Страна Р Дмитрий Дризе kommersant.ru

«Не исключено, что в Кремль начнут со всех концов писать»

Дмитрий Дризе — о ситуации вокруг семьи Перчиковых.

Конфликт вокруг письма псковской школьницы Владимиру Путину набирает обороты. В конце прошлого года 12-летняя Тася Перчикова из деревни Томсино Псковской области пожаловалась главе государства на тяжелую жизнь. С тех пор девочка и ее мама оказались в центре внимания прессы, общественности и региональных властей. В последние дни стали поступать сообщения о травле семьи со стороны односельчан. Местные власти, Следственный комитет и сами жители все претензии отвергают. Политический обозреватель «Коммерсантъ FM» Дмитрий Дризе считает происходящее отражением современных реалий.

В конце прошлого года 12-летняя Тася Перчикова из деревни Томсино Псковской области втайне от мамы написала письмо Владимиру Путину. Девочка пожаловалась президенту на тяжелые условия жизни: мать работает в две смены санитаркой, кроме того, приходится заниматься огородом, на который сил не всегда хватает. Тася попросила у главы государства мотоблок и мини-трактор. Из Кремля, как это часто бывает, письмо спустили на местный уровень, и из органов соцзащиты пришел ответ — всем помочь не представляется возможным. Придумали тоже, мини-трактор.

Между тем, историей заинтересовалось «Радио Свобода», в эфире которого вышел сюжет о быте Перчиковых. Материал, как говорится, имел большой общественный резонанс, и в семью стали поступать письма от желающих помочь. Вскоре очнулись и местные власти, которые, правда, лишь частично объяснили, почему же не могут помочь: было сказано, что Тася с мамой в деревне не имеют регистрации — они приехали из Петербурга.

И вот в последние дни появились сообщения, что семью стали травить односельчане. У них свои аргументы, которые кратко можно сформулировать так: Перчиковы пытаются нажиться на якобы своем бедственном положении, а живут они, на самом деле, по местным меркам, вполне себе сносно. И квартира у них в Питере есть, и вроде как у мамы есть гражданский муж, с малым, но доходом.

Здесь можно обратить внимание, что девочка просит ни больше ни меньше мотоблок и мини-трактор. Может быть, у каждого своя правда. Но если говорить в целом, то история очень показательная.

В ней, как в зеркале, отражается вся российская действительность, вернее, вся ее ущербность.
В людей вселили уверенность, что счастье и справедливость есть — нужно только написать в Кремль, и проблемы решатся. Если не поможет высшая российская власть, значит, можно обращаться к оппозиционным политикам или за границу, попробовать с этой стороны зайти, сыграть на противоречиях.

Но главный вопрос — а где закон на местах? Есть какая-нибудь власть в деревне Томсино? Мы, конечно, знаем, что на самом верху признаются — чиновники черствые, на них нет надежды. В деревне Томсино было бы сильное, а главное — неравнодушное местное самоуправление, если бы руководителей избирали сами жители. В таком случае это были бы не присланные чиновники, и все могло по-другому выйти. Да ладно, самоуправление… Хотя был бы адресат там, в области, кто бы мог помочь, ответственный руководитель. Он бы мог, например, разобраться и уладить конфликт.

Но это утопия, нет таких. Есть суровая реальность: девочка с мамой в деревне не прописаны, значит, пусть в Питере ими и занимаются. Но с другой стороны, есть и положительный результат — не исключено, что в Кремль начнут со всех концов писать. Может, тогда что-то и сдвинется с мертвой точки. Пусть хоть такой механизм решения проблем у граждан остается.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}