схиигумен, сообщив, что земельный участок уже выкуплен.

— Мы нашли компромисс — заплатили ему. Конечно, не 240 миллионов рублей [как он просил], сумма разумная, но он доволен».

Называть стоимость и спонсоров проекта строительства храма Святой Софии схиигумен не стал, отметив лишь, что, в отличие от храма Святой Екатерины в Екатеринбурге, где есть два основных инвестора (уральские медные предприниматели Андрей Козицын и Игорь Алтушкин), здесь собирать на храм будут с «миру по нитке — так же, как строился весь монастырь».

«Разве не счастье, что на земле уральской будет самый могучий храм? — говорит отец Сергий. — Здесь у нас, на границе Европы и Азии — духовная граница. Другие называют нас „город бесов“, но я так не считаю. Люди у нас красивые, мужественные, замечательные. Если будет народ и будет молитва, то и храм будет».

Государство в государстве

С благословения отца Сергия сестры провели «URA.RU» экскурсию по монастырю. Как и многие другие обители, «Спорительница хлебов» — целый микрогород: помимо храмов и жилых корпусов для монахов и послушниц, есть своя лечебница (в основном, для онкобольных), банно-прачечный комплекс, сельскохозяйственная ферма и даже школа. Отопление — от газовой котельной: все здания соединены друг с другом трубами теплотрассы. «Раньше топили дровами — уходили вагоны дров», — вспоминает настоятельница монастыря игуменья Варвара.

В монастырской школе сегодня 57 учеников, большая часть — дети тех, кто приехал в монастырь и остался, но есть и те, кого возят на занятия каждый день из города. Обучение православным канонам перемешано с общеобразовательными предметами. Юридически все оформляется как «семейное обучение» (закон об образовании допускает такую форму) — по факту это почти индивидуальное образование. Результат соответствующий: выпускники школы успешно поступают в вузы.

«Конечно, многие идут по пути богословия, но есть и те, кто поступил в другие вузы — в юридический, несколько человек — в медицинский», — говорит сестра-близнец игуменьи Варвары матушка Нина. Кроме обычной школы, есть и музыкальная. «Фортепиано, клавесин, скрипка, виолончель, аккордеон, баян, гусли, — перечисляет монахиня инструменты, игре на которых обучают в монастыре. — Особо одаренных детей возим на занятия в музыкальную школу в Среднеуральск».

За школами и баней — спуск к водоему, в Крещение это самое популярное место в монастыре: на пруду сделана прорубь, окруженная ледяными фигурами с подсветкой. Перед иорданью стоит армейская палатка, внутри — теплопушка, а снежный пол устлан сеном, поэтому переодеваться очень комфортно.

В разгар праздников возле палатки дежурили сотрудники МЧС и карета скорой помощи — теперь же за порядком следят сами монастырские: один из послушников стоят на «шлагбауме» к проруби — следит, чтобы мужчины и женщины не оказались в палатке одновременно (чаще всего в купель окунаются нагишом. На следующий год решено делать две отдельных иордани — для мужчин и женщин.

После купания всех отводят пить чай: женщин — в баню, мужчин — в гостевой домик, где обычно с живущими в обители встречаются их родные (здесь же любят бывать монастырские подростки, устраивая посиделки с гитарой). За чашкой чая монахини Варвара и Нина вспоминают, как окунались в иордань в первый год существования монастыря. «Мороз тогда был 32 градуса, — говорит матушка Нина. — После нас ждала теплая баня, но до нее еще нужно было добежать!»

Монастырь начинали строить в 2002 году как подворье монастыря на Ганиной Яме. «Была избушка, которая закрывалась на скрипучую щеколду, вокруг — лес и тишина, — рассказывает матушка Варвара. — Мы тогда и представить себе не могли, как разрастется монастырь! И нам все не хватает: только построим что-то новое, думаем: „Наконец жилищные проблемы решены!“ — опять уже нет мест. Четырехэтажный корпус стоит — ни одной кровати свободной» (по данным «URA.RU», в монастыре сейчас проживает около 100 человек).

Популярность обители объясняется, в первую очередь, фигурой отца Сергия, вокруг которой ходят легенды. В том числе о его уголовном прошлом, информация о котором всплывала в СМИ.

Матушки говорят, что им всякий раз больно слышать это о «самом близком человеке» — у них абсолютно другой взгляд на батюшку: «Вот ты сейчас окунулся — совсем другое настроение, улыбаться начал. Так и душа человека очищается через покаяние. Что бы там про отца Сергия ни говорили, мы видим, какой он сейчас и что он делает. И что его молитвами и его трудами создано».

Особенно старец прославился, когда несколько лет назад в интернет попало видео, как он проводит обряды по изгнанию бесов. По словам знающих людей, несмотря на кажущуюся «театральность» происходящего (бесноватые люди часто орут не своим голосом, могут материться или даже издавать звуки животных), все это абсолютно реально. По данным «URA.RU» в кругах священников, отец Сергий — один из немногих, если не единственный, кому в Екатеринбургской епархии дано неформальное разрешение проводить «отчитки» (такие обряды).

Посетители монастыря, бывавшие у отца Сергия, рассказывают, что он умеет видеть «насквозь» (первое, что испытывает визитер — его пронзающий взгляд). Наставления старца часто далеки от традиционных советов православных попов (например, могут касаться интимной жизни).

