Страна Р

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ЛИДЕРЫ В СЕНТЯБРЕ 2004 ГОДА

<br>Центр политических технологий провел свой 23-й экспертный опрос, посвященный оценке влияния российских региональных лидеров по состоянию на сентябрь 2004 г. <br>

За прошедшие два месяца произошло значительное снижение уровня губернаторского влияния, в особенности - на федеральном уровне. Общий рейтинг губернаторского влияния снизился до 3,39 баллов. Влияние губернаторов на федеральном уровне впервые опустилось ниже "тройки" и составило всего лишь 2,88 баллов. Очевидной причиной таких изменений являются радикальные решения, принятые на федеральном уровне в сентябре и предполагающие отказ от всенародных губернаторских выборов. Как известно, эта идея была высказана президентом страны вскоре после трагедии в Беслане, а в конце сентября соответствующие законопроекты были внесены в Государственную Думу. Предполагается, что губернатор будет избираться региональным законодательным собранием по представлению президента. Учитывая особенности политической ситуации в стране, эксперты единодушно расценивают это как переход к фактическому назначению губернаторов президентом.

Снижение губернаторского влияния связано и с решениями о предстоящей отмене выборов в Государственную Думу по одномандатным округам и переходе на пропорциональную систему. Именно в одномандатных округах губернаторам проще было проводить своих ставленников в российский парламент. Теперь правила игры на федеральных выборах меняются, и губернаторам придется бороться за продвижение своих людей в списки "партии власти" (и, возможно, других партий).

В течение двух месяцев губернаторский корпус столкнулся еще с рядом проблем. В августе завершилось принятие законопроектов, касающихся реформы межбюджетных отношений и связанного с этим распределения полномочий и средств между центром и регионами. Вступили в силу поправки к Бюджетному и Налоговому кодексу. В результате усиливается контроль федерального центра за финансовой политикой в регионах (обязательное казначейское обслуживание региональных бюджетов, введение временной финансовой администрации). Большим ударом по сырьевым регионам стала отмена правила "двух ключей", что приводит к обесцениванию губернаторской должности для крупных компаний. Также регионам не удалось отстоять свои предложения по корректировке социальной реформы и в частности перераспределению льготных категорий граждан в пользу федерального центра. Таким образом, при уменьшении финансовой самостоятельности нагрузка на региональные бюджеты только возрастает.

За прошедший период в нашем списке появились две новые фамилии. Прошли президентские выборы в Чечне, которые, как и ожидалось, закончились победой А.Алханова, на которого сделал ставку Кремль. В то же время эксперты очень скептически оценивают влияние А.Алханова, который занял лишь 81 место. Примечательно, что по влиянию на федеральном уровне А.Алханов был 31-м. Такой разрыв неудивителен. Получив мощную поддержку федерального центра на выборах, А.Алханов в силу множества причин не в состоянии консолидировать чеченское общество. Более того, в отличие от прошлого периода, в ходе предвыборной кампании проявились острые конфликты даже в самой правящей группировке.

Печальным событием стала смерть одного из самых опытных российских губернаторов А.Гужвина (Астраханская область). И.о. губернатора А.Жилкин занял только 86-е место в нашем рейтинге.

Анализ результатов опроса показывает, что ситуация в региональных элитах в свете происходящих изменений стала крайне нестабильной. Так, в общем рейтинге губернаторского влияния на первые позиции впервые и довольно неожиданно вышел кемеровский губернатор А.Тулеев. Привычный и постоянный лидер - М.Шаймиев опустился на третье место, уступив также Р.Абрамовичу. Правда, по уровню влияния на федеральном уровне М.Шаймиев остался на первом месте. Такие изменения могут быть объяснены совершенно новой спецификой отношений между центром и национальными республиками. Республиканские лидеры всегда избирались народом: центр никогда их не назначал, даже при "раннем" Б.Ельцине. М.Шаймиев избрался на пост президента республики первым - еще в июне 1991 г. Отмена всенародных выборов глав республик - это серьезный удар по сформировавшимся там правящим элитам и определенный риск того, что центр сделает ставку на другие группы. В целом отмена выборов чревата наибольшими проявлениями политической нестабильности именно в республиках.

