Страна Р Булат Поройков versia.ru

Сеанс «чёрной магии»

Компании Василия Лабзина устроили уголовное представление, чтобы оспорить неотвратимые долги.

В настоящее время идёт судебная тяжба между предпринимателем Сергеем Колесниковым и предприятиями группы компаний Василия Лабзина, которые производят детское питание под брендом «Бабушкино лукошко». Однако компании платить не хотят. Возбуждены уголовные дела, собственник и компании в его группе воюют против директоров. На что готовы участники, чтобы отказаться от долга более чем в 500 млн рублей?

По данным СМИ, Колесников приобрёл векселя, выданные по расчётам внутри предприятий группы, и предъявил их к оплате. По этим векселям ООО «Торговый Дом Слащёва», входящее в группу «Сивма», задолжало около 550 млн рублей другой компании холдинга – ОАО «Завод детского питания «Фаустово». Авалистом, то есть поручителем, выступило ООО «СТК-С», также входящее в группу «Сивма». Единственным владельцем этой группы компаний является Василий Лабзин.

Решил изобразить из себя Воланда

Казалось бы, векселя предъявлены и вариантов уклониться от оплаты у Лабзина нет. Но он наверняка читал «Мастера и Маргариту» и решил изобразить из себя Воланда. Складывается впечатление, что Лабзин затеял целый спектакль, чтобы превратить векселя в пустые бумажки. «Сеанс чёрной магии» в его исполнении выглядит следующим образом.

Используя свои давние связи в правоохранительных органах, Лабзин добился возбуждения уголовного дела по факту покушения на особо крупное мошенничество (ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ). Дело возбуждено УВД по Центральному округу Москвы в ноябре 2017 года на основании заявления руководства ГК «Сивма». В заявлении утверждается, что векселя от Торгового Дома Слащёва заводу детского питания «Фаустово» не передавались и задолженности вообще не существовало. Векселя якобы подделали бывшие сотрудники Василия Лабзина, чтобы компенсировать неполученные «золотые парашюты». Дело возбуждено в отношении «неустановленной группы лиц». Эта формулировка означает, что улик, позволяющих привлечь к ответственности кого-то персонально, в распоряжении следователей нет. Бывшие сотрудники компаний Лабзина, которые обвиняются в подделке векселей, Александр Поленякин, Владислав Тарасьян и Сергей Ставский, проходят по делу в качестве свидетелей.

 Следует отметить, что ОЭБиПК УМВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве уже проводило проверки по заявлениям генерального директора ООО «Торговый Дом Слащёва» Вячеслава Краснова и генерального директора ООО «СТК-С» Владимира Кечина на предмет подделки векселей и неоднократно отказывало в возбуждении уголовного дела. Только спустя полгода после заявлений Краснова и Кечина, похоже, когда в дело вступил сам Василий Лабзин, уголовное дело было всё же возбуждено. Этот факт не может не наводить на размышления о коррупционной составляющей решения правоохранителей завести уголовное дело.

В реальности обстоятельства выпуска векселей выглядели примерно следующим образом. Основные активы группы компаний «Сивма» находятся в собственности ООО «СТК-С», поэтому компания часто выступала поручителем и обеспечивала выполнение обязательств других компаний холдинга перед контрагентами.

В 2009 году между ООО «Торговый Дом Слащёва», реализующим детское питание под брендом «Бабушкино лукошко», и ОАО «Завод детского питания «Фаустово», производителем данной продукции, был заключён договор, по условиям которого завод поставил торговому дому продукцию на сумму около 574 млн рублей. Однако плата за отгруженный товар произведена не была. Поскольку всё происходило между компаниями внутри одного холдинга, то Василий Лабзин, судя по всему, принял решение о выпуске Торговым Домом Слащёва 10 простых векселей. С тем расчётом, что ОАО «Завод детского питания «Фаустово» продаст эти векселя и получит живые деньги. Похоже, что смысл схемы Лабзина был простой: чтобы не оплачивать долги торгового дома из своего кармана, переложить все заботы на руководство завода, предложив ему векселя. Выпуск векселей также позволил уйти от налогов. Оборотные средства остались на балансе Торгового Дома Слащёва.

Но затевалась вся эта схема не для развития и расширения производства, а скорее всего в интересах самого Лабзина: он решил купить квартиру в Монако, присмотрел вариант за 2,7 млн евро и взял кредит у Торгового Дома Слащёва на эту сумму (эквивалент в рублях по тогдашнему курсу). Похоже, одним махом государство недополучило крупную сумму налогов, Лабзин обзавёлся недвижимостью в Монако, а долги повисли на предприятиях группы «Сивма».

Обременять своими долгами собственных подчинённых, а потом отказываться от долгов – судя по всему, это приём, который Лабзин использовал не только в этом случае. В такую же ловушку попал директор фирмы «Фототехника», в которой человек с фамилией Лабзин тоже является учредителем. По его указанию директор осуществлял оптимизацию налоговых платежей, но налоговая инспекция вскрыла схемы, которые для этого использовались, и подала иск в суд. Аргументы налоговиков убедили судей, и сейчас директор «Фототехники» несёт материальную ответственность за долги господина Лабзина.

Никакой магии – обычный фокус

Отработанная технология обводить вокруг пальца своих директоров, а потом увольнять их под предлогом «утраты доверия», по-видимому, лежала в основе замысла с выпуском векселей Торговым Домом Слащёва. Выпуск векселей сопровождался всеми необходимыми процедурами. 10 июня 2013 года было проведено общее собрание ООО «Торговый Дом Слащёва», на котором присутствовал и тогдашний директор торгового дома Сергей Ставский. 5 июля 2013 года между Торговым Домом Слащёва и заводом детского питания «Фаустово» был заключён договор купли-продажи 10 простых векселей. Сумма каждого векселя составляла примерно 52 млн рублей. Выпуск векселей и их дальнейший оборот были отражены в бухгалтерии холдинга. В 2015 году, судя по всему, именно Лабзин поручил генеральному директору ООО «СТК-С» проставить авали (поручительства) на векселях. Аналогичные поручения Лабзин давал Ставскому неоднократно, и это считалось в холдинге обычной практикой.

