Страна Р

Алханов – кандидат на опасную роль президента Чечни

Со своей мощной челюстью и печальными глазами Алу Алханов выглядит как хороший полицейский, но колеблющийся политик. Его же вынудят совмещать эти две роли после практически уже обеспеченной победы на предстоящих в воскресенье выборах президента измученной конфликтом российской республики Чечня.
Брошенный на передовую полной опасностей системы управления Чечни после убийства Ахмада Кадырова в прошлом мае, Алханов, бывший министр внутренних дел, должен будет взять на себя самую сложную роль руководителя российского региона, хотя первая его задача – победить на выборах – скорее всего окажется нетрудной.

Людмила Алексеева, возглавляющая правозащитную организацию, ведущую наблюдение на этих выборах, говорит, что нет никаких сомнений, что Кремль и местное руководство обеспечат ему легкую победу: "Всем совершенно ясно, что это режиссированные выборы".

Но настоящие проблемы начнутся, как только он придет к власти. Ему придется справляться не только с террористической угрозой, исходящей от боевиков, стремящихся к отделению от России, но и с сыном Кадырова Рамзаном, оказывающим сейчас поддержку другому кандидату, Вахе Висаеву.

Рамзан контролирует сотни вооруженных чеченцев, которые были преданны его отцу, а теперь принесли присягу верности ему. Хотя они недолго служат Рамзану, но эти чеченцы могут стать еще одним дестабилизирующим элементом и без того запутанной обстановки.

Алханов, который в ходе избирательной кампании открыто говорит о намерении продолжить политику своего бывшего начальника, должен, кроме всего прочего, бороться с сомнениями чеченцев, многие из которых были разочарованы режимом Кадырова.

"Возможно, подобно Владимиру Путину, он со временем может научиться быть президентом", – говорит Алексей Малашенко, эксперт по чеченскому региону.

"Но я не уверен, что у него будет на это время", – добавляет он, имея в виду убийство Кадырова.

Его слабые ораторские способности могут помешать ему выполнять обязанности лидера, но, с другой стороны, в отличие от Кадырова он не запятнал себя обвинениями в коррупции и нарушении прав человека. Упор, который он делает на экономической реформе, может оказаться козырной картой. Вторя Путину, утверждающему, что ситуация в Чечне стабилизировалась, он лоббирует снижение налогов для привлечения инвестиций и более плотный контроль над чеченской нефтью и другими ресурсами.

Он сознает необходимость вернуть местную элиту, бежавшую от конфликта за последние десять лет. Обращаясь к московским чеченцам, он настойчиво просил их вернуться домой. "Нам нужны ваши таланты и профессионализм, – сказал он. – Нам катастрофически недостает специалистов".

Но, помимо этого, ему придется заняться политическими вопросами, требующими долгосрочной работы. Как сказал прокремлевский политолог Вячеслав Никонов: "Способ, которым проводятся президентские выборы в Чечне, не способствует созданию легитимной системы власти".

Путин насадил в Чечне вертикальную модель управления, а Кадыров предпринял только ограниченные шаги в области разделения власти и ресурсов между конкурирующими кланами в республике. Выборы в региональный парламент неоднократно откладывались.

Алханов уже заявил о возможности диалога с Асланом Масхадовым, бывшим президентом и лидером боевиков, при условии, если тот отречется от сепаратизма.

В отсутствие более эффективных методов объединения разрозненной республики самой трудной задачей для нового президента может стать попытка пресечь дальнейшую дестабилизацию всего Кавказа.

Это потребует усиления координации и сотрудничества с часто враждующими федеральными и региональными структурами безопасности, чтобы ограничить угрозу, исходящую от боевиков, не прибегая при этом к пыткам и тюремному заключению – проклятью режима Кадырова.

Антон Иванов, директор организации, занимающейся изучением конфликтов, говорит: "Есть некоторые признаки того, что насилие может перекинуться из Чечни на соседние территории. Я не исключаю, что некоторые боевики могут отправиться в Южную Осетию и использовать там свои боевые навыки за деньги тех, кто хочет дестабилизации в регионе. Это очень серьезная опасность".