Изменения на уровне 4-6-го мест также объясняются не столько ростом влияния одних лидеров, сколько снижением влияния других. По этой причине на четвертое место вышел Ю.Лужков, потеснив Е.Строева и А.Ткачева. Хотя ситуация вокруг Ю.Лужкова оставалась неустойчивой: реформа межбюджетных отношений привела к окончательной отмене субвенций за исполнение столичных функций, а городской строительный бизнес столкнулся с большими неприятностями, инициированными в Министерстве природных ресурсов. Но в то же самое время произошло заметное снижение влияния А.Ткачева - впервые после непрерывного подъема краснодарского губернатора в нашей рейтинговой таблице. Неблагоприятные изменения эксперты связывают с громким скандалом в Краснодаре, где губернатор и его окружение начали атаку на мэрию и городскую думу. В то время как смена власти в Новороссийске и Сочи прошла относительно гладко и была записана в "плюс" А.Ткачеву в контексте усиления его политического влияния, провести столь же ловкую кадровую ротацию в Краснодаре губернатор не смог. И хотя власть в городе скорее всего сменится, основы политической стабильности в Краснодарском крае (и в том числе прежний пакт о ненападении между губернатором и мэром) подорваны.

Состав первой десятки остался неизменным, хотя внутренние перестановки оказались существенными и заслуживают внимания. Некоторое снижение влияния А.Хлопонина, по мнению экспертов, объясняется тем, что он не вполне вписывается в формат новой путинской вертикали. Очевидно, что губернаторы, тесно связанные с теми или иными крупными компаниями, станут теперь объектом самого пристального внимания со стороны Кремля. По уровню влияния на федеральном уровне А.Хлопонин опустился на шестое место, тогда как ранее был вторым. Также эксперты обращают внимание на тот факт, что спикером законодательного собрания Красноярского края является А.Усс, бывший главный соперник А.Хлопонина на губернаторских выборах (хотя и растерявший часть свого влияния за последние годы).

Важные изменения произошли во второй десятке. Из ее состава выбыл, да еще и с катастрофическим снижением рейтинга влияния, президент Северной Осетии А.Дзасохов. По общему мнению экспертов А.Дзасохов не смог проявить себя во время бесланских событий, и в республике усилилось движение за его отставку. Поведение А.Дзасохова в этот период выглядело слишком противоречивым, больше напоминая метания. Хотя, как справедливо отмечают некоторые эксперты, колебания А.Дзасохова во многом объяснялись противоречивыми сигналами, исходившими из Кремля.

Вышел из второй десятки и президент Башкортостана М.Рахимов. Причины этого события связаны с поистине революционным изменением правил игры в отношениях между центром и национальными республиками. Переход к фактическому назначению может стать удобным поводом для очередной кампании политического давления на республиканские элиты, а Башкортостан привлекает особый интерес федеральных групп.

Не удержался во второй десятке тюменский губернатор С.Собянин. Однако снижение его рейтинга было не столь значительным. Да и вообще С.Собянин известен своей лояльностью той региональной политике, которую проводит Кремль, и как раз вполне вписывается в формат новой путинской вертикали. Это доказывают его встреча с В.Путиным и участие в губернаторской пресс-конференции, прошедшей после того, как президент озвучил свою инициативу.

Рейтинг влияния тех, кто вернулся во вторую десятку, практически не вырос. В.Чуб, М.Прусак и В.Кресс оказались в этой группе скорее потому, что позиции их коллег ослабли. Однако стоит обратить внимание на тот факт, что именно М.Прусак давно и последовательно выступал за переход к назначению губернаторов.

Среди тех, кто остался во второй десятке, три региональных лидера пережили тем не менее заметный спад своего влияния. Снижение рейтинга влияния у В.Кокова объясняется все тем же ростом политической нестабильности на Северном Кавказе. Республика, которая считалась образцом спокойствия, впервые за многие годы попала в сводки "горячих событий" в связи с боями в Чегемском районе. Президент Якутии В.Штыров столкнулся с проблемами иного характера: он оказался одним из лидеров дальневосточного "губернаторского бунта", что привело к заметному охлаждению отношений с центром. Полпред К.Пуликовский, как известно, публично назвал его и В.Ишаева главными инициаторами "бунта". Снизилось влияние ямальского губернатора Ю.Неелова: по мнению экспертов он может столкнуться с серьезными проблемами при переходе от выборов к фактическому назначению губернаторов президентом. Эксперты отмечают, что у Ю.Неелова не до конца урегулированы отношения с такой политически влиятельной кампанией, как "Газпром". С этой точки зрения шан сы Ю.Неелова на назначение губернатором немного ниже, чем у его соседа А.Филипенко.