Однако после того как 2 марта 2017 года завод детского питания «Фаустово» продал векселя предпринимателю Сергею Колесникову, который предъявил их к оплате, со стороны Лабзина начался «сеанс чёрной магии». Как говорилось выше, он добился возбуждения уголовного дела по обвинению своих директоров в подделке векселей. Лабзин отрицает, что давал поручение выпускать векселя. Якобы само их существование стало для него открытием.

То, что Воланд называл «сеансом чёрной магии», является обычным фокусом, который умеют демонстрировать многие иллюзионисты. Ничего мистического в превращении денег в фантики нет. Если знать механику фокуса, то всё устроено очень просто. Сейчас мы рассмотрим механику фокуса Василия Лабзина подробнее.

Иллюзионист и его ассистенты

У любого иллюзиониста есть ассистенты, которые проводят все скрытые от публики манипуляции. А задача фокусника состоит в том, чтобы отвлекать аудиторию и преподносить скрытую работу своих помощников как «чудо».

Лабзин не мог бы отрицать очевидное, если бы не заручился поддержкой Сергея Ставского. Это весьма примечательный персонаж. Авали на векселях в качестве генерального директора ООО «СТК-С» проставлял именно Ставский. Впоследствии Лабзин уволил Ставского, и он написал на своего бывшего работодателя заявление в правоохранительные органы, в котором подробно изложил, какие схемы ухода от налогов используются в холдинге Лабзина.

Вкратце схема выглядит примерно следующим образом. Сырьё и упаковочные материалы для детского питания закупаются у фирм-однодневок по завышенным ценам. «Дельта» обналичивается в доллары и евро. Лабзин много времени проводит во Франции, где владеет двумя виллами. Для перевоза валюты через границу он якобы использует в качестве курьеров своих сотрудников. Похоже, что Лабзин настолько скуп, что не использует даже офшорные схемы, поскольку это влечёт дополнительные расходы.

Сергей Ставский в отместку за увольнение заложил своего бывшего работодателя. Но Лабзин не зря кичится связями в правоохранительных органах. Никаких серьёзных последствий для него это заявление не имело.

При рассмотрении Хамовническим судом Москвы иска Сергея Колесникова к ООО «Торговый Дом Слащёва» и ООО «СТК-С» по поводу вексельного долга были заслушаны показания свидетелей, в том числе и Сергея Ставского, который, по всей видимости, сначала подтвердил, что проставил авали. Однако в один прекрасный день он изменил свои показания на противоположные, заняв сторону Лабзина. Ставский теперь заявляет примерно то, что ему подсунули векселя для проставления авалей, воспользовавшись его легковерностью и недостаточным образованием, обманным путём. При этом он не поясняет, каким образом исполнял функции директора в компаниях Лабзина, если не обладает необходимой квалификацией и образованием для работы на руководящих должностях. Также Ставский настаивает, что проставил авали не в 2015 году, а задним числом в 2017 году под давлением бывших директоров компаний Лабзина.

На основании новых показаний Ставского была проведена судебная технико-криминалистическая экспертиза, которая подтвердила подлинность векселей, печатей и подписей на них. Судя по всему, заявления Ставского не подтвердились.

Вместо эпилога

Лабзин использует все доступные ему средства для оказания влияния на судей и на свидетелей. По-видимому, он распорядился «зачистить» все следы в бухгалтерии холдинга, указывающие на выпуск векселей, чтобы использовать это как доказательство в суде. Помощь Ставского Лабзину небезвозмездная. Есть информация, что нужные показания в суде могли обойтись Лабзину в 500 тыс. рублей. Но дело даже не в этом, а в откровенной абсурдности новых показаний Сергея Ставского. Многолетний директор компаний Лабзина изображает из себя несмышлёныша и наивную жертву коварных недоброжелателей своего шефа. При этом никаких доказательств давления на Ставского и утверждения, что авали им проставлены в 2017-м, а не в 2015 году, кроме показаний самого Ставского, нет. А он, похоже, умеет менять показания на прямо противоположные, в чём уже убедились судьи Хамовнического суда. Однако странным образом судьи верят новым свидетельствам Ставского. Это вызывает вопросы.

Как опытный фокусник, Василий Лабзин сопровождает всю комбинацию пиар-компанией в СМИ, скорее всего чтобы отвлечь внимание от реального положения вещей и подсунуть аудитории свою версию. В публикациях настойчиво акцентируется, что Сергей Колесников – гражданин Украины. Этот факт не имеет никакого значения с юридической точки зрения. Но Лабзин и его консультанты пытаются оседлать антиукраинскую волну и представить себя «патриотами», которые едва не стали жертвой «бандеровцев». В этих публикациях также хватает измышлений и передёргивания фактов, которые переворачивают всю историю с ног на голову.

Расчёт Лабзина понятен. Использование связей в правоохранительных органах, чуть ли не давление и подкуп одного из свидетелей, отвлекающая кампания в СМИ – наверное, это всё, на что Лабзин может надеяться. Однако, как известно, разоблачённый фокус теряет своё «магическое» влияние на публику. И «сеанс чёрной магии» обернётся против самого Василия Лабзина, деятельность которого нуждается в более пристальном внимании со стороны налоговых и правоохранительных органов.

 

 

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}