Страна Р Андрей Гусельников ura.news

Казаки выбирают кандидата в президенты. Уже началась грызня за власть

Пока в главном храме России показательный съезд, на Урале свергают чиновника-атамана.

Уральские казаки отправились в Москву, чтобы принять участие в большом казачьем круге, который пройдет 15 февраля в храме Христа Спасителя. Информацию об этом «URA.RU» подтвердил представитель на Урале Союза казаков-воинов России и Зарубежья (СКВРЗ) Юрий Измоденов. Ранее агентство сообщало, что в главном храме страны собираются казаки со всей России, чтобы создать Всероссийское казачье общество, поддержать кандидата в президенты РФ Владимира Путина и предложить ему стать верховным атаманом.

Однако далеко не все российские казаки поддерживают идею этого форума. Так, совет межрегионального общественного объединения «Единая Организация Забайкальских Казаков» выразил официальный протест этому мероприятию, опубликовав соответствующее заявление на своем сайте. Его поддержали многие другие казачьи организации, например, Федеральный союз казаков и даже совет атаманов Союза казаков России.

«Шесть казачьих войск в совете атаманов (в который входит и наше Уральское войско) решили, что ни на какой круг не поедут, — сообщил „URA.RU“ руководитель некоммерческого партнерства „Уральское казачество“, генерал-майор Федерального союза казаков (ФСК) Геннадий Ковалев. — Атаман одного из старейших казачьих обществ, Павел Задорожный, и тот отказался участвовать в этом собрании, хотя он был среди тех, кто стоял у истоков этого мероприятия».

«Постоянно находятся отдельные „атаманы“ и „чиновники от казачества“, стремящиеся возглавить казачье движение в России, — заявил председатель Совета атаманов казачьих общественных организаций России Владимир Оправхата. — Мы видели желание господ И. В. Баринова [руководителя Агентства по делам национальностей, которое и организует „съезд“], [атаманов] Долуды Н. А., Водолацкого В. П., не имеющих к казакам никакого отношения, созвать Большой круг российского казачества. Эти „деятели“ не представили конкретной программы, не связались с атаманами известных и уважаемых казачьих формирований, делают это скрытно от казаков страны».

Казаки-общественники против реестра

Ситуация с созывом Большого круга обнажила давнее противостояние между так называемыми реестровыми казаками (входящими в государственный реестр) и «общественниками» (казаками, чьи объединения оформлены как общественные организации). «Идея [Большого круга] хорошая, но отношение чиновников в лице Баринова, атаманов Далуды и Водолацкого к общественным казакам не совсем правильное, — говорит атаман Ковалев. — Они считают себя небожителями — все казачество России платит им той же монетой».

По мнению уральского казака Владимира Ефимова (походного атамана Союза казачьих формирований России — СКФР), идея использовать слово «реестр» в 90-годы была неудачной, поскольку термин применялся еще во времена Речи Посполитой.

В «реестр» тогда включили казаков, присягнувших польским шляхтичам в обмен на титулы и наделы. Отношение остальных казаков к ним было как к подхалимам и предателям. Это проецируется и на сегодняшних казаков.

Разделение на реестровых и общественных казаков многие считают камнем преткновения и главной причиной раздрая в казачьем сообществе. Реестровые казаки называют общественных «ряжеными», а те считают «реестровых» ненастоящими и упрекают их в том, что они «присосались» к бюджету (тогда как общественные работают на голом энтузиазме и, наоборот, вкладывают свои средства и время в развитие казачества).

При этом, по мнению общественников, разлад идет и внутри реестровых казаков. «На дворе кризис, денег стало меньше — началось обострение внутриполитической борьбы между желающими припасть к бюджету, — поясняет атаман Ковалев. — А среди общественных казаков, наоборот, идет процесс консолидации: благодаря интернету и соцсетям мы постоянно общаемся со всеми основными атаманами России. Совет атаманов был создан снизу, не из Москвы».

Как Романов стал атаманом

На местном уровне к теме противостояния реестровых и общественных казаков добавляется недовольство фигурой главного уральского казака, бывшего свердловского вице-премьера Владимира Романова, назначенного атаманом Оренбургского войскового казачьего общества в 2011 году указом президента РФ (тогда — Дмитрия Медведева). «Еще тогда мы обращали внимание, что человек, не являющийся казаком, возглавил казаков, — говорит атаман Ковалев. — И предупреждали, что это плохо кончится. Сейчас его окружение пишет заявления в прокуратуру, полицию, подает в суд».

Количество претензий в адрес Романова зашкаливает, причем со стороны как реестровых, так и общественных казаков. Но у последних — особый повод для обиды. «В те годы существовал Общественный совет представителей казачьих организаций при губернаторе Свердловской области, — вспоминает Владимир Ефимов. — И, когда избирали Романова, мы поддержали его на совете, составили протокол. Он баллотировался от Исетского линейного казачьего войска, от Союза казаков России и прочее. И на этом выиграл».