Рост рейтингов губернаторского влияния был нехарактерным и редким событием для прошедшего периода. Выиграли прежде всего те, кто успешно готовился к губернаторским выборам, которые уже назначены и должны пройти в ноябре-декабре. Так, упрочил свои позиции президент Марий Эл Л.Маркелов, пользующийся полной поддержкой федерального центра и полпреда С.Кириенко. Примечательным фактом стала и его встреча с В.Путиным. Успешно решил свои проблемы и губернатор Курганской области О.Богомолов. Несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию в регионе, ему удалось заручиться поддержкой не только своих старых союзников - коммунистов, но и "Единой России", выступив, таким образом, в роли фигуры общественного согласия.

Удачным оказался прошедший период и для ставропольского губернатора А.Черногорова. Кремль согласился с тем, чтобы сделать его регион "пилотным" при реализации реформы местного самоуправления. При этом характер проводимой в крае реформы полностью соответствует политике центра, направленной на дальнейшее укрепление властной вертикали и ее продолжение до местного уровня: в Ставропольском крае предполагается запустить вариант муниципальной реформы, который не предполагает всенародные выборы районных глав.

К немногочисленным губернаторам, добившимся относительного успеха, относится и Д.Аяцков. Ему удалось во многом (хотя и не окончательно) урегулировать отношения с федеральным центром и несколько обезопасить свои позиции. Проведя кадровые перестановки в правительстве области (предусматривающие в числе прочего назначение Р.Байгузина, выходца из "газпромовских" структур), Д.Аяцков достаточно уверенно стал говорить о своем выдвижении на третий срок. Впрочем, в изменившейся ситуации вероятность проведения выборов в Саратовской области весной будущего года близка к нулю.

Наиболее распространенным сценарием стало все-таки снижение, и притом достаточно сильное, рейтингов губернаторского влияния. Можно выделить несколько типичных ситуаций, вызвавших такие изменения.

Во-первых, это рост политической нестабильности на Северном Кавказе. Выше говорилось о снижении влияния таких фигур, как А.Дзасохов и В.Коков. Заметно снизилось влияние президента Ингушетии М.Зязикова. Многие эксперты теперь полагают, что М.Зязикову не удается выполнять задачу по наведению порядка в такой сложной и взрывоопасной республике, каковой является Ингушетия. Тем временем во время бесланских событий внимание к себе привлек его противник, бывший президент Ингушетии Р.Аушев. Кроме того, в связи с бесланскими событиями на Кавказе опять возникли предпосылки для осетино-ингушского конфликта. Еще ниже опустился глава Дагестана М.Магомедов. Противники М.Магомедова во главе с мэром Хасавюрта С.Умахановым организовали митинги против главы республики, в республике резко усилилось политическое противостояние.

Во-вторых, упало влияние республиканских лидеров в целом, поскольку до сих пор они были самостоятельными, выборными лидерами. Наряду с приведенными выше многочисленными примерами можно указать на снижение рейтинга президента Чувашии Н.Федорова, который неоднократно критиковал политику центра, направленную на укрепление властной вертикали. Ослабли позиции К.Илюмжинова в связи не только со сложными отношениями с Кремлем, но с массовыми выступлениями оппозиции и скандальным разгоном ее митинга в Элисте.

В-третьих, проблемную группу составили губернаторы, так или иначе засветившиеся в "бунтах", характерных для лета с.г. Влияние В.Ишаева резко упало на федеральном уровне. Хотя в самом регионе ситуация осталась вполне стабильной и управляемой, и общий рейтинг хабаровского губернатора упал незначительно.

В-четвертых, снижается рейтинг влияния "красных" губернаторов. Ясно, что члены оппозиционной партии имеют мизерные шансы на назначение. Многие из них сталкиваются с дилеммой - сохранение власти или отношений с КПРФ. Пока все складывается относительно удачно разве что для А.Черногорова, который заявил о себе в связи с муниципальной реформой. В то же время влияние М.Машковцева (которому вскоре предстоят выборы), В.Стародубцева, Ю.Лодкина и А.Михайлова снизилось. Причем по влиянию на федеральном уровне М.Машковцев занял последнее место ("Единая Россия" готовит ему замену, среди возможных кандидатов фигурирует начальник УФСБ по области). Негативные тенденции отмечены и в Волгоградской области у Н.Максюты, хотя губернатор пока имеет предпочтительные шансы на выборах, которые состоятся в декабре.