Подобные тенденции означают ответственность, которую Путин просто не может полностью взвалить на Алханова. Это повлечет за собой слишком масштабные последствия для России и ее соседей.
Со своей мощной челюстью и печальными глазами Алу Алханов выглядит как хороший полицейский, но колеблющийся политик. Его же вынудят совмещать эти две роли после практически уже обеспеченной победы на предстоящих в воскресенье выборах президента измученной конфликтом российской республики Чечня.
Брошенный на передовую полной опасностей системы управления Чечни после убийства Ахмада Кадырова в прошлом мае, Алханов, бывший министр внутренних дел, должен будет взять на себя самую сложную роль руководителя российского региона, хотя первая его задача – победить на выборах – скорее всего окажется нетрудной.

Людмила Алексеева, возглавляющая правозащитную организацию, ведущую наблюдение на этих выборах, говорит, что нет никаких сомнений, что Кремль и местное руководство обеспечат ему легкую победу: "Всем совершенно ясно, что это режиссированные выборы".

Но настоящие проблемы начнутся, как только он придет к власти. Ему придется справляться не только с террористической угрозой, исходящей от боевиков, стремящихся к отделению от России, но и с сыном Кадырова Рамзаном, оказывающим сейчас поддержку другому кандидату, Вахе Висаеву.

Рамзан контролирует сотни вооруженных чеченцев, которые были преданны его отцу, а теперь принесли присягу верности ему. Хотя они недолго служат Рамзану, но эти чеченцы могут стать еще одним дестабилизирующим элементом и без того запутанной обстановки.

Алханов, который в ходе избирательной кампании открыто говорит о намерении продолжить политику своего бывшего начальника, должен, кроме всего прочего, бороться с сомнениями чеченцев, многие из которых были разочарованы режимом Кадырова.

"Возможно, подобно Владимиру Путину, он со временем может научиться быть президентом", – говорит Алексей Малашенко, эксперт по чеченскому региону.

"Но я не уверен, что у него будет на это время", – добавляет он, имея в виду убийство Кадырова.

Его слабые ораторские способности могут помешать ему выполнять обязанности лидера, но, с другой стороны, в отличие от Кадырова он не запятнал себя обвинениями в коррупции и нарушении прав человека. Упор, который он делает на экономической реформе, может оказаться козырной картой. Вторя Путину, утверждающему, что ситуация в Чечне стабилизировалась, он лоббирует снижение налогов для привлечения инвестиций и более плотный контроль над чеченской нефтью и другими ресурсами.

Он сознает необходимость вернуть местную элиту, бежавшую от конфликта за последние десять лет. Обращаясь к московским чеченцам, он настойчиво просил их вернуться домой. "Нам нужны ваши таланты и профессионализм, – сказал он. – Нам катастрофически недостает специалистов".

Но, помимо этого, ему придется заняться политическими вопросами, требующими долгосрочной работы. Как сказал прокремлевский политолог Вячеслав Никонов: "Способ, которым проводятся президентские выборы в Чечне, не способствует созданию легитимной системы власти".

Путин насадил в Чечне вертикальную модель управления, а Кадыров предпринял только ограниченные шаги в области разделения власти и ресурсов между конкурирующими кланами в республике. Выборы в региональный парламент неоднократно откладывались.

Алханов уже заявил о возможности диалога с Асланом Масхадовым, бывшим президентом и лидером боевиков, при условии, если тот отречется от сепаратизма.

В отсутствие более эффективных методов объединения разрозненной республики самой трудной задачей для нового президента может стать попытка пресечь дальнейшую дестабилизацию всего Кавказа.

Это потребует усиления координации и сотрудничества с часто враждующими федеральными и региональными структурами безопасности, чтобы ограничить угрозу, исходящую от боевиков, не прибегая при этом к пыткам и тюремному заключению – проклятью режима Кадырова.

Антон Иванов, директор организации, занимающейся изучением конфликтов, говорит: "Есть некоторые признаки того, что насилие может перекинуться из Чечни на соседние территории. Я не исключаю, что некоторые боевики могут отправиться в Южную Осетию и использовать там свои боевые навыки за деньги тех, кто хочет дестабилизации в регионе. Это очень серьезная опасность".