Вскоре после утверждения Романова делают советником губернатора по вопросам казачества, а потом — вице-премьером правительства области. «Но, как только его назначают, он подписывает у губернатора Мишарина документ об упразднении общественного совета, — говорит Ефимов. — В муниципальные органы дает команду, чтобы те не имели дела с общественными казаками. С тех пор мы с ним во враждебных отношениях. После этого мы его много раз разоблачали, так как он коррумпирован насквозь».

Ефимов вспоминает, что еще до того, как стать казаком и чиновником, Романов был командующим уральским округом внутренних войск. Конец его карьеры совпал с расследованием уголовного дела о хищении оружия, по которому привлекались офицеры и прапорщики военных складов. «Он и его замы были уволены из Вооруженных сил», — утверждает Ефимов. — Возможно, поэтому он, будучи генерал-лейтенантом внутренних войск, ходил в погонах казачьего полковника — видимо, был разжалован. Но, как только его утвердили атаманом, он надел генеральские погоны».

«Атаман ненастоящий!»

Ефимов рассказывает о том, как Романов был избран атаманом Оренбургского войска. «Согласно уставам казачества, на выборы должно выставляться не менее двух кандидатур, — объясняет атаман Ефимов. — Было принято решение назначить его и. о. и обязать провести новый круг, чтобы была вторая кандидатура. Он ничего этого делать не стал, вместо этого подписал другой протокол, на основании которого и состоялся указ президента об утверждении его в должности атамана Оренбургского войска». Таким образом, считает Ефимов, Романов обманул президента.

Следующим нарушением Ефимов называют получение Романовым «двойной зарплаты». «Реестровому атаману присваивается чин генерал-лейтенанта, и он приравнивается к госсоветнику 3 ранга, которому полагается оклад (тогда было около 170 тысяч), — рассказывает Ефимов. — Но, когда Романова назначили на должность вице-премьера, там оклад был 240 тысяч. Он некоторое время совмещал две должности, получая и там, и там. Когда вскрылось все это и я написал письмо в адрес президента, Романов остался там, где больше платят».

Также Ефимов утверждает, что Романов причастен к истории с продажей военных грузовиков со складов Первоуральска, которые при стоимости 2,5 миллиона уходили за 400 тысяч рублей. Кроме того, по мнению казаков, Романов, безусловно, в курсе того, как на Урале происходит «распил» средств, выделяемых на поддержку казачества.

«Лично мне он предлагал один раз коррупционную схему — списать деньги за проведенное моей организацией мероприятие (мы потратили на него большие средства, в том числе личные).

Романов предлагал оформить все так, как будто это все провел он, а деньги списать, при этом пообещал «поделиться», но я отказался, послав его по известному адресу. Тогда он сказал мне, что мы не сработаемся: дескать, не ожидал, что я «такой гнилой», — вспоминает Ефимов. — С тех пор мы с ним в жесткой конфронтации».

«Средства на поддержку казачества выделяются, но до казаков они не доходят — эти деньги отмывают, за них отчитываются, — говорит Альберт Новичихин, полномочный представитель Ставки верховного атамана Великого братства казачьих войск Руси и зарубежья (ВБКРЗ). — Люди, проводившие у нас зарницу для казачат, рассказывали, что им подсовывали бланки без указания сумм и просили расписаться. На меня лично выходили, просили: помогите списать полмиллиона, миллион, два миллиона. Я отвечал, что не собираюсь сидеть в тюрьме. Я могу назвать конкретных имена, звания, должности — это десятки людей».

По словам атаманов, они не раз жаловались на Романова и президенту, и в прокуратуру, создав для противодействия «административному беспределу» Романова «Казачье единство». Но из всех ведомств письма пересылали обратно в область — в результате на них отвечал штат самого Романова. «В большинстве случаев приходили отписки, что жалобы не нашли подтверждений, а ответа из облпрокуратуры я так и не дождался», — говорит Ефимов.

Он полагает, что собранному на Романова компромату силовики просто пока не дают ходу. «Подозреваю, что он выполнял команду сверху и как-то подстраховался, — говорит Ефимов. — Но материал на него копится. Думаю, как только дадут отмашку, его реализуют — он свое еще не отсидел». Попытка обратиться за комментарием к самому герою этой истории — атаману Оренбургского казачьего войска Владимиру Романову — не увенчалась успехом: он не взял трубку своего телефона. «URA.RU» готово предоставить ему возможность для ответного комментария.

По словам атаманов, они не раз жаловались на Романова и президенту, и в прокуратуру, создав для противодействия «административному беспределу» Романова «Казачье единство». Но из всех ведомств письма пересылали обратно в область — в результате на них отвечал штат самого Романова. «В большинстве случаев приходили отписки, что жалобы не нашли подтверждений, а ответа из облпрокуратуры я так и не дождался», — говорит Ефимов.

Он полагает, что собранному на Романова компромату силовики просто пока не дают ходу. «Подозреваю, что он выполнял команду сверху и как-то подстраховался, — говорит Ефимов. — Но материал на него копится. Думаю, как только дадут отмашку, его реализуют — он свое еще не отсидел». Попытка обратиться за комментарием к самому герою этой истории — атаману Оренбургского казачьего войска Владимиру Романову — не увенчалась успехом: он не взял трубку своего телефона. «URA.RU» готово предоставить ему возможность для ответного комментария.