Многие прихожане верят в его целительную силу: в «Спорительницу хлебов» со всех концов страны едут онкобольные, на которых врачи махнули рукой (поэтому целый этаж центрального корпуса монастыря — это лечебница). Некоторые в монастыре вдруг излечиваются от болезни.

«Я думала, умру на могиле внучки — почему мне так хорошо?»

«У меня был рак головного мозга, на снимке врачи увидели метастазы и предложили сделать трепанацию черепа, — рассказала „URA.RU“ монахиня Алексея, заведующая библиотекой монастыря. — Батюшка сказал: „Нет, иди к Всецарице (икона с Афона), скажи, что ты мне нужна живая и здоровая“. Я к ней обратилась, сказала это, как могла, по-детски. Через какое-то время сделали повторный снимок — а там ничего нет! Через год даже рубцы стали сглаживаться».

Правда, чудесное излечение наступает не всегда: за храмом «Спорительница хлебов» раскинулись целое кладбище, большая часть могил — онкобольные. Но, что поразительно, лица умерших людей на фотографиях очень светлые! «Вот схиимонахиня Анна Сарсьянова — пела у нас на клиросе, — рассказывает матушка Нина. — У нее был рак мозга, который вышел на лоб и глаз. Хоронили ее на Пасху в такой радости и благодати! Когда бабушка ее приехала, спросила отца Сергия: „Батюшка, я, наверное, с ума сошла! Это моя любимая внучка, я думала, что умру на могиле, почему мне так хорошо?“ Он ответил, что это лишь часть радости, которую чувствовал весь монастырь».

Кроме тяжелобольных, в обитель часто приезжают люди в трудной жизненной ситуации. Некоторые истории — сюжеты для кино.

«Однажды женщина оставила у нас сына с запиской: «Отец Сергий, примите, вы для него сделаете больше, чем я смогу сделать». А ребенку сказала: «Я приеду, когда выпадет первый снег» — рассказывает матушка Нина. — Вызвали полицию, оформили опеку. Мальчонка живет сейчас у нас — такой хороший стал! Знаете, какой был его первый вопрос, когда его нашли? «Когда выпадет первый снег?» Эта история еще не закончилась, но все, слава Богу, налаживается: мама уже несколько раз к нему приезжала». По мнению сестер, возможно, именно в этом секрет «популярности» монастыря: здесь готовы принять любого человека в любых обстоятельствах. «Батюшка говорит: никогда нельзя отвергать того, кто к тебе пришел, — говорит матушка. — Вдруг это Бог послал ангела?»

Правда, чем больше растет популярность схиигумена, тем сложнее становится увидеть его и пообщаться с ним. В дни церковных праздников, чтобы получить минутное уединение, придется отстоять многочасовую очередь в огромной толпе. И даже это — не гарантия, что общение состоится: некоторых посетителей (например, раздраженных очередью баб) он легко может прогнать, сказав: «Ты еще не готова». В последние годы отца Сергия охраняют, а во время больших служб перед старцем, принимающим прихожан, сидя на низкой скамеечке, выстраивается шеренга монахов, обнявшихся за плечи.

Порой матушки с ностальгией вспоминают о том, как спокойно и уединено было в первые годы. Но не ропщут, говоря, что насыщенная жизнь и поток посетителей сейчас — тоже монашеский долг (для монахов, нуждающихся в уединении, есть отдаленные скиты и ночь для молитвы). «Мы молимся и за патриархов, и за власть и за воинство, и за священноначалие, за владыку Кирилла, за всех благодетелей, за всех ненавидящих и обидящих — за любого человека, за людей всех национальности, — говорит матушка Варвара. — И это зажигает любовь в сердцах других: если люди приходят, значит, они чувствуют эту молитву». Учитывая, сколько всего уже есть в монастыре, сестры уверены, что и «суперхрам» обязательно будет построен.

Правда, чем больше растет популярность схиигумена, тем сложнее становится увидеть его и пообщаться с ним. В дни церковных праздников, чтобы получить минутное уединение, придется отстоять многочасовую очередь в огромной толпе. И даже это — не гарантия, что общение состоится: некоторых посетителей (например, раздраженных очередью баб) он легко может прогнать, сказав: «Ты еще не готова». В последние годы отца Сергия охраняют, а во время больших служб перед старцем, принимающим прихожан, сидя на низкой скамеечке, выстраивается шеренга монахов, обнявшихся за плечи.

Порой матушки с ностальгией вспоминают о том, как спокойно и уединено было в первые годы. Но не ропщут, говоря, что насыщенная жизнь и поток посетителей сейчас — тоже монашеский долг (для монахов, нуждающихся в уединении, есть отдаленные скиты и ночь для молитвы). «Мы молимся и за патриархов, и за власть и за воинство, и за священноначалие, за владыку Кирилла, за всех благодетелей, за всех ненавидящих и обидящих — за любого человека, за людей всех национальности, — говорит матушка Варвара. — И это зажигает любовь в сердцах других: если люди приходят, значит, они чувствуют эту молитву». Учитывая, сколько всего уже есть в монастыре, сестры уверены, что и «суперхрам» обязательно будет построен.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}