Страна Р Дмитрий Моргулес 74.ru

Свой/чужой Дубровский: журналист Дмитрий Моргулес — об итоговой пресс-конференции губернатора

Журналист Дмитрий Моргулес, написавший в команде 74.ru резонансное расследование о бизнесе семьи губернатора Бориса Дубровского, сегодня, 31 октября, внимательно следил за пресс-конференцией главы региона. После этого он сформулировал неожиданную позицию.

— Непосредственно наблюдать за сегодняшней пресс-конференцией губернатора, не находясь в цеху «Высота-239» Челябинского трубопрокатного завода, было невозможно — никакого, как раньше, прямого эфира на ОТВ, никаких прямых трансляций в соцсетях. Только более или менее скупые текстовые расшифровки на сайтах (на момент написания этой колонки не было полной расшифровки события даже на официальном сайте губернатора).

Не уверен, что Борису Дубровскому нужен прямой эфир, чтобы достучаться до сердец жителей региона. И потому, что в 10 утра (время, когда началась пресс-конференция) они в основном или работают, или учатся. И потому, что за те 4,5 года, что Борис Александрович руководит областью (это дольше, чем, например, Михаил Юревич), то или иное отношение к нему, в общем, сформировалось.

Впрочем, сформировалось ли? Мое личное отношение к главе региона менялось за эти четыре с лишним года не раз. И не скажу, что оно «устаканилось» окончательно. Ведь на деле все гораздо многозначнее. И как у каждого руководителя, тем более серьезного уровня, у Бориса Александровича есть и свои плюсы, и свои минусы. Во многом одни вытекают из вторых, и наоборот.

На самом деле за время правления Дубровского в области много чего сделано. Врачам и пациентам не грех сказать спасибо и за новую онкополиклинику в Челябинске (в нашем крайне «онкологичном» регионе штука очень нужная), и за новый перинатальный центр (пусть и построенный не без скандала), и за реконструкцию лечебного корпуса областной детской клинической больницы, и за новый корпус поликлиники взрослой областной больницы.

 А еще открыто 47 новых детсадов и построено пять новых школ. А еще — отремонтировано 76 учреждений культуры. А еще — почти полтысячи спортивных объектов в области построено. А еще — «Трактор» взял бронзу (пусть во многом и вопреки уровню собственного менеджмента)…

Это я даже экономики не касаюсь, всяких там увеличения ВРП (валовый региональный продукт. — Прим. ред.) на четверть, расшивки многомиллиардных коммерческих долгов областного бюджета и прочих радостей.

Можете верить официальной статистике, можете не верить, но кое-что в области действительно сделано. И это при том, что времена в экономическом плане по всей стране, мягко говоря, не лучшие.

И планов — громадье. Серьезных, стратегических. И на самом деле правильных. И саммиты с их стройками, и высокоскоростная магистраль, и кластеры там всякие, и стратегия до 2035 года… Все правильно.

Но почему же тогда Борис Дубровский, выигравший предыдущие выборы с результатом в 86 процентов голосов (при явке в 42 процента), всего за четыре года стал настолько непопулярен, что вытаскивать его из беды пригласили сразу несколько команд политтехнологов? Почему болельщики «Трактора» на матчах освистывали человека, при котором команда взяла медали и который, не будучи хоккейным фанатом, сполна обеспечивает клуб финансами? Почему его так и не поняли и, кажется, не очень приняли в Челябинске?

Мне видятся три причины.

Во-первых, многое из того, что делается и сделано, просто не так уж и наглядно для рядового обывателя. И не очень популярно. Онкополиклиника, перинатальный центр — это не только спасенные жизни, но и мысли обывателя о плохом, о болезни, о смерти. А про какие-то там далекие долги областного бюджета рядовой челябинец со своими потребкредитами и ипотеками вовсе не вспомнит.

Отдельная ситуация с «Трактором», просто потому, что Челябинск с Магнитогорском в хоккейном плане хуже кошки с собакой. Тем более что и полностью «магнитогорское» руководство клуба дает повод за поводом лишний раз про это вспомнить.

Во-вторых, на каждый плюс в работе Дубровского найдется какой-нибудь минус. И не стратегический (кто сейчас помнит про провал создания «станкостроительного кластера» в Троицке или работу логистического центра в Южноуральске), а именно бытовой, наглядный для обывателя.

Все немалые на деле усилия в части решения экологических проблем идут «коту под хвост» (цитата Б. Дубровского) то из-за НМУ, то из-за мусорного коллапса с крысами. А ремонт дорог разбивается о халтуру дорожников — то незакрытые люки забудут огородить, то перекресток в центре города раскопают и забудут про объект.

И так далее. То школу к 1 сентября в Сосновском районе не сдадут, то ремонт или реконструкцию какого-нибудь заброшенного парка в Челябинске проведут так, что разрекламированный было прудик возьмет да и обмелеет почти сразу после открытия.

И пока «космические корабли» стратегических планов бороздят просторы «Стратегии-2035», обычные люди хотят жить здесь и сейчас. И лучше бы без крыс на мусорках...

Сведения о бизнесе семьи тоже народной любви не добавляют. Все понимают, что в современной России у всех больших начальников почему-то оказываются очень талантливые в плане экономики родственники — такая практика сложилась. Но тогда чем Дубровский отличается от того же Юревича? У того, с 1999 года тоже как бы не имевшего отношения к «Макфе» и прочему, все акции на папе-маме.

Ну и третье. Те из вас, читатели, кто работает на крупных заводах и предприятиях, прежде всего на рядовых должностях, ответьте честно: а вам нравится ваш директор? Вы его любите или хотя бы уважаете? Выбрали бы, если бы выбирали?

Понимаете, какая штука. Директор — это не для любви, а для работы. Его дело — задачи решать. При необходимости — не считаясь с мнением рабочих. Борис Дубровский после 4,5 лет губернаторства на деле так и остался директором. Хорошим вроде бы директором. Но — нелюбимым. Чужим. Как это скажется на будущих выборах — покажет будущая осень.

 

 

 

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}