Подобные тенденции означают ответственность, которую Путин просто не может полностью взвалить на Алханова. Это повлечет за собой слишком масштабные последствия для России и ее соседей.
Со своей мощной челюстью и печальными глазами Алу Алханов выглядит как хороший полицейский, но колеблющийся политик. Его же вынудят совмещать эти две роли после практически уже обеспеченной победы на предстоящих в воскресенье выборах президента измученной конфликтом российской республики Чечня.
Брошенный на передовую полной опасностей системы управления Чечни после убийства Ахмада Кадырова в прошлом мае, Алханов, бывший министр внутренних дел, должен будет взять на себя самую сложную роль руководителя российского региона, хотя первая его задача – победить на выборах – скорее всего окажется нетрудной.

Людмила Алексеева, возглавляющая правозащитную организацию, ведущую наблюдение на этих выборах, говорит, что нет никаких сомнений, что Кремль и местное руководство обеспечат ему легкую победу: "Всем совершенно ясно, что это режиссированные выборы".

Но настоящие проблемы начнутся, как только он придет к власти. Ему придется справляться не только с террористической угрозой, исходящей от боевиков, стремящихся к отделению от России, но и с сыном Кадырова Рамзаном, оказывающим сейчас поддержку другому кандидату, Вахе Висаеву.

Рамзан контролирует сотни вооруженных чеченцев, которые были преданны его отцу, а теперь принесли присягу верности ему. Хотя они недолго служат Рамзану, но эти чеченцы могут стать еще одним дестабилизирующим элементом и без того запутанной обстановки.

Алханов, который в ходе избирательной кампании открыто говорит о намерении продолжить политику своего бывшего начальника, должен, кроме всего прочего, бороться с сомнениями чеченцев, многие из которых были разочарованы режимом Кадырова.

"Возможно, подобно Владимиру Путину, он со временем может научиться быть президентом", – говорит Алексей Малашенко, эксперт по чеченскому региону.

"Но я не уверен, что у него будет на это время", – добавляет он, имея в виду убийство Кадырова.

Его слабые ораторские способности могут помешать ему выполнять обязанности лидера, но, с другой стороны, в отличие от Кадырова он не запятнал себя обвинениями в коррупции и нарушении прав человека. Упор, который он делает на экономической реформе, может оказаться козырной картой. Вторя Путину, утверждающему, что ситуация в Чечне стабилизировалась, он лоббирует снижение налогов для привлечения инвестиций и более плотный контроль над чеченской нефтью и другими ресурсами.

Он сознает необходимость вернуть местную элиту, бежавшую от конфликта за последние десять лет. Обращаясь к московским чеченцам, он настойчиво просил их вернуться домой. "Нам нужны ваши таланты и профессионализм, – сказал он. – Нам катастрофически недостает специалистов".

Но, помимо этого, ему придется заняться политическими вопросами, требующими долгосрочной работы. Как сказал прокремлевский политолог Вячеслав Никонов: "Способ, которым проводятся президентские выборы в Чечне, не способствует созданию легитимной системы власти".

Путин насадил в Чечне вертикальную модель управления, а Кадыров предпринял только ограниченные шаги в области разделения власти и ресурсов между конкурирующими кланами в республике. Выборы в региональный парламент неоднократно откладывались.

Алханов уже заявил о возможности диалога с Асланом Масхадовым, бывшим президентом и лидером боевиков, при условии, если тот отречется от сепаратизма.

В отсутствие более эффективных методов объединения разрозненной республики самой трудной задачей для нового президента может стать попытка пресечь дальнейшую дестабилизацию всего Кавказа.

Это потребует усиления координации и сотрудничества с часто враждующими федеральными и региональными структурами безопасности, чтобы ограничить угрозу, исходящую от боевиков, не прибегая при этом к пыткам и тюремному заключению – проклятью режима Кадырова.

Антон Иванов, директор организации, занимающейся изучением конфликтов, говорит: "Есть некоторые признаки того, что насилие может перекинуться из Чечни на соседние территории. Я не исключаю, что некоторые боевики могут отправиться в Южную Осетию и использовать там свои боевые навыки за деньги тех, кто хочет дестабилизации в регионе. Это очень серьезная опасность".

Подобные тенденции означают ответственность, которую Путин просто не может полностью взвалить на Алханова. Это повлечет за собой слишком масштабные последствия для России и ее соседей.
inopressa.ru

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}