Романова хотят скинуть

В ответ на противодействие Ефимова и других казаков-общественников Романов начал, по их словам, вставлять палки в колеса и попытался закрыть их казачьи организации. «В 2014 — 15 годах он подавал в суд, чтобы расформировать наши общественные объединения, мое и Новичихина, — рассказывает Ефимов. — Но мы как общественники существуем в соответствии с 82-м федеральным законом, для этого закон надо было бы отменить! В общем, выиграли у него суды».

Самой лучшей новостью для казаков-общественников стала информация о том, что Романов в 2017-м потерял должность вице-премьера, оставшись лишь советником губернатора по вопросам казачества. Сейчас они намерены возродить деятельность общественного совета — этот вопрос теперь придется решать первому заместителю главы администрации свердловского губернатора Вадиму Дубичеву, который, по данным «URA.RU», и отвечает теперь за вопросы казачества.

Но еще больше оппонентов Романова воодушевляет то, что в мае заканчивается его второй срок на посту атамана. По мнению казаков, шансов избраться вновь у него нет никаких. «Он растерял поддержку не только среди казаков-общественников, но и среди реестровых казаков. Основной отдел, на который он опирался — 5 отдел ОВКО, его уже не поддерживает, — утверждает Ефимов. — Все, даже те, кто в свое время предал нас и пошел на сотрудничество с ним, теперь плюются в его сторону». В качестве примера называют историю со снятием с должности атамана Исетской линии Оренбургского казачьего войска Владимира Волкова, который оспорил это решение в суде.

О том, что у Романова не получится избраться вновь, заявляют и в Оренбурге. «Владимир Иванович дорабатывает второй срок.

По уставу нашего войска человек, который уже был два срока атаманом, не может больше избираться, — заявил «URA.RU» атаман Оренбургского отдельного казачьего общества Виктор Каргалов.

— Это официальная позиция нашего устава, и я ее придерживаюсь. Кроме того, в уставе закреплен и возрастной ценз — 65 лет, по которому Романов также не может больше избираться атаманом».

«Государство должно разобраться, кто есть кто в казаках»

По мнению экспертов, процессы, происходящие в казачестве как на местном уровне, так и на федеральном, отражают кризис современного казачьего движения. С одной стороны, казаки остаются неким воинским резервом, готовым в любой момент встать в ружье и сослужить службу матушке-отчизне: это хорошо показал и референдум в Крыму (когда казаки первыми встали на блокпосты — еще до прихода «зеленых человечков») и особенно война в Донбассе, где казачьи формирования удерживали десятки километров линии фронта.

С другой стороны, наглядно видно, что эта сила сегодня раздираема внутренними противоречиями и явно неуправляема. «Среди казаков много таких, кто навешивает на себя несуществующие награды, погоны, ходит, гремит всем этим, — говорит кандидат медицинских наук, эксперт по фольклору и здоровому образу жизни Андрей Щинов. — Есть среди них и психически больные.

Если человек всю грудь орденами и медалями увешал, хочется спросить: «Ты что, фронтовик? Откуда ты взял 12 орденов?» Такие люди портят имидж всего казачества, отчего казаков и называют «ряжеными».

При этом, по мнению врача, казаков не исправить — чаще всего это заложено у них на генном уровне. «Обычно казаки — это те, у кого предки были казаками, у них это в крови. Если они тысячу лет бежали к вольной жизни, это не могло не сказаться на них. Часто это люди буйного нрава, им свойственно нетерпимость к несправедливости, и они обязательно сделают так, как они считают», — говорит доктор.

С тем, что казачье движение требуется «упорядочить», согласны многие. В этом смысле инициатива по созыву Большого круга здравая — это признают даже казаки-общественники. «Государство должно разобраться, кто есть кто в казаках», — говорит представитель СКВРЗ на Урале Юрий Измоденов. Но пока государство не воспринимает казаков-общественников всерьез (это наглядно продемонстрировал подход к выбору делегатов Большого круга). В итоге они вынуждены объединяться и искать свои пути развития.

По мнению экспертов, недавние акции в Екатеринбурге с участием казаков (разгон автогонок на озере Балтым, вызвавший осуждение со стороны других казаков, митинг и сбор подписей за снос памятника Свердлову) свидетельствуют о том, что казаки начинают ощущать себя некой общественной силой и пытаются самореализоваться.

«Они задумываются о своем месте в обществе, в политике. Какое-то время они это делали внутри себя, но наступает такой момент, когда им хочется выплеснуть это, — говорит политолог, глава экспертного совета консультационного центра «Департамент политики» Александр Белоусов. — Но это означает также несогласованность с властью. Ее установки сейчас максимально просты: выборы президента должны пройти в спокойной обстановке с минимальным числом общественных конфликтов. И то, что казаки выходят улицы, говорит о том, что их взаимоотношения с властью не налажены.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}