Страна Р Алексей ЛЕВЧЕНКО gazeta.ru

БОЕЦ НЕВИДИМОГО ЭФИРА

Не все из того, что сегодня на ежегодной пресс-конференции в Кремле сказал Владимир Путин, попало в эфир.

Не все из того, что сегодня на ежегодной пресс-конференции в Кремле сказал Владимир Путин, попало в эфир.

Корреспондент «Газеты.Ru» рассказывает о том, что осталось за кадром.

На пресс-конференцию президента журналистов просили приходить загодя, не позже чем за час. Это объяснялось рекордным количеством аккредитовавшихся корреспондентов со всех концов страны – их было чуть менее тысячи. Зачем-то ради этого мероприятия перекрыли даже Красную площадь.

Путин появился в зале на удивление вовремя – ровно в полдень. Тогда же началась и телетрансляция. Публика зааплодировала: президент продемонстрировал, что придает общению с прессой куда больше значения, чем даже международным встречам, на которые, как правило, опаздывает на несколько минут. В прямой эфир попали не только
программные заявления, но и шутки.

«Никто не хочет, чтобы «восьмерка» превратилась в сборище жирных котов», – выдал Путин, когда телеканал Russia Today задал весьма невинный вопрос про председательство России в «большой восьмерке».

За то, что Россию предлагали исключить из престижного международного клуба Путин дважды, в начале и в конце пресс-конференции, отругал западных экспертов-советологов. «Тьфу на них!» – сказал он в конце концов.

В режиме реального времени граждане могли следить за тем, как президент на повышенных тонах говорил с западными журналистами, которые ехидно спрашивали его про поддержку Россией режима Александра Лукашенко и событий в Андижане. Путин, наконец, ультимативно высказался в адрес Украины и Грузии. Про последнюю, в частности, президент заявил, что Россия в обмен на авральное восстановление газопровода получила от ее руководства «одни плевки». В сфере внутренней политики поводов для резкости не нашлось. Президента дважды спросили про новый порядок назначения губернаторов, на что Путин дважды заметил, что это неправильное слово: «Я не назначаю губернаторов, это сложный процесс согласования».

Cначала планировалось, что глава государства будет говорить с представителями прессы около двух часов. Столько было отведено под трансляцию пресс-конференции на государственных каналах: «Первом» и «России». Когда стало понятно, что общение с журналистами затягивается, телевизионщики не стали, как это было всегда, менять сетку программ. Как пояснили «Газете.Ru» в руководстве телеканала «Россия», прямой эфир был прерван по сигналу президента, как только он попрощался с телезрителями.

Через полтора часа после начала пресс-конференции Путину принесли чашку чая. О прекращении прямой трансляции он заявил через два. К этому моменту российский лидер как раз разговорился. Чувствовалось, что начинается самое интересное.

Французский журналист спросил президента, не стали ли энергетические ресурсы России тем же, чем СССР служило ядерное оружие, то есть способом устрашения других государств. «Во первых, ракет у нас еще достаточно, – отрезал тут Путин и даже как будто обиделся. – Мы продолжаем разработки в этом направлении». Дальше он с увлечением стал рассказывать о новых изобретениях. «Это такие ракеты, для них что есть ПРО, что нет, они летают на гиперзвуке, меняют траекторию по курсу и по высоте», – похвастался Путин, как молодой человек хвастается дорогим мотоциклом.

Разговор тем временем шел уже два с половиной часа.

«Я думаю, никто из вас, готовясь к этой пресс-конференции, не надел памперсы, пора закругляться», – поторопил журналистов Путин, но слова эти означали только, что президент решил взять инициативу на себя.

Он отобрал у Алексея Громова право руководить мероприятием и сам стал выбирать, кто будет задавать ему вопросы. Первой он показал на журналистку из Польши, которая отчаянно тянула табличку на галерке.

– Я уже жалею, что не поспорила с друзьями, которые утверждали, что задать вопрос мне не удастся, – сообщила полячка президенту.

– Зря, – поддержал разговор Путин. – Поделились бы тогда с нами.

– Польша не сама богатая страна, – нашлась тут журналистка.

– Не прибедняйтесь, – парировал собеседник.

Вопрос, как следовало ожидать, оказался посвящен российско-польским отношениям. «Не надо вспоминать все обиды, начиная с захвата Кремля», – посоветовал Путин.

После этого беседа окончательно свернула в игривое русло. Провинциальная журналистка, на которую указал Путин, призналась, что хочет задать глпуый вопрос: «От лица всех блондинок хочу спросить, как Владимир Владимирович, вам удалось так хорошо сохраниться, чем вы пользуетесь?» Путин предположил, что, возможно, сохранил форму благодаря занятиям спортом.

– Давайте вы, тем более опять блондинка, – указал Путин на журналистку из Тюмени.

– Вы говорили, что Россия будет прирастать Сибирью. Как вам новый глава администрации Сергей Собянин (бывший губернатор Тюменской области. – «Газета.Ru»)?

– Это не мои слова, это Ломоносов сказал, – напомнил Путин и вместо ответа про главу администрации прочел девушке длинную лекцию про важность богатств и геополитического положения Сибири.

Шутки на этом кончились. Корреспондентка грузинского телевидения задала серьезный вопрос про то, признает ли Россия независимость Абхазии и Южной Осетии, если международное сообщество признает независимость Косово от Сербии.

«Если кто-то признает независимость Косово, то почему мы должны отказывать в таком же праве Абхазии и Южной Осетии?» – с некоторой угрозой в голосе сказал президент, заметив, что такого развития событий можно избежать: очевидно, оставив Косово в составе Сербии и Черногории.

Этот вопрос грузинской журналистки должен был стать последним. После заявления главы государства про памперсы прошел уже почти час. Но президент не остановился. Последней повезло корреспондентке газеты «МК-Заполярье». Ее вопрос, кстати, волнует уже многие месяцы всю столичную политическую тусовку.

Она спросила, не захочет ли он возглавить «Газпром» после 2008 года. «Спасибо за предложение, я вряд ли буду возглавлять какую-либо бизнес-структуру, бизнесменом я себя не чувствую», – ответил Путин.

Ранее в течение этой же пресс-конференции он опроверг и другой сценарий, заключавшийся в том, что после истечения второго президентского срока станет премьер-министром с широкими полномочиями. Об этом он заявил в ответ на вопрос, будет ли в России партийный премьер-министр. «На данном этапе я против, я считаю, что России нужна твердая президентская власть», – сказал глава государства. К кому именно эта власть может перейти в 2008 году, он не уточнил.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}