В-пятых, целый ряд губернаторов по тем или иным причинам находится сегодня под прессингом федерального центра и/или силовых структур. Продолжало снижаться влияние ярославского губернатора А.Лисицына, который переместился уже на 40-е место (в августе А.Лисицыну были предъявлены обвинения). В неприятной ситуации оказался и глава Республики Алтай М.Лапшин, против которого выступила республиканская прокуратура (пока все обошлось, поскольку городской суд не признал М.Лапшина виновным, но давление на главу республики скорее всего будет продолжаться). Снижение рейтинга влияния у калининградского губернатора В.Егорова объясняется скандалом, связанным с арестом его заместителя С.Леонова, обвиняемого во взяточничестве.

В сложном положении находится самарский губернатор К.Титов, который делит со своими коллегами 58-61-е места в нашем рейтинге. Выборы в регионе так и не назначены, и Верховный суд явно затягивает решение этого вопроса. Под вопрос поставлена и законность пребывания К.Титова на посту губернатора, поскольку его полномочия истекли 2 июля. Возрастает вероятность того, что выборов в регионе не будет, а на пост губернатора президентом будет предложен кто-то другой.

Отмечается и низкий уровень влияния ульяновского губернатора В.Шаманова, который готовится к выборам. Однако его позиции в регионе и в центре слабы, о чем свидетельствует последнее место, занятое В.Шамановым в нашем рейтинге.

Вообще переход к фактическому назначению губернаторов может привести к серьезному торгу по вопросу о сохранении в должности некоторых региональных лидеров. Снижение рейтинга их влияния означает на данном этапе некоторую слабость позиции в преддверии такого торга. Например, ожидается мощная борьба лоббистов за губернаторские кресла в экономически развитых Иркутской и Челябинской областях. С проблемами могут столкнуться и региональные лидеры, не имеющие прочных позиций на федеральном уровне. Показательно в этой связи снижение влияния нижегородского губернатора Г.Ходырева, который имеет мало шансов на назначение. Да и вызвавшая большой резонанс история с попыткой отзыва Г.Ходыревым влиятельного сенатора, главы бюджетного комитета верхней палаты Е.Бушмина, по мнению экспертов, не прибавила ему очков.

В заключение мы просили экспертов дать прогноз исхода губернаторских выборов, предстоящих 14 ноября в Псковской области и Усть-Ордынском Бурятском АО. Несмотря на сложную борьбу в Псковской области, большинство экспертов все-таки считает шансы действующего губернатора Е.Михайлова предпочтительными. Хотя есть шансы на победу и у псковского мэра М.Хоронена. В отношении Усть-Ордынского Бурятского АО эксперты почти единодушны и предсказывают победу губернатора В.Малеева.

Список экспертов, принявших участие в опросе:

1. Бадовский Д. (НИИ социальных систем).

2. Боков В. (ЦКТ "Пропаганда").

3. Гаман-Голутвина О. (РАГС при Президенте РФ).

4. Губарев В. (Агентство новостей ИМА-Пресс).

5. Дианов М. (Институт региональных проблем).

6. Журавлев А. (ГТУ Администрации Президента РФ).

7. Иванов В. (газета "Ведомости").

8. Игрунов В. (МИГПИ).

9. Колосов В. (Институт географии РАН).

10. Куликов О. (секретарь ЦК КПРФ по информационно-аналитической работе).

11. Лапина Н. (ИНИОН РАН).

12. Лысенко В. (Институт современной политики).

13. Михайлов С. (Российский общественно-политический центр).

14. Рябов А. (Московский центр Карнеги).

15. Титков А. (Московский центр Карнеги).

16. Туровский Р. (Центр политических технологий).

17. Федоров В. (ВЦИОМ).

18. Хомяков В. (Совет по национальной стратегии).

19. Шувалов В. (МГУ им. М.В.Ломоносова).

Методика расчетов рейтинга политического влияния региональных лидеров

Для определения общего рейтинга влияния региональных политических лидеров был проведен экспертный опрос, в котором приняли участие 19 известных российских специалистов в сфере политической регионалистики. Оценка проводилась по пятибалльной шкале по трем параметрам:

- экспертная оценка влияния в федеральном центре (с учетом влияния во властных структурах и федеральной бизнес-элите),

- экспертная оценка влияния в местной властной и деловой элите,

- экспертная оценка популярности среди населения.

Итоговый рейтинг представляет собой общую оценку политического влияния регионального лидера, в равной мере учитывающую все аспекты его влияния. При расчетах сначала определялась средняя для всех экспертов оценка влияния каждого регионального лидера по каждому из трех показателей. Затем для каждого регионального лидера был вычислен итоговый рейтинг, представляющий собой среднее арифметическое для трех указанных выше оценок влияния. Отдельно мы представляем результаты оценки влияния губернаторов на федеральном уровне.


Ростислав Туровский

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}