Страна Р Надежда Грошева bfm.ru

АСВ лишит себя голоса, но проблема кредиторов останется?

Может ли внесенный правительством законопроект снизить риски бизнеса при банкротстве банков? Разбираем на примере Пробизнесбанка.

Решения на собраниях кредиторов будут принимать без Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Такой законопроект внесло в Госдуму правительство. Идея принадлежит АСВ, сказал «Ведомостям» гендиректор агентства Юрий Исаев. Как говорится в документе, законопроект позволит перераспределить голоса на собраниях в пользу наименее защищенной категории — кредиторов третьей очереди, включая субъектов малого предпринимательства.

Бизнес от банкротств банков действительно сильно страдает. По этой причине за последние три-четыре года деньги потеряли сотни тысяч юридических лиц. Когда банк лишается лицензии, компании теряют доступ к своим счетам и становятся кредиторами третьей очереди — до них стоят бывшие вкладчики, то есть физлица, и АСВ. Поскольку агентство из своих средств выплачивает страховки пострадавшим вкладчикам, после этого оно становится в очередь кредиторов, чтобы вернуть себе эти деньги.

Из-за того, что АСВ является и конкурсным управляющим лопнувших банков, и их кредитором, чтобы нивелировать конфликт интересов, агентство представляет Федеральная налоговая служба. Как следует из текста законопроекта, голоса ФНС и АСВ учитываться при голосовании кредиторов не будут.

Тем, кто стоит в третьей очереди, фактически ничего не достается: по статистике в среднем им удается вернуть меньше 3% своих средств. Их суммарные требования составили почти триллион рублей, если брать картотеку 321 банка.

Для небольших компаний прекращение работы банка — это не просто потеря оборотных средств и крах, но и возможная кабала — необходимость расплачиваться с контрагентами по деньгам, которых больше нет. Плюс оспаривание сделок последнего месяца работы банка: зачастую туда попадают банальные переводы или оплата за уже поставленный товар.

На первый взгляд, цель законопроекта благая — помочь, чтобы реально пострадавшие кредиторы участвовали в процессе ликвидации, говорит Юрий Исаев. Дескать, они в силу незначительности своих сумм по сравнению с АСВ не попадают в комитеты кредиторов.

Чтобы понять, решит ли это проблему, можно посмотреть на пример Пробизнесбанка. Формально там АСВ не является членом комитета кредиторов, но он состоит из людей, близких АСВ, — представителей экс-дочерних банков, которые попали под санацию. Сначала эти люди были представителями временной администрации от АСВ, а затем стали предправления банков и даже получили их акции. По крайней мере, так произошло в трех бывших «дочках» Пробизнесбанка: Газэнергобанке, «Экспресс-Волге» и ВУЗ-Банке.

АСВ — орган, который и информацию получает раньше всех, и устанавливает права требования тех или иных кредиторов, поэтому, даже если агентство лишится голоса, проблему это может и не решить, говорит руководитель инициативной группы активных кредиторов Пробизнесбанка Нерсес Григорян:

«Это тот же междусобойчик, просто без участия самого агентства формально и без участия ФНС. Это то, что в нашем банке присутствует. Не исключено, что аналогичные случаи будут впредь, когда формально агентство не может голосовать на первом собрании кредиторов. Это не исключает аффилированных или заинтересованных лиц или даже конфликта интересов. Тогда точно так же миноритарные кредиторы будут отрезаны от принятия решения».

Доступ к информации о банкротном процессе миноритарным кредиторам Пробизнесбанка пришлось получать через суд. Объединились почти 900 компаний с требованиями почти на 7,5 млрд рублей. Для сравнения: за 2,5 года затраты АСВ на конкурсное управление по этому банку составили 2,5 млрд рублей. Внушительная доля этих затрат обычно связана с оказанием юридических услуг, причем в данном случае — на судебное противостояние против тех же миноритарных кредиторов. Как юристы, которых нанимает АСВ, могут зарабатывать по 25-30 тысяч рублей в день, рассказывает арбитражный управляющий Евгений Семченко:

«Оплата, как правило, идет почасовая, в среднем 2,5-5 тысяч рублей за каждый час оказания юридических услуг. Вопрос в том, как эти тарифы потом отражаются в отчетности этой компании. Иногда можно отразить 15-минутное судебное заседание как 15 минут, а можно как пять-шесть часов. Тарифицируется ли то время, которое юрист ждал до начала судебного заседания, или не тарифицируется? В практике, которая встречалась у меня по спорам с АСВ, это время тарифицировалось. Учитывая, что Арбитражный суд города Москвы рассматривает дела с очень большими задержками, бывают ситуации, когда юристы ожидают начала заседания в коридоре по пять-шесть часов, и в некоторых случаях эти пять-шесть часов монетизируются, выставляется счет АСВ, и АСВ их оплачивает».

Банкротный процесс банка — дело сложное и непрозрачное. Реализация имущества, взыскание кредитов, оспаривание сделок — все может таить конфликт интересов. Есть риск, что лишение АСВ голоса проблему кредиторов не решит.

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}