Страна Р Дмитрий Мигунов lenta.ru

«Раздувалась как лягушка»

Как один из крупнейших банков России оказался на грани краха.

банк югра,крах,цб

В понедельник, 10 июля, Банк России объявил мораторий на удовлетворение требований кредиторов банка «Югра» на три месяца и ввел в финансовую организацию временную администрацию. В банке обнаружены признаки возможного вывода активов и манипуляций со вкладами. В «Югре» это отрицают, однако проблемы там очевидны. Эксперты считают, что в последние месяцы дело явно шло к коллапсу, и удивились, почему ЦБ так долго не принимал решительных мер.

Too big to fail
«Югра», основанная еще в 1990 году в Тюменской области, до вчерашнего дня входила в элиту российского банковского бизнеса. По объему активов — 30-е место в стране, по объему вкладов физических лиц — 13-е. Это один из самых крупных банков, когда-либо испытывавших проблемы в российском финансовом секторе. После того как очередная волна расчистки кредитных организаций улеглась, казалось, что у банков такого калибра еще долго не возникнет затруднений.

Тем не менее говорить, что неприятности свалились на «Югру» как снег на голову, было бы неверно. В прошлом году убытки банка составили 36 миллиардов рублей — это худший результат среди отечественных кредитных организаций. В первом квартале 2017 года убытки сократились, но лишь немного. В апреле банк временно ограничил выдачу некоторых вкладов, сославшись на технический сбой. Однако с таких же объяснений начинались проблемы в Росэнергобанке, что дало клиентам и кредиторам повод лишний раз обеспокоиться.

ЦБ уже тогда призвал банк принять меры и вернуть ситуацию в нормальное русло. Владельцы (основные акционеры банка — семья Хотиных) пытались провести докапитализацию, но этих средств оказалось явно недостаточно. «Скорее всего, в банке вели диалог с ЦБ о поддержке, но то ли акционеры отошли от него, то ли регулятор усомнился в качестве этой поддержки. ЦБ, как правило, дает возможность банкирам исправиться и только потом принимает решительные меры», — пояснил «Ленте.ру» аналитик рейтингового агентства Fitch Александр Данилов.

По его словам, инвесторы давно заняли в отношении банка выжидательную позицию. «В последнее время кредитная организация финансировалась в основном за счет депозитов, межбанковских кредитов практически не было. И среди вкладчиков почти все относились к застрахованной категории, люди ловили высокую ставку, но не рисковали», — добавил он.

Усилия акционеров сводились к разным формам докапитализации. В частности, в марте 2016 года субординированный депозит на 250 миллионов долларов от финансовой компании Radamant Financial Алексея Хотина стал бессрочным, тем самым пополнив капитал банка первого уровня. В начале июня было объявлено о новой докапитализации на 500 миллионов долларов. Но всего этого уже не хватило — очевидно, проблем было слишком много.

Буря и натиск
Основаниями для введения временной администрации со стороны регулятора послужили подозрения ЦБ насчет вывода активов и манипуляций со вкладами. «На протяжении нескольких месяцев наблюдаются признаки того, что отчетность, которую нам предоставляет сам банк, недостоверна», — сказал зампред ЦБ Василий Поздышев. Кроме того, Банк России увидел и признаки финансирования большей части кредитного портфеля «Югры» в интересах собственника. Такие обвинения были обычной частью истории краха всех крупных банков России в последние годы.

Президент «Югры» Алексей Нефедов отверг подозрения регулятора в незаконном выводе активов. По его словам, банк сумел пополнить резервы в рекордно короткие сроки. Он также отметил, что все нормативы и требования к капиталу выполняются в полном объеме, и у банка есть необходимая ликвидность. Ключевой акционер банка Алексей Хотин пообещал поддерживать кредитную организацию вплоть до решения ее судьбы.

По мнению начальника аналитического управления БКФ Максима Осадчего, «Югра» была классическим «пылесосом» — банк выкачивал деньги из карманов населения, привлекая вклады, на эти деньги собственники банка финансировали свои нефтяные и девелоперские проекты. Такая схема широко распространена в нашем банковском секторе. Сама по себе она рождает предпосылки для краха из-за повышенной неустойчивости. Наиболее яркие тому примеры — «Глобэкс» и «Российский Кредит» серийного банкира Мотылева, а также Мособлбанк.

«Банк использовал стратегию крайне агрессивного роста, "Югра" раздувалась как лягушка. Активы банка за период "бури и натиска" с 2013 по 2015 год выросли в 38 раз. Удивительно, что это безобразие не прекратили раньше», — добавил Осадчий.

Казнить нельзя помиловать
Как бы то ни было, теперь судьбу банка решают посторонние люди. Варианта два — финансовое оздоровление тем или иным способом, раздача долгов и продажа новому собственнику, либо же признание несостоятельности и ликвидация. В последнем случае гражданам и компаниям, которые держали в банке суммы больше установленного страхового потолка АСВ (1,4 миллиона рублей), есть о чем беспокоиться. А этот вариант вполне реален, и вот почему.

В капитале «Югры» может обнаружиться большая дыра, вероятно, даже больше 100 миллиардов рублей, полагает Максим Осадчий. Он также не исключил существование забалансовых вкладов. Все это сильно снижает шансы удержать банк на плаву.

В конечном итоге, считает он, многое зависит от кредиторов. «Если найдутся влиятельные кредиторы, как в случае с "Пересветом", то возможна санация. Если их переговорная сила окажется недостаточной, то у банка отзовут лицензию. Также принятие решения об отзыве лицензии зависит от размера дыры в балансе банка — чем больше дыра, тем менее вероятна санация», — подчеркнул банкир.

В свою очередь, Александр Данилов заметил, что пока неясно, «есть ли в банке вообще что санировать». «В зависимости от результатов анализа ЦБ будет решаться, отзывать у банка лицензию или спасать каким-то образом», — отметил собеседник «Ленты.ру».

Если последует решение о санации, то, скорее всего, будут одновременно применены методы bail-out и bail-in (спасение за счет государства и спасение за счет кредиторов и собственников, соответственно).

«В случае реализации метода bail-in спасение может проводиться в том числе и за счет "превышенцев" — вкладчиков, чьи вклады превышают сумму 1,4 миллиона рублей. Обладателям же застрахованных АСВ вкладов беспокоиться не о чем — им средства вернут в полном объеме. Разумеется, при условии, что их вклады не оказались "за балансом"», — пояснил Максим Осадчий.

В то же время председатель комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков считает, что драматизировать ситуацию не стоит, сначала следует проанализировать данные. «На данный момент активы составляют 320 миллиардов рублей, а обязательства — 210 миллиардов. Однако это на бумаге, для прояснения ситуации нужно провести тщательный анализ документации. Думается, даже ЦБ точно не знает, какова будет судьба банка. Однако я не сомневаюсь в том, что все требования кредиторов будут исполнены», — заключил парламентарий.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}