Страна Р

Импровизированное президенство

Как и предполагалось, преемником Ахмада Кадырова на посту президента Чеченской республики стал министр внутренних дел Алу Алханов.

Явка избирателей на выборах составила почти 80%. Алу Алханов набрал по предварительным данным 73,75% голосов. Далее идут Мовсур Хамидов (8,48%), Абдула Бугаев (4,62), Мухумд-Хасан Асаков (3,2), Умар Абуев (3,21), Ваха Висаев (4,14), Магомед Айдамиров (0,72). Полпред президента России в Южном федеральном округе Владимир Яковлев отметил, что в ходе подготовки и проведения выборов в Чечне кандидаты "вели себя корректно и не было никаких оскорбительных выпадов". В ходе самих выборов поступила лишь одна жалоба в устной форме - от одного из наблюдателей, работавших на кандидата Бугаева. Такой спокойный ход кампании напоминает прошлогодние выборы, на которых победил Ахмад Кадыров, тем более что в них одним из основных соперников фаворита был все тот же Бугаев, давний и последовательный сторонник России, который фактически выполняет роль спарринг-партнера "главного кандидата".

Что же до полковника ФСБ Хамидова, занявшего на нынешних выборах второе место, то он мог получить поддержку части военнослужащих федеральных силовых структур (те из них, кто постоянно находится в Чечне, имеют право голоса на республиканских выборах). Целый ряд потенциальных конкурентов Алханова (Аслаханов, Хасбулатов), имеющих общественную поддержку, не принял участия в выборах, а Сайдуллаев, как и прошлом году, был снят с дистанции.

Как и в случае с Кадыровым кандидатура Алханова был одобрена в Кремле, а уже затем "вынесена на утверждение" чеченских избирателей. Те, что чеченские выборы далеко не соответствуют обычным в Европе избирательным стандартам (так, Алханов стал безусловным "фаворитом" центрального телевидения, а, по данным журналиста "Коммерсанта", в ходе самих выборов была возможность проголосовать несколько раз одному человеку) видимо, объясняется отказ от присутствия на выборах официальных наблюдателей от европейских структур. Однако уже в третий раз в Чечню приехали представители исполкома СНГ, Лиги арабских государств и Организации исламская конференция, за связи с которой в российском МИДе сейчас отвечает чеченский политик Султыгов. Ранее наблюдатели из этих структур присутствовали на прошлогоднем чеченском референдуме и на "кадыровских" выборах. В очередной раз они не зафиксировали никаких нарушений.

Считается, что Алханов, в отличие от Кадырова всегда бывший на российской стороне (при Масхадове он даже был вынужден стать "эмигрантом", переехав в Ростовскую область), сможет установить более тесный контакт с федеральными силовиками, чем бывший муфтий. Однако вряд ли стоит противопоставлять их в этом отношении. Как президент Чечни Алханов должен будет, по мере сил, отстаивать чеченские интересы в конфликтах с силовиками, как это делал и Кадыров. При этом, правда, он может обладать меньшим лоббистским ресурсом - напомним, что Кадыров решал многие вопросы за счет личного контакта с президентом России в обход обычных бюрократических процедур. Алханову же придется еще выстраивать отношения с Владимиром Путиным.

Что касается вооруженных сепаратистов, то они не пытались сорвать выборы, понимая, что могут подставить себя под удар. Попытка взорвать один из избирательных участков, предпринятая террористом-смертником, видимо, была актом одиночки. Не исключено, что сепаратисты "приурочили" к выборам взрыв двух российских самолетов - на это указывает ряд косвенных данных. Таким образом, они нанесли удар вне республики как раз тогда, когда ожидалось усиление их активности внутри нее.

Наконец, избрание Алханова вряд ли приведет к серьезному изменению ситуации в вооруженном противостоянии между федералами и сепаратистами. "Коренного перелома" ждать не приходится, особенно если учесть, что боевики увеличивают масштаб своих операций. Возможно, будут некоторые частные подвижки - например, могут быть ограничены функции амнистированных боевиков, ныне подчиненных Рамзану Кадырову. Ставка на то, что они смогут уничтожить своих бывших "коллег" оказалась нереализованной - нынешние боевики являются не столько чеченскими националистами (к числу которых принадлежали многие кадыровцы), сколько исламскими радикалами с новой системой связей, которую никак не удается разрушить. А побочных эффектов деятельности структуры, фактически подчиняющейся только своему командиру и слабо контролируемой федералами, слишком много. Однако и в этом случае речь будет идти только о переносе центра тяжести в рамках существующей системы силовых структур, действующих в республике. Даже в самом худшем для людей Рамзана

Кадырова случае полностью от их услуг отказываться не будут.

Однако эффект "дежа вю" касается лишь внешних совпадений. Внутренняя суть нынешней президентской кампании была совершенно иной, чем в прошлом году. Тогда у пророссийской администрации был признанный лидер - Ахмад Кадыров, создавший свою систему власти, включавшую как гражданские, так и силовые структуры. Те участники этой системы, которые демонстрировали свою нелояльность лидеру, изгонялись из ее рядов, невзирая на прошлые заслуги перед Россией - так, например, был уволен Бислан Гантамиров. В начале нынешнего года Кадырову удалось включить в орбиту своего влияния и ключевой пост премьера республики, проведя на него лояльного Сергея Абрамова.

Сейчас ситуация выглядит совершенно иной. Кремль сделал ставку в Чечне на Алу Алханова как преемника Кадырова, учитывая мнение кадыровского клана, главой которого стал сын убитого президента и командир его силовых структур Рамзан. Однако еще до выборов стали проявляться признаки соперничества между Алхановым и младшим Кадыровым. Так, Алханов задумал провести реорганизацию Службы безопасности президента, включив ее в подконтрольное ему МВД. При этом в этой структуре должна была пройти серьезная чистка (в чеченских условиях это означает замену кадыровцев на алхановцев). Рамзан Кадыров, в то же время, неожиданно появился на предвыборной листовке одного из кандидатов-аутсайдеров - Висаева, что выглядело недвусмысленным предупреждением фавориту.

Арбитражные функции пришлось взять на себя Владимир Путин, который за неделю до выборов встретился с Алхановым и Рамзаном Кадыровым в Центорое - "родовом гнезде" кадыровского клана. В результате Алханов получил преференции, которых не мог добиться даже старший Кадыров - переход под контроль республиканских властей доходов от добываемой в Чечне нефти. В практическую плоскость переведен вопрос о подписании договора о разграничении полномочий между центром и республикой. Правда, ряд других "запросов" чеченского начальства - например, о создании в Чечне свободной экономической зоны - пока не удовлетворены.

Что получил Рамзан, пока неясно, однако обращает на себя внимание тот факт, что он, по меньшей мере, не стал мешать убедительной победе Алханова, а, возможно, и внес в нее свою лепту (незадолго до выборов социологи полагали, что Алханов пользуется поддержкой лишь немногим более чем половины избирателей). Возможно, что Рамзан получил гарантии сохранения за ним статуса куратора силовых структур в правительстве. Это, впрочем, не снимает проблемы противоречий в руководстве республики, которые могут поставить под сомнение эффективность схемы управления Чечней. А она после гибели старшего Кадырова все же в значительной мере носит характер импровизации в условиях крайнего дефицита времени, связанного с необходимость проведения досрочных выборов в установленные законодательством сроки. Впрочем, в публичном пространстве демонстрируется единство всех лидеров Чечни, создается представление о возможности варианта "коллективного Кадырова". Так, Алханов, младший Кадыров и Абрамов подчеркнуто голосовали вместе на одном избирательном участке.

Таким образом, старая властная иерархическая система в Чечне, существовавшая при старшем Кадырове, сейчас будет подвергаться серьезной "перестройке" под нового президента. В ходе этого процесса возможны конфликтные ситуации (по образцу спора между Кадыровым и Гантамировым в 2001 году), которые придется разрешать федеральному центру. Скорее всего, в Кремле постараются максимально долго сохранять в Чечне и Алханова, и Рамзана Кадырова, разграничивая их сферы влияния, и пойдут на "хирургические" меры лишь в случае их полной несовместимости.

politcom.ru